NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Рон Яворски. Игры, которые изменили Игру. Часть 2

Книга Рона Яворски «Игры, которые изменили Игру» если и не меняет понимание игры, то дает возможность проследить за развитием футбола на протяжении последних пяти десятилетий. Главный слоган книги - «Эволюция НФЛ, показанная на примере семи воскресных матчей». Это книга о семи выдающихся тренерах НФЛ, семи легендарных матчах, которые изменили историю НФЛ. Каждая из этих игр навсегда изменила тактику и стратегию команд НФЛ. Сегодня представляю Вашему вниманию первую часть книги, в которой мы познакомимся с легендарным Бадом Карсоном, основоположником защиты "Кавер-2", узнаем о знаменитом "Стальном занавесе" Питтсбурга и понаблюдаем за чемпионским матчем Американской футбольной конференции 1974 года.


Часть 2: Воскресенье № 2


Бад Карсон - Защита "Кавер-2"


Сезон 1974 года. Матч за звание чемпиона Американской футбольной конференции (1974 AFC CHAMPIONSHIP)


Питтсбург Стилерс - Окленд Рэйдерс

Стадион Oakland Coliseum, Окленд, штат Калифорния

29 декабря 1974 года


20 декабря 1975 года почти семьдесят тысяч болельщиков заполнили "Лос-Анджелес Колизеум" на редкий субботний матч НФЛ. Миллионы зрителей наблюдали эту игру на национальном канале. Местная команда "Рэмс" принимала гостей из Питтсбурга, которые в том сезоне являлись действующими чемпионами Супербоула. Основной квотербек "Рэмс" Джеймс Харрис все еще залечивал травму плеча, поэтому тренер команды Чак Нокс выпустил на поле квотербека-второгодку, которого местные журналисты успели окрестить "Польская винтовка". Первый раз в карьере Роналд Винсент Яворски вывел команду на поле. Спустя почти два года после моей последней игры за команду университета Янгстаун Стэйт, я наконец-то получил возможность отличиться в Национальной футбольной лиге.Оба соперника уже обеспечили себе место в плэй-офф и могли поберечь силы, но каждая команда хотела выиграть этот матч. Я знал, что смогу победить. Представился идеальный шанс доказать, что я могу играть в НФЛ, ведь мне предстояло встретиться с одной из величайших защит лиги. Всю неделю я ощущал нервный комок в желудке, стресс временами подавлял меня. Каждый день я проводил за изучением всех нюансов игры "Стального Занавеса Питтсбурга", именно так называли линию обороны "Стилерс". Я не сомневался, что нам нелегко будет даваться каждое очко в матче и... оказался совершенно прав. Ценой невероятных усилий мы удержали счет 3-3 до заключительной четверти. За шесть минут до конца матча я впервые за игру увидел открытого ресивера - Гарольд Джексон поймал мой пас на 38 ярдов и мы вплотную подошли к зачетной зоне соперника. Этот драйв закончился моим нырком на 1 ярд и единственным тачдауном в матче. Мы выиграли 10-3. Это поражение прервало серию "Стилерс" из одиннадцати побед подряд, но уже через неделю они начнут новую серию, которая принесет им второй год подряд победу в Супербоуле. Питтсбург выиграл два сезона благодаря своей защите. Каждый игрок линии обороны "Стилерс" отличался талантами, но они были преумножены рядом революционных концепций. Самым главным новшеством, перевернувшим всю стратегию игры в обороне, стала защита "Кавер-2". И по сей день, многие команды НФЛ не только применяют эту схему игры в защите, но и делают ее основной. Признанным мастером использования "Кавер-2" считался координатор нападения "Питтсбург Стилерс" Бад Карсон. Его неортодоксальный подход не только позволил команде дважды выиграть Супербоул, но и привел к принятию новых правил в НФЛ. Именно эти новые правила превратили НФЛ из пещерного футбола в невероятно яркое шоу, которое мы может наблюдать на протяжении очередного сезона. Карсон впервые использовал "Кавер-2" в конце 60-х годов, когда тренировал университетскую команду. Изначально, целью этой схемы игры Карсон считал защиту от возможного выноса при опшн линии нападения - оба корнербэка размещались на линии, создавая фронт из девяти защитников, способных оперативно реагировать на выбор соперником комбинации. Эту игровую схему Бад взял на вооружение и в Питтсбурге, куда его позвал Чак Нолл в 1972 году. Развитие базовых элементов "Кавер-2" под нужды профессиональной команды позволило создать одну из лучших линий защиты в истории лиги - "Стальной занавес".


Основой "Стального занавеса" был фронт из четырех защитников, которые даже сами по себе оказывали существенное давление на квотербека, и это являлось ключевым моментом концепции "Кавер-2". Карсон был уверен, что фронт-4 заставит квотербека соперника действовать в спешке, поэтому у него появилась возможность добавить новые элементы в тактические схемы. Его первым нововведением стало переосмысление роли игроков линии сэкондари. В те времена в НФЛ доминировали две схемы игры в защите, первая называлась "3-дип зона". Второй схемой была "мэн-фри", которая подразумевала прикрытие мэн-ту-мэн для каждого легального ресивера, а игроки сэйфти подключались в зоны, где требовалась их помощь. Обе схемы предусматривали, что корнербэки будут отвечать за вертикальные маршруты нападающих. Защита "Кавер-2" кардинально меняла их роль на поле. Карсон придвинул обоих корнеров на линию скриммиджа, они занимали место напротив своих "подписанных" ресиверов. В то же время, два игрока сэйфти отодвигались глубже обычной позиции, чтобы контролировать свои половины поля. Поскольку корнербэки располагались рядом с ресиверами, они могли сразу атаковать назначенную цель, могли повлиять на маршрут нападающего и, в итоге, разрушить первоначальный замысел комбинации. Оба сэйфти, по сути, являлись "сетью безопасности" на случай, если ресиверы преодолевали барьер корнербэков. До Карсона, из всех игроков линии секондари, именно сэйфти оказывали наибольшую поддержку при защите от выносного нападения, но в "Кавер-2" эта ситуация изменилась. Выдвинутые вперед корнеры делали эту схему очень эффективной в случаях, когда нападение запускало вынос по ширине, ведь играющие плотное прикрытие дифенсив-бэки уводили розыгрыш к бровкам, выталкивая игроков соперника за поле. Защита "Кавер-2" становилась еще более эффективной при пасовых комбинациях. Питтсбург имел в составе корнербэков, которые отличались большими габаритами и физической силой. Мэл Блаунт и Джей Ти Томас могли остановить ресиверов и разрушить весь замысел нападения. При этом, они играли абсолютно законно, ведь запрет на атаку ресивера в рамках правила "пяти ярдов" будет введен НФЛ только в 1978 году. До изменения правил в 1978 году защитники доминировали благодаря физической силе. Они могли атаковать ресивера или тайт-энда на любом участке поля, менять их маршруты силовым давлением. В таких условиях квотербек чувствовал себя словно утка в сезон охоты перед легендарной четверкой фронтменов "Стального занавеса" - Джо Грина, Эрни Холмса, Дуайта Уайта и Элси Гринвуда.

(на фото - Бад Карсон и защита "Стилерс")
Другим важным компонентом "Кавер-2" у Карсона стала возможность перестроения инсайд-лайнбэкера в зависимости от ситуации на поле. Карсон понимал, что пока его корнеры плотно опекают оппонентов на линии скриммиджа, а сэйфти прикрывали в глубине по половине поля, у команды неизбежно возникали незащищенные зоны в середине линии обороны и между зонами сэйфти. Это слабое место Питтсбург частично закрыл, когда выбрал на драфте 1974 года миддл-лайнбэкера Джека Ламберта. Обладая идеальным соотношением роста и скорости, Ламберт стал эталоном лайнбэкера для схемы "Кавер-2" и ключевым игроком в тактических задумках Карсона. Напарник Энди Расселл рассказывал, что "Ламберт стал первым лайнбэкером, которому удавалось опекать тайт-эндов в прикрытии "мэн-ту-мэн" и плотно работать с ними в движении". Пока Ламберт легко расправлялся с такими звездными тайт-эндами лиги, как Рэймонд Честер или Расс Фрэнсис, сэйфти "Стилерс" оставались свободны и накрывали ресиверов, пытавшихся поймать пас. От сэйфти "Стилерс" требовалась универсальность. Этому качеству отвечали как видение поля и интуиция для зашиты от паса, так и врожденный атлетизм для резкого ускорения и предотвращения выноса. Многие до сих пор вспоминают защиту "Стилерс" как большую и жесткую машину. Действительно, с физической силой у парней Карсона было все в порядке, я до сих пор вспоминаю синяки и ушибы от матча 1975 года. Но реальность такова, что защитники Питтсбурга середины 70-х годов были сравнительно малы для той эпохи, особенно на позиции лайнбэкеров. Скорость и интеллект, а вовсе не размер или физические данные, считались сильными сторонами защитников "Стилерс". Для реализации защиты "Кавер-2" требовалось быть умным на поле. Первые два года работы в Питтсбурге Бад продвигал еще одну новую концепцию - чтение маршрута движения ресивера. Карсон учил подопечных, что успех в защите от пасовых маршрутов лежит в понимании того, как ресиверы выстроились на линии скриммиджа. Стоят ли они за тэклом сильной стороны? Или плечом к плечу? Внутри стороны, где расположен тайт-энд? Распределение игроков нападения перед снэпом всегда диктовалось схемами и комбинациями, которые они собирались реализовать после ввода мяча в игру. С учетом этой концепции Бад установил специальные правила работы против паса для лайнбэкеров и игроков сэкондари. Углы атаки, расстояние между игроками и зонами имели важное значение для его системы. Карсон постоянно тренировал защитников с конкретной задачей - они должны гарантированно занимать нужную позицию на правильной дистанции для того, чтобы накрыть ресивера. «Стилерс» были особенно сильны в чтении комбинаций до снэпа и редко поддавались на обманные уловки соперника. Также Карсон часто менял схему позиций для игроков защиты и мог это делать прямо по ходу матча. Его подопечные были достаточно талантливые и умные, чтобы приспособиться к таким перестроениям. «Очень часто, выходя из хаддла, мы не знали, какое прикрытие будем играть, - признавался Тони Данджи, который был новичком дифенсив-бэком «Стилерс» в 1977 году, последнем сезоне Карсона в команде, - Это зависело от формации нападения и мы подстраивались на ходу. Мы хотели быть лучше всех в защите, Бад всегда ожидал, что мы сможем исправить любую ситуацию на поле. Одним из его любимых высказываний было: «Я знаю, что это сложная концепция, но если вы умны – вы справитесь». Что нам оставалось делать? Ведь никто не скажет тренеру, что он не прав и это слишком трудно для нас. Мы принимали этот вызов, в каждом матче нам приходилось использовать свой интеллект и доказывать его правоту». Эта стратегия «активного реагирования» практически не встречалась в НФЛ в семидесятых годах, но широко распространена в наши дни.


Изучая биографию, можно сказать, что Леону «Баду» Карсону было предопределено стать тренером в Питтсбурге. Он родился в семье сталевара в городе Фрипорт, штат Пенсильвания, который располагался в получасе езды от Питтсбурга. Карсон играл за университет Северной Каролины на позиции дифенсив-бэка, а затем два года служил в морской пехоте. После увольнения из армии он тренировал команду средней школы, пока в 1957 году представители его альма-матер не пригласили Бада работать помощником тренера. Карсон сделал еще одну короткую остановку в Южной Каролине, прежде чем принял пост помощника главного тренера в университете Джорджия Тэк в 1966 году. В следующем году «Желтые жакеты» уволили легендарного тренера Бобби Додда и Карсон получил его должность. Бад провел два проигрышных сезона, прежде чем добился показателя 9-3 и вывел команду в Сан-боул 1970 года. Однако уже в следующем году «Жакеты» закончили год с результатом 6-6, из-за чего не попали в боулы, и Карсон был уволен. Главный тренер «Стилерс» Чак Нолл сразу связался с Карсоном, чтобы вернуть его в родные края на пост тренера дифенсив-бэков. Бад согласился присоединиться к штабу команды из Питтсбурга, где, помимо прочих, работали два блестящих футбольных наставника – тренер спец-команд Джордж Перлес и тренер лайнбэкеров Вуди Уайденхофер. Нолл начал сезон 1972 года в роли главного тренера и координатора защиты, однако вскоре понял, что такое совмещение мешает полноценной работе. В середине сезона полномочия тренера защиты были возложены на Бада Карсона. В 1972 году «Стилерс» выиграли дивизион и впервые с 1947 года вышли в плэй-офф. Нолл и Карсон стали идеальной парой тренеров. Чак являлся убежденным сторонником зонного прикрытия, хотя почти вся лига использовала персональную защиту.

(на фото - Чак Нолл)
«Сразу после появление Бада в команде Нолл поделился, какую защиту он хотел видеть, учитывая талант игроков, - вспоминал сэйфти Майк Вагнер, - Философия Нолла подразумевала, что команда не должна стараться обмануть или запутать соперника. Защита «Стилерс» должна читать игру и не давать исполнять запланированные комбинации. Бад принял к сведению советы Нолла, внес некоторые изменения в работу, но при этом продолжал придерживаться собственных принципов. Чаку понравилась схема "Кавер-2" и он рассчитывал, что она может стать основой обновленной линии обороны. До прихода Карсона я даже не знал про "Кавер-2". Я никогда не играл в колледже, хотя мой партнер Джек Хэм провел несколько сезонов в Пенн Стэйт. Даже если не называть Карсона "отцом Кавер-2", он заслуживает уважение за развитие и дополнение этой схемы. Он сделал "Кавер-2" футбольной наукой». Игроки сразу оценили Карсона как блестящего тренера. Но они также признавали, что Бад временами «был настоящим сукиным сыном». «Бад был жестким тренером, похожим на идеального бизнесмена. Хотел получить все и сразу, - рассказывал Данджи, - Он казался отличным парнем, пока вы не сталкивались с ним лично. В моем дебютном сезоне мы играли с «Браунс». Наша команда вела в счете, когда я вышел на замену вместо Вагнера, получившего травму. Мы играли в схеме, которую отрабатывали всю неделю. Я провалил свою позицию, через мою зону занесли тачдаун и я вернулся на бровку. Бад сказал: «Тренер Нолл должен уволить тебя, но прежде, чем я позволю ему это сделать, я сам отчислю тебя завтра. Я не собираюсь терять работу потому, что ты не делаешь то, что должен». Если вы слишком чувствительны, вы никогда не захотели бы играть у Бада Карсона». Джек Хэм также вспоминал жесткие разносы после неудачных моментов. Карсон никогда не прощал промахов на поле. «Если пересмотреть наши матчи, можно увидеть многофункциональную защиту. У «Стилерс» всегда был солидный план на игру и мощная защита, - рассказывал Хэм, - Но рядом с Бадом нужно быть толстокожим, чтобы выдержать его нападки. Не имел значения статус игрока. Вы могли быть футболистом уровня All-Pro или запасным, но Карсон не щадил никого. Если вас обыграли за счет превосходства в физических данных, это Бад еще мог простить. Но есть вас переиграли за счет интеллекта, Карсон становился сумасшедшим, он не прощал таких моментов. Еще могу отметить, что Бад легко перенимал полезные идеи других тренеров. Он не зацикливался на своей правоте, всегда был открыт для обоснованной критики. Он был уверен в своих силах и если видел, что совет со стороны может усилить игру команды, всегда принимал его». Благодаря открытости Карсона для самосовершенствования, защита «Стилерс» первой в НФЛ научилась справляться со специфической проблемой пасовых комбинаций на третьих даунах. Когда любой команде предстояло пройти короткий третий даун, раннинг-бэк нападения всегда исполнял маршрут на лайнбэкера, который играл защиту мэн-ту-мэн. Если лайнбэкер играл слишком далеко от внешней стороны фронта, халфбэк резко менял маршрут на внутреннюю сторону, открываясь для приема короткого паса. Такая комбинация почти всегда приносила результат в виде первого дауна, поскольку лайнбэкер отступал назад и не успевал закрыть точку приема мяча. Так как на выносе, как правило, играли отличные атлеты с превосходными физическими данными для рывков на открытые участки поля, лайнбэкерам приходилось играть предельно внимательно – пропущенный рывок мог легко привести к тачдауну. Решение проблемы предложил Энди Расселл. «Я вспомнил, как играл против Тома Мэтта, халфбэка Балтимора. Он был превосходным принимающим, но уступал мне в скорости. Поэтому я выпрыгнул прямо на него с линии скриммиджа, как только мяч ввели в игру, и не позволил ему уйти внутрь фронта. Этот маневр позволил мне играть плотно с Мэттом и я оттеснил его к боковой линии. Мне показалось, что этот прием может работать и против быстрых бэков, например Оджей Симпсона, Эда Подоляка и Джима Киика. Я рассказал идею Баду, и она понравилась тренеру. Так я и Хэм разработали новую тактику под названием «хаг-эм-ап». Когда начинался розыгрыш, это было похоже на блиц, только целью блица становились бэки. Оказалось, что этот метод отлично работал. Мы действительно научились останавливать нападение на третьих даунах. Через год после завершения карьеры я посетил много городов в качестве комментатора NBC. Тренеры команд приходили ко мне перед матчами и просили, чтобы я научил их парней играть «хаг-эм-ап». Поскольку Карсон всегда воспринимал новые подходы к игре защиты, он также гибко менял собственные идеи. «Карсон никогда не позволял нападению соперника диктовать игру нашей защите, - рассказывал Вагнер, - Когда Бад формировал план на игру, он постоянно вносил в него изменения в зависимости от того, что видел на записях с играми будущего соперника. Я помню случай, когда Нолл подошел ко мне перед игрой и напомнил о важном элементе в конкретном прикрытии. Я рассмеялся и покачал головой: «Забудьте про него. Бад изменил план прямо в тоннеле под стадионом». Карсон обладал сильным характером, он всегда пытался придумать лучшие схемы». Постоянное изменение игровых схем объяснялось и некоторой паранойей Карсона. «Он всегда хотел, чтобы тренеры соперника не знали, как мы будем играть, - вспоминал Расселл, - У него была реальная фобия в этом вопросе. Обычно нападение отправляет игроков в моушн в надежде, что защитник сменит свою зону. Защита большинства команд именно так и реагировала. После этого квотербэк лучше понимал, что происходит на поле. Бад не хотел идти по такому пути. Он хотел, чтобы защита вносила изменения в игру после каждого движения нападающих. Карсон настаивал, что мы должны оперативно переключаться на схему, которая позволит остановить лучшую комбинацию из этого конкретного построения. К пятнице Карсон определялся с тактикой защиты на предстоящий матч. Он давал нам кучу тестов на понимание комбинаций соперника. Например, если нападение вышло в условном построении "Икс", Джек Хэм и я должны играть "защиту № 1". Если нападение поменяло формацию и поставило фуллбэка прямо по центру, а справа от него занял позицию халфбэк, мы должны были играть "защиту № 2". Если они поставили сдвоенных бэков, то у нас по плану была "защита № 3", и так далее. Теоретически, еще до снэпа мы могли изменить расстановку пять раз. Но этого никогда не происходило, потому что в те времена все играли четко по зонам. Карсон просто не позволял сопернику догадаться, что мы задумали".

(на фото - четверка "Стального занавеса")
Однажды, во время перелета на игру в Цинциннати, Расселл довел себя до нервного срыва, пытаясь вызубрить все тесты Бада Карсона на игру . Стадионы на выездных матчах были слишком шумными, чтобы защитники "Стилерс" могли полагаться на слух, пока миддл-лайнбэкер выкрикивает изменения в расстановке. Поэтому все игроки фронт-7 должны были до автоматизма знать, как реагировать на любую формацию. "Мы выходим из раздевалки перед матчем, а в тоннеле Карсон сообщает нам, что он полностью изменил систему игры, - вспоминал Расселл, - Внезапно мы получаем пять совершенно новых расстановок. Нам приходится начинать матч с этими изменениями, хотя еще утром мы в очередной раз проходили тесты по пятничному плану на игру. Идет первая четверть, а Бад уверен, что координатор нападения "Бенгалс" Билл Уолш разгадал наш план защиты. Карсон подзывает игроков и говорит: "Нам придется комбинировать розыгрыши. Каждую вторую серию мы возвращаемся к пятничным построениям, а затем чередуем их с сегодняшними. Понятно?" Теперь вы понимаете нашу ситуацию. Мы конечно не обладали фундаментальными знаниями ученых, но не будь мы относительно умными парнями, не смогли бы это сделать. Конечно, мы перепутали несколько серий, но в целом провели хорошую игру в тот день. Я уверен, что мы никогда ранее не меняли таким образом весь план игры в защите. Годы спустя я случайно встретился на вечеринке в Сан-Франциско с Уолшем. Я рассказал Биллу эту историю и он был абсолютно поражен, не мог в это поверить. Уолш сказал: "Теперь мне ясно, почему я никак не мог понять, что ваши парни делали на поле!" Противник постоянно терпел неудачу, пытаясь справиться с защитой Карсона. "Я встретил квотербэка "Рэдскинс" Билли Килмера на турнире по гольфу и он выразил восхищение нашей игрой, - вспоминал Вагнер, - Он сказал: "Мы всегда знаем, какую именно защиту вы играете. Мы назначаем идеальную комбинацию, но все равно не можем побить вас". Важное значение имела гибкость нашей защиты. Наш плэйбук был до издевательства большой, но Бад Карсон прямо на поле дополнял его новыми схемами. Мы всегда чувствовали, что подготовлены лучше соперника. Мы любили его философию агрессивной игры. Это был его фирменный стиль. Бад Карсон - тот тренер, который сделал меня лучше. Он заставил меня понять, что ключ к успеху кроется у нас в голове".

Я уже упоминал, что основу защиты Бада Карсона составлял фронт-4 "Стилерс", где выделялся будущий член Зала Славы, дифенсив-тэкл Джо Грин. Ему дали прозвище "Злобный Джо", но Грин не был глупым монстром в середине линии. "Я был тем парнем, которого можно назвать связующим звеном в линии защиты. Я сообщал игрокам конкретные задачи на поле, построения и вообще все, что мы собирались делать в конкретном розыгрыше, - вспоминал Грин, - Вся эта информация шла не с бровки. Мы уже знали свои обязанности и цели на розыгрыш, но они постоянно менялись в зависимости от набора игроков и построения соперника. Когда квотербэк назначал комбинацию, мы назначали в ответ свою. Мы не играли вслепую, каждая наша перестановка была связана с построением соперника. Наша команда обладала талантливыми игроками, но именно продуманная система связи на поле была ключом к успеху".

(на фото - Джо Грин)
Индивидуальные умения и навыки игроков позволяли фронт-4 Питтсбурга самостоятельно осуществлять давление на о-лайн соперника. "У нас выходил на поле фронт из четырех человек на первом дауне, в те времена это было необычно, - рассказывал дифенсив-энд Дуайт Уайт, - Индивидуально мы были сильнее игроков соперника. Если возникала ситуация, когда каждый из нашей четверки играл один-на-один, мы держали игроков нападения, поскольку Джо мог самостоятельно справиться даже с двумя блокировщиками. Это парень в центре защиты мог закрыть любую точку. Джо держал под контролем всю оффенсив-лайн. Это вынуждало соперника искать пути на внешней стороне фронта и даже прямо у бровки, что вполне соответствовало нашему плану". Вторым дифенсив-эндом был Элси Гринвуд, который, по словам Уайта, «больше напоминал баскетболиста». «Из одиннадцати защитников, выходивших на поле, Гринвуд, вероятно, был самым мягким и воспитанным, но при этом являлся великолепным спортсменом, - рассказывал Уайт, - У него были длинные руки, он обладал отличной скоростью. Игроки нападения пытались его остановить, но он был такой огромный, что в одиночку можно было заблокировать только половину Гринвуда. Поэтому лайнмены нападения часто говорили: «Я беру эту половину, а ты вторую». Помню случай, когда я сказал парню напротив меня: «У тебя сегодня будет плохой день. Вы можете попытаться остановить Элси, но он надерет вам задницы. Вам придется смириться с этим». Вероятно, я мог лучше контролировать эмоции, но мои слова были частью общего плана давления на соперника. Мы хотели постоянно держать в напряжении парней из команды противника».

(на картине - Элси Гринвуд)
Еще одним игроком «Стального занавеса» был Эрни «Жирдяй» Холмс, возможно лучший из этой четверки. «Эрни был так же хорош, как Джо Грин, - вспоминал Уайт, - Просто он был замкнутым и далеким от публичной жизни. На поле он напоминал мне трактор «Катерпиллар», обладал невероятной силой. Вы не могли даже сдвинуть этого парня». Уайт понимал величие линий защиты других команд, например «Пурпурные людоеды» Миннесоты или "Кошмарная четверка" Лос-Анджелеса, но он чувствовал уникальность «Стального Занавеса». «Мы были четверкой темнокожих парней из маленьких школ. Мы гордились этим в свете событий, происходивших в конце 60-х годов. Взгляните на обложку «Тайм», возможно это был первый случай, когда на главное фото поместили целый состав темнокожих спортсменов. Это было важно, ведь люди по всей стране увидели нас».


Доминирование фронт-4 Питтсбурга означало, что лайнбэкеры команды практически не играли блиц. «Наши оффенсив-лайнмены редко участвовали в плэй-экшн, потому что боялись пропустить блок от Грина и его партнеров, - рассказывал квотербэк «Чифс» Лен Доусон, - Это позволяло лайнбэкерам Питтсбурга быстрее читать пасовые комбинации. Все замыкалось на фронт-4 «Стилерс». Карсон добился, чтобы связь между лайнменами и лайнбэкерами была постоянной. «Все наши лайнбэкеры постоянно обменивались информацией с дифенсив-лайн, - объяснял Расселл, - Мы говорили примерно так: «Играй через левое плечо, потому что они запускают вынос «17-U». Как правило, такие указания приносили результат. Лайнмены быстро реагировали на наши слова, и мы могли остановить комбинацию нападения». Лайнбэкеры «Стилерс» были обучены играть на всю глубину поля, что создавало сложности для квотербэков, которые не могли объективно видеть картину расстановки игроков. Чем дольше квотербэк держал мяч, пытаясь дождаться открытого ресивера, тем большую зону закрывали лайнбэкеры. Идея заключалась в том, чтобы минимизировать количество точных пасов на ресиверов внешней стороны, квотербэку было крайне сложно просчитать развитие ситуации. «В то время правила позволяли сбивать маршруты ресиверов, - рассказывал Расселл, - Мы не могли держать игроков, но разрешалось класть на них руки до тех пор, пока мяч был в воздухе. Около 90 % игрового времени мы занимались маршрутами ресиверов, не позволяя им добраться до места приема паса. Сейчас вы такого не увидите. Лайнбэкеры преуспевают в игре на блиц или отходят по зонам на прикрытие паса, но не бегают с ресивером, как в наши дни». Аутсайд-лайнбэкеры Хэм и Расселл поражали своими талантами, которые помогал развивать тренер их позиции Вуди Уайденхофер. «Джек мог стать профессиональным игроком в рокетболл, - объяснял Вуди, - Настолько быстр он был на поле. Хэм – лучший игрок, которого я когда-либо тренировал. Рассел же был умнейшим футболистом». Хэм тоже поделился воспоминаниями о Расселле: «Поверьте, за первый год в лиге я узнал о футболе от Энди больше, чем от всех тренеров за мою карьеру». В первые два года Карсона в «Стилерс» на позиции миддл-лайнбэкера играл Генри Дэвис. «Генри был недооцененным лайнбэкером, - вспоминал Расселл, - Он провел отличный сезон 1973 года и попал в Про-боул. Когда в 1974 году в команду пришел новичок-лайнбэкер Джек Ламберт, никто не думал, что он сможет отобрать место в стартовом составе у Дэвиса». Однако в первой предсезонной игре 1974 года против «Иглс» Генри Дэвис получил серьезное сотрясение мозга и больше никогда не выходил на поле. Ламберт провел на его позиции весь сезон. Карсон начинал внедрять базовые принципы защиты "Кавер-2", когда Дэвис еще играл в команде. «Все были удивлены, но Ламберт играл в "Кавер-2" еще лучше, чем Дэвис, - вспоминал Хэм, - Генри был отличным лайнбэкером, но игра против паса - его слабое место. Дэвис доминировал в физических единоборствах, сбивал с соперника шлемы сильными ударами, но наша схема требовала большего от миддл-лайнбэкера». С первого взгляда Ламберт не был похож на обычного миддл-лайнбэкера НФЛ. «Он больше походил на дифенсив-энда, который рассчитывает на свои габариты. Внешне Ламберт не соответствовал позиции в центре поля, - рассказывал Грин, - Но посмотрите, что он делал на поле. Ламберт обладал способностью все время находиться в нужном месте. Он раздавал сигналы защитникам, назначал контрольные точки игрокам. Все это он делал уже в первый год в НФЛ. Мощная комплекция не должна была позволить ему заиграть на этой позиции, но Ламберт стал важным элементом нашей защиты. По внешним данным ему было не место в стартовом составе, но Ламберт подтверждал свой уровень на поле». С появлением Ламберта хорошая линия защиты «Стилерс» превратилась в одну из лучших за всю историю НФЛ.

(на фото - Джек Ламберт)
«Для Карсона все кардинально изменилось с появлением Ламберта, - объяснял Вагнер, - Это было словно прибытие Мессии. Джек стал полезен абсолютно в каждой ситуации на поле. Если тайт-энд бежал в глубину поля, Джек был рядом с ним - задыхаясь и неуклюже переваливаясь, но не отставая ни на шаг. Рост Ламберта и умение выбирать идеальную позицию позволяло ему помогать сэйфти в борьбе против средних и дальних пасов». С первого дня Ламберта в предсезонном тренировочном лагере его талант заметил Карсон. «Бад поручал мне задачи, которые миддл-лайнбэкеры никогда ранее не выполняли, - рассказывал Ламберт, - Особенно это касается игры против паса. Он поручал мне играть мэн-ту-мэн с тайт-эндами, накрывать халфбэков в спрэд-формации. Он ставил меня страховать прикрытие ресиверов. Не думаю, что Рэй Ницке, Дик Баткус или Вилли Ланье когда-нибудь слышали такие указания от тренеров». Каждый из перечисленной Джеком тройки попал в Зал Славы НФЛ, но никто из них не мог сравниться с Ламбертом по универсальности. Спустя несколько лет Карсон скажет журналистам: «Джо Грин – краеугольный камень нашей защиты, но Джек Ламберт стал ее катализатором. Не уверен, что мы смогли бы добиться какого-либо успеха, если бы Ламберт не пришел в команду». Современные болельщики слишком молоды, чтобы помнить игру Ламберта. Они могут судить о его талантах только по многочисленным фильмам студии НФЛ, раскрывающим образ беззубого от постоянных ударов парня, отправлявшего на неделю в лазарет нападающих соперника. Он был жестким футболистом и я всегда опасался Джека, когда мы играли против «Стилерс». Но это было больше, чем обычная физическая жесткость. «Многие думают, что успех Джека основан на его физических данных, но видят лишь верхушку айсберга, - вспоминал Расселл, - Он обладал выдающейся техникой игры. Он знал все тенденции и схемы игры нападения соперника, отлично использовал эти данные на поле и всегда был в нужном месте в нужное время. Для этого парня ум намного важнее, чем физическая сила». Начиная с сезона 1974 года Карсон возложил на Ламберта ответственность за изменение на поле стратегии игры в защите. «Я получил право отдавать указания и сигналы партнерам по команде, – вспоминал Ламберт, - Я словно стал квотербэком защиты. Хэм, Расселл и я редко допускали ошибки. Мы были отлично подготовлены, знали расстановку и функции каждого игрока на поле. Если мы вдруг допускали ошибку – а такое иногда бывало – никогда не повторяли ее впредь». Каждый из трех лайнбэкеров преуспел и в теоретических занятиях. «Мы выигрывали матчи, когда по вторникам, средам и четвергам занимались теоретической подготовкой, - рассказывал Хэм, - Эти занятия были не тем местом, где можно вздремнуть. Возможно мы не являлись участниками Менсы, но были довольно умными ребятами, которые понимают что и как происходит на поле. Тренеры помогали нам со стороны, но мы были вполне способны сделать нужные корректировки во время игры. Мы объединили таланты игроков, получили возможность скрыть от соперника истинные цели наших схем, и провели множество отличных розыгрышей». Хэм и Ламберт знали основные признаки фэйков нападения при плэй-экшн и не только сами читали настоящую комбинацию, но и успевали поделиться информацией с партнерами. Это включало в себя чтение возможных ловушек тэклов, определение направления комбинации по глубине расположения гарда на линии скриммиджа. «Когда тайт-энд сдвигался на ярд за пределы формации, Хэм помогал мне угадать, какой вид пасовой комбинации последует от нападения, - отмечал Вагнер, - Как правило, это работало. Парни смотрели записи игр соперника снова и снова, и отмечали то, что среднестатистический игрок не видел». Останавливая ресиверов на линии, корнербэки «Стилерс» также облегчали работу для сэйфти. Это позволяло Вагнеру и Глену Эдвардсу играть за пределами своих обычных зон, что сбивало тайминг квотербэка. «Наши корнеры сопровождали ресиверов в назначенные зоны. Как правило, у других команд эти зоны пустовали и использовались для приема паса, ведь сэйфти не могут закрыть всю ширину поля от бровки до бровки, - объяснял Уайденхофер, - Сопровождение корнерами ресиверов давало нашим сэйфти время подстроить защиту под любой маршрут нападающих, а это Вагнер и Эдвардс делали идеально». «Число перехватов у меня резко выросло после прихода Бада, - хватался Вагнер, - А ведь один из сезонов я играл со сломанным пальцем и часто ронял мяч при перехвате. Если бы не травма, я бы сделал 20 перехватов!» После прихода Карсона в команду, защита «Стилерс» ежегодно была среди лидеров лиги по числу перехватов. При этом, будущий обладатель рекорда франшизы по перехватам только начинал постигать азы системы Бада. «Мэл Блаунт являлся одним из величайших атлетов, которых я когда-либо видел, - рассказывал Ламберт в интервью 2001 года для NFL Films, - Я не удивлюсь, если вы дадите ему пару недель для набора формы, а он будет готов выйти и играть прямо здесь и сейчас. Парень бегал, как олень. Он был такой же огромный, как я, но при этом бегал примерно в десять раз быстрее, играя на позиции корнербэка».

(на фото - Мэл Блаунт)
К сожалению, природные таланты убедили Мэла Блаунта, что он может доминировать на поле только за счет атлетизма и скорости. В первые сезоны он постоянно отклонялся от четких требований системы Карсона. «Вспоминаю несколько случаев, когда Бад очень эмоционально критиковал ошибки Мэла, - рассказывал Расселл, - Карсон обычно говорил: «Если ты не собираешься играть так, как я говорю, ты будешь сидеть на лавке». В начале своей карьеры, в матче против «Долфинс», Мэл полностью проиграл единоборство с ресивером Полом Уорфилдом. «Пол переигрывал его раз за разом и сделал три тачдауна в первой половине матча, - вспоминал Расселл, - Мэл был в шоке, на его глазах появились слезы. Это было невозможно! Большого парня, превосходного спортсмена, который обладал феноменальной скоростью, Пол фактически вывернул наизнанку. Ну, Мэлу стоило поучиться на этом эпизоде. Должно было пройти время, прежде чем он понял, что его может ждать в НФЛ. Бад постоянно разговаривал с Мэлом, но иногда он вел себя весьма упрямо». Своенравная игра Блаунта была реальной проблемой для Карсона, ведь "Кавер-2" нельзя успешно играть с корнербэком, который ведет себя на поле так, как ему вздумается. «Проблема в том, что Джейти Томас и Мэл хотели играть мэн-ту-мэн на каждом розыгрыше», - признавался Вагнер. Им потребовалось много времени, чтобы понять, что они будут намного лучше играть в схеме Бада Карсона. «В "Кавер-2" у нас были парни, которые могли делать тэклы на линии скриммиджа, – объяснял Данджи, - Схема защиты «Стилерс» заставляла ресиверов уходить в блоки на больших корнербэков, а не просто отрабатывать открытые пасовые маршруты. Это полностью меняло всю систему нападения.; Нападению было сложно пройти защитников: Мэла, ростом за 6 футов и весом в 215 фунтов; Джейти, ростом более 6 футов и весом 215 фунтов. Оба любили хиты, делали от 75 до 100 тэклов за сезон. Это не просто парни для разового прикрытия». Массивные габариты корнербэков представляли серьезную проблему для соперника, когда запускался вынос. Карсон всегда искал возможность выключить из игры лучших футболистов соперника и "Кавер-2" позволяла сделать это на выносном нападении. Часть гениального замысла Бада предусматривала, что ресиверы будут вынуждены работать против блока дифенсив-эндов, они просто не могли пройти через линию защиты. Принимающим приходилось работать по внешней стороне фронта, и большинство из них не было впечатляющими мастерами игры против блока, чтобы продолжить намеченный маршрут. При любом развитии атаки – пасом или выносом – Блаунт и Томас провели большинство матчей, расплющивая ресиверов в котлеты для гамбургеров. Питер Джунта работал с «Иглс» под руководством Карсона в начале девяностых. Позже, работая ассистентом в «Джетс», «Рэмс», «Чифс» и «Джайнтс», он применял многие идеи Бада Карсона. «Бад всегда говорил: «Никогда не упускайте возможность сделать хит на ресивере». Ему нравилось играть "Кавер-2", потому что она позволяла ударить ресивера прямо на линии скриммиджа, - рассказывал Джунта, - Затем лайнбэкеры атаковали тайт-энда и направляли его в зону Ламберта. Как правило, команды не могли найти бреши в схеме Карсона и «Стилерс» имели огромное преимущество. Когда вы играете не так, как другие команды, это преимущество может стать решающим. Карсон так здорово тасовал игроков в своих схемах, что нападение не видело реальную картину на поле». При Карсоне защитники занимали позицию перед снэпом в 7-8 ярдах от линии скриммиджа, квотербэк не мог понять, что именно играет соперник – "Кавер-2" или "Кавер-3". «В нападении доступно не так уж и много формаций, а команды не распыляются на 3-4 цели в комбинациях, - объяснял Джунта, - Таким образом, у них немного шансов запутать защитников. Построение линии нападения не может кардинально измениться перед снэпом, поэтому защите легче прочитать построение соперника». После того, как корнербэки эффективно навязали борьбу ресиверам, защитники второго уровня "Кавер-2" принимают под опеку тайт-энда или выводят его из активной игры. «Ламберт не будет оставаться с тайт-эндом от начала и до конца розыгрыша, если тот начнет вертикальный маршрут, - рассказывал Хэм, - Джек останется на месте. Если я сыграю эффективно против тайт-энда и замедлю его движение, Ламберт сделает шаг вперед. У Джека достаточно времени, чтобы находиться глубоко в середине поля. Теперь тайт-энд уже не является угрозой и сэйфти могут переключиться на ресиверов, потому что середина поля зачищена от принимающих». В конце 60-х и начале 70-х годов зонная защита предусматривала трех игроков в глубине поля. После прихода в Питтсбург Карсон сосредоточился на системе работы против маршрутов принимающих, дополнив ее "Кавер-2", которая была комбинацией зонной и персональной защиты. «Идея состояла в том, чтобы квотербэк не имел много времени на принятие решения, - рассказывал Расселл, - Поэтому каждый ресивер мог быть прикрыт в зонах. Теория Карсона гласила: «Если вы заставили соперника пробивать пант, вы сделали свою работу. Вы не должны становиться героями и обязательно перехватывать пас. Изменение маршрутов принимающих происходило в мэн-ту-мэн прикрытии, даже если в глубине поля хватало игроков для зонной защиты. Если противник зашел в вашу зону, вы не должны отступать - вы сразу накрываете его». Карсон рассматривал игру в защите так же, как Сид Гиллмен – через строгие геометрические принципы. «Для Бада одной из главных идей была игра углов, - вспоминал Вагнер, - Если вы закрыли глубину поля, квотербэку будет сложно решиться на дальний бросок ввиду сложности угла паса. Стандартный пас в НФЛ того времени – маршрут принимающего параллельно боковой линии, разворот ближе к центру с небольшим смещением назад, а затем непосредственно пас приблизительно на 15 ярдов. Защитник кладет руки на ресивера, немного толкает его, после чего квотербэку намного сложнее сделать точный бросок». Сократите углы для броска, верил Карсон, и вы устраните самые комфортные пасовые маршруты для нападения. «Мы закрывали окно для курл маршрута, - рассказывал Уайденхофер, - Мы оказывали давление именно там, где происходило главное действие комбинации. У сэйфти были четкие ориентиры на поле. Корнеры направляли одного ресивера внутрь поля, в то время как лайнбэкеры занимались принимающими на флангах. Таким образом, сэйфти могли помочь в игре против любого ресивера. Наши игроки не только выполняли заданные схемы, но и понимали, почему мы играем именно так». Неудивительно, что "Кавер-2" Питтсбурга добивалась успеха не только на поле, но и удостоилась официальных наград. «В 1976 году четыре игрока линии секондари «Стилерс» попали в Про-боул, - отмечал Вагнер, - Не уверен, что такие случаи были в истории НФЛ».


Самым непримиримым соперником «Стилерс» в 70-х годах была команда, проводившая домашние матчи более чем в 2000 милях от Питтсбурга. С 1972 по 1976 годы «Питтсбург Стилерс» и «Окленд Рэйдерс» пять раз подряд встречались в матчах плэй-офф. «Мы так часто встречались, словно играли в одном дивизионе, - вспоминал Том Флорес, тренер ресиверов Окленда, - Это было невероятное соперничество, потому что составы год от года практически не менялись и ребята отлично знали друг друга. Сейчас такого не увидишь, рынок свободных агентов и потолок зарплат ежегодно меняет команды до неузнаваемости. У них был Нолл, у нас Джо Мэдден, помощники тренеров также редко менялись. Так что каждый год мы встречались вновь и вновь, а философия игр обеих команд оставалась прежней». Ни одна из команд не скрывала неприязни друг к другу. Оба клуба на публике демонстрировали гремучую смесь презрения и уважения. «Все ненавидели «Рэйдерс», - признавался Джо Грин, - Окленд на протяжении многих лет шел в лидерах АФК. Любая команда, которая хотела выиграть чемпионат конференции, должна была одолеть команду Эла Дэвиса. В глубине души я понимаю, что именно Окленд сделал из нас отличную команду, потому что они не раз надирали нам задницу». Окленд завоевал любовь фанатов во всех уголках страны, а развивающиеся «Стилерс» жаждали успеха, который позже принесет им национальное признание. «В семидесятые годы «Рэйдерс» постоянно играли в матчах Monday Night Football, - вспоминал Дуайт Уайт, - Никто не ложился спать, ведь поздно вечером играли «Рэйдерс». Они всегда находили пути к победе, нередко выигрывали эффектными камбэками. На них все равнялись, по ним определяли собственный уровень многие команды НФЛ. Многие клубы хотели побить парней, которые служили примером, чтобы психологически поднять уверенность в собственных силах».

Джек Ламберт не возражал бы против матчей с «Рэйдерс» каждую неделю. «Несомненно, самые запоминающиеся игры я провел именно против «Рэйдерс», - рассказывал Ламберт, - Для меня эти встречи олицетворяли весь футбол. Эти парни не ноют, не плачут. Они выходят на поле и знают, что предстоит кровавая баня. У них была несложная игра, как у «Коубойс». Они выходили и говорили: «Мы запускаем простую комбинацию там-то, попробуйте остановить нас. По ходу игр мы и они не раз делали гадкие и неприятные вещи, но я до сих пор уважаю их. Я прикоснулся к миру парней из Окленда, когда встречался с ними в матчах Про-боул. Мы познакомились поближе, и я понял, что они неплохие парни». У игроков «Рэйдерс» были схожие чувства. «Даже при всей горечи поражений, эти ребята остались для меня лучшими друзьями после завершения карьеры, - вспоминал раннинг-бэк Пит Банасзак, - Рассел, Хэм и Гринвуд навсегда останутся для меня лучшими игроками «Стилерс» той эпохи. Я уважаю их сейчас больше, чем когда-либо. Они были настоящими мужиками. Когда я провожу турнир по гольфу, первыми приглашенными гостями для меня всегда становятся игроки «Стилерс». Мы были одержимы соперничеством с ними. Я люблю пересматривать старые записи тех игр, у меня до сих пор мурашки по коже». Прошло более 35 лет, а Джо Мэдден до сих пор не может поверить, как ему повезло с таким соперником: «Когда вы посмотрите записи старых игр между Оклендом и Питтсбургом, вы увидите, какие они захватывающие. Мы все были вовлечены в это противостояние, я вспоминаю ребят из обеих команд – наши игры сделали их великими». Противостояние считается великим, когда события, далекие от матча, становятся историей. «Однажды мы играли с Питтсбургом дома и мяч был у «Стилерс», - вспоминал Банасзак, - Центр Майк Вебстер вышел из хаддла, склонился над мячом для снэпа, а затем попросил рефери поменять мяч. Судья в недоумении подошел к Вебстеру, который протянул ему мяч. Видимо кто-то из обслуживающего персонала «Рэйдерс» написал на шнуровке мяча «Fuck you Steelers». Перед одной из игр в Питтсбурге Эл Дэвис обвинил персонал местного стадиона в намеренном создании ледяной корки на поле, которое накануне было абсолютно сухим. По мнению владельца «Рэйдерс» такой трюк должен был помешать быстрым ресиверам Окленда. «Что-то необъяснимо странное происходило с нашей командой перед каждым матчем в Питтсбурге, - продолжал Банасзак, - Однажды, нашего тайт-энда побили прямо перед стадионом и он вернулся в отель с синяком под глазом. В другой раз, в ночь перед матчем, в нашем отеле внезапно сработала пожарная сигнализация, а время было полвторого ночи».

(на фото - Пит Банасзак, Окленд Рэйдерс)
Но ни один запланированный трюк не может превзойти неожиданную концовку матча плэй-офф 1972 года, когда раннинг-бэк «Стилерс» Франко Харрис сделал свой знаменитый (или сомнительный с точки зрения поклонников Окленда) «Безупречный прием». На последних секундах игры Питтсбург проигрывал 6-7, когда дифенсив-бэк «Рэйдерс» Джек Татум вылетел из фронта на отчаянный пас Тэрри Брэдшоу. Мяч, брошенный квотербэком "Стилерс", пролетел двадцать ярдов, отскочил от защитника и приземлился точно в руки Харриса, который вообще не планировал участвовать в комбинации. Новичок «Стилерс» поймал мяч практически у земли, пробежал 42 ярда и сделал тачдаун. Это была первая победа Питтсбурга в матчах плэй-офф за 37 лет. Многие историки до сих пор считают этот странный прием Харриса самым знаменитым розыгрышем в летописях НФЛ. И, несомненно, он является таковым для Питтсбурга!
(на видео - феноменальный тачдаун Франко Харриса)
После поражения в матче регулярного сезона 1973 года, разозленные «Рэйдерс» поклялись отомстить за два проигрыша подряд от Питтсбурга, пообещав «заткнуть мячом глотки игроков «Стилерс». К следующей игре «Рэйдерс» были готовы рвать и метать. Основная задача возлагалась на выносное нападение и на оффенсив-лайн команды, известной как «Железная линия», а ее главными звездами были тэкл Арт Шелл, гард Джин Апшоу и центр Джим Отто (все они в будущем войдут в зал Славы НФЛ). Когда две команды встретились в Питтсбурге в дивизионной серии плэй-офф, «Рэйдерс» сделали 55 попыток выноса на 232 ярда, сокрушив хозяев 33-14. С аналогичным результатом закончился матч на третьей неделе следующего сезона. Окленд сделал всего дюжину пасов, тогда как выносом команда набрала почти 200 ярдов и выиграла 17-0. Для «Стилерс» это стало первым сухим поражением на домашнем стадионе с 1964 года. «Они полностью переиграли нас, - сетовал Грин, - Сухая победа на поле соперника дает уверенность в силах. Для нас это поражение могло разрушить надежды и лишить этой уверенности. И вновь мы проиграли той же команде, которая разгромила нас в предыдущем плэй-офф. Окленд стал нашей Немезидой». Расселл был обеспокоен, что поражение выйдет за рамки одного проигранного матча: «Проигрыш на своем поле был очень чувствителен для команды. «Рэйдерс» отлично играли и полностью вывели из строя наше нападение. Это было сокрушительное поражение. Чтобы вновь обрести уверенность в себе, мы должны были перестроить всю игру». В большей степени слова Энди касались тусклого нападения «Стилерс», в котором действительно произошли кардинальные перестановки – стартовым квотербеком окончательно утвердили Терри Брэдшоу. Изменения коснулись и линии защиты, однако произошло это, во многом, случайно. Во время тренировки в четверг Грин отрабатывал рывок с линии, с разворотом плеча под углом в 45 градусов. «Такой маневр разработал сам Джо после неудачных моментов в предыдущих играх, - рассказывал Расселл, - Он ненавидел попадать под блок. Его ставили внутрь фронта напротив гарда и центра, так что, благодаря отличной скорости, сразу после снэпа Джо бросался в этот гэп. Его непосредственной целью для работы, как правило, являлся гард. На этот раз Джо привычным рывком прыгнул в гэп между гардом и центром, его тело на линии было наклонено под привычным углом. Он не просто удачно блокировал соперника, ему удалось буквально взорвать гэп изнутри. Выглядело это прекрасно". "Я обсудил этот момент с Джорджем Перлесом, - вспоминал Грин, - А он сказал мне: "Эй, давай просто попробуем повторить этот чертов трюк". Мы решили играть дабл-тим на таких розыгрышах, чтобы не позволить центру опередить меня с блоком. По сути, мы начинали сдвоенное синхронное движение. Когда мы повторяли маневр на тренировках, я мог не только атаковать гэп, но и контролировать позицию, оттягивая на себя блок гарда. Если гард не блокировал меня, а расчищал коридор для бегущего, я мог мгновенно отступить назад и перекрыть маршрут. А если гард и центр играли дабл-тим против меня, Ламберт оставался свободным, чтобы сделать тэкл". Эта новая расстановка, названная "Stunt 4-3", стала настоящей находкой для низкорослого Ламберта. "Джек выглядел словно баскетболист, - отмечал Хэм, - Мне не раз казалось, что он словно вырастает до двух метров, это было несложно представить. В "Stunt 4-3" никто из соперников не мог навязать Ламберту равную борьбу, Джек отлично использовал наклон тела в качестве рычага. Он мог спокойно справиться с центром, который весил 260-280 фунтов, или с гардом, который выходил на него. Против таких тяжеловесов Ламберту сложно было играть на равных в каждом матче сезона, но с помощью Грина ему это удавалось". Чаку Ноллу с первой же тренировки понравилось новшество от Грина. "Сперва мы рассматривали "Stunt 4-3" как часть защиты от пасового нападения, - вспоминал Чак, - Но чем больше мы отрабатывали схему, тем шире раскрывали ее возможности. Это был отличный шанс справиться с блоками оффенсив-лайн при любом типе комбинаций нападения. "Stunt 4-3" - это агрессивная комбинация в защите, потому что наш фронт-4 не просто сидит и пытается прочесть замысел противника. Вместо этого, защита сама запускает свой розыгрыш". Немногие координаторы защиты лиги обладали таким открытым мышлением, как Бад Карсон. Большинство из них, скорее всего, отвергли бы идею Джо, как слишком радикальную. Но Бад всегда приветствовал новые идеи, а Грину стоило сказать отдельное спасибо за бескорыстную работу по улучшению игровых схем. "Ключом к успеху в этой схеме был Джо, потому что он стремился стать топовым рашером, - рассказывал Хэм, - Но Грин еще и помог вывести "Stunt 4-3" за рамки индивидуального противоборства, и это сработало. С помощью Джо "Стилерс" могли быть уверены, что лайнмены нападения застрянут в нейтральной зоне и не смогут выбраться из борьбы. Это позволило сократить количество удачных выносов у соперника. Грин просто куражился над оппонентами, когда схема удачно срабатывала". До сих не удалось точно установить, в каком матче "Стилерс" впервые применили "Stunt 4-3". При изучении архивных записей NFL Films я увидел ее в матчах конца ноября 1974 года против "Сэйнтс" и "Ойлерс". Историческая справка на официальном сайте команды утверждает, что эта формация впервые увидела свет в предпоследней игре сезона против "Пэтриотс", победа в которой обеспечила Питтсбургу первое место в дивизионе. Грин настаивал, что команда вышла со "Stunt 4-3" в матче дивизионной серии плэй-офф против "Баффало Биллс". Вуди Уайденхофер, в свою очередь, называет матч за звание чемпиона АФК. "Мы действительно не применяли эту схему до игры с Оклендом, - рассказывал тренер, - Это был первый раз, когда "Рэйдерс" увидели нашу новую формацию, поэтому оказались не готовы к ней". Независимо от этих споров, Вуди оказался совершенно прав в одном: "Рэйдерс" испытали невероятные трудности в игре против защиты "Стилерс" в матче за титул чемпиона АФК. Еще одна проблема, которая повлияла на итоги матча, заключалась в том, что "Рэйдерс" уже подсознательно увидели себя в Супербоуле. В дивизионной серии Питтсбург победил Баффало 32-14, а за день до этого "Рэйдерс" на последних секундах вырвали победу у действующего победителя Супербоула "Майами Долфинс". Эта игра получила титульное название “Sea of Hands”, Море рук. Многие специалисты из футбольного мира назвали тот матч "Супербоул VIII 1/2", а победителям игры были готовы досрочно вручить Ломбарди Трофи. Расселл вспоминал, что каждый игрок и тренер "Рэйдерс" погрузился в эйфорию. Легендарный Джо Мэдден не стал исключением, по его словам "когда две лучшие команды в профессиональном футболе встречаются вместе, матч получается великим".

Годы спустя Мэдден все еще переживал из-за того, как его команда восприняла победу над Майами. "Это был не главный матч сезона за чемпионский титул, а просто игра на вылет. Мы так радовались, потому что остановили победную серию "Долфинс" и не позволили им выиграть Супербоул второй раз подряд. Думаю, мы все слишком увлеклись этим счастьем, ведь провели выдающий матч. "Долфинс" оставались единственной командой, которая шла без поражений. Победив команду Дона Шулы, мы подумали, что выиграли сезон. Я до сих пор мысленно возвращаюсь в те дни и понимаю, что ошибся, позволив затянуться празднику надолго. На следующей неделе мы играли против "Стилерс" и получили заслуженный урок. Если вы побеждаете в матче плэй-офф, но впереди у вас есть еще игры, эта победа мало что значит". Слова Франко Харриса отражают мысли каждого игрока команды: "Должен признаться, игра Окленд - Майами действительно была великой. Но "Рэйдерс" уже мысленно примеряли чемпионскую корону и считали себя лучшими, а это нас не устраивало. Пусть они выиграли у нас в начале сезона, и что? В то время мы были не в лучшей форме, а сейчас у нас новая команда и боевой дух". Через несколько дней после победы над Баффало, "Стилерс" собрались на подготовку к титульному матчу с "Рэйдерс". Чак Нолл вышел на трибуну и приготовился произнести вступительную речь. "Большинство парней не придавали особого внимания таким речам, потому что Чак был похож на бизнесмена, продающего товар, - вспоминал Хэм, - Он мог запросто возглавлять правление крупной компании. Для Чака выйти перед командой и завоевать словами внимание каждого игрока было невероятно сложно". Джо Грин сидел в первом ряду, когда Нолл начал говорить. "Он не повышал голос, но вдруг его речь преобразилась и стала яркой, - вспоминал Грин, - Чак сказал: "Лучшая команда НФЛ не играла вчера, и Супербоул не разыгрывался вчера. Супербоул начнется через две недели, а лучшая команда НФЛ сидит сейчас в этой комнате". Не в характере Нолла было произносить такие речи, но на этот раз он попал в точку. Это было то, что нам нужно". "Мы почувствовали общий уровень эмоционального подъема на той встрече, - вспоминал Мэл Блаунт, - Чак никогда не говорил нам таких слов. Но мне кажется, он увидел что-то в безумии торжества "Рэйдерс" после победы над Майами. В любом случае, это была поворотная точка для "Стилерс". Его убежденность сыграла свою роль. Оставшееся время до матча мы тренировались, держа в голове слова тренера". Когда команда села на чартерный рейс в Калифорнию, Франко Харрис произнес обещание. "Я знал, что мы вернемся с победой, - вспоминал Харрис, - И это было здорово. Я сказал товарищам по команде, что когда мы вернемся обратно, будет раннее утро. Я пообещал угостить всю команду стэйками с яйцами. Именно это я и сказал. Стэйки, яйца... и шампанское".

(на фото - Франко Харрис)

1974 AFC CHAMPIONSHIP 

Питтсбург Стилерс - Окленд Рэйдерс


Первая четверть: Три драйва нападения «Рэйдерс»


Окленд выиграл вбрасывание монетки и выбрал возврат начального удара. Такое решение было вполне обосновано, ведь «Рэйдерс» лидировали в АФК по общему показателю в нападении, сочетая идеальный баланс игры на пасе и выносе. «Нельзя играть против таких команд, как Питтсбург и делать ставку только на один тип нападения, - рассуждал Мэдден, - Вы должны чередовать вынос и пас». В большинстве последних игр против «Стилерс» Окленд набирал невероятное количество выносных ярдов. Разве стоило ждать глобальных изменений игры в нападении «Рэйдерс»? «Мэдден хотел доминировать на выносе, - рассказывал Расселл, - Он планировал двигаться в нападении по земле. И я всегда чувствовал, что квотербек «Рэйдерс» Стэйблер не особенно переживает, на сколько ярдов он бросает пасы. Его вполне устраивали скромные показатели на пасе, если у команды получалась игра в нападении». Веселая игра началась с первого же снэпа. «Мяч стоял на линии, а Эрни Холмс поставил на него ногу, - вспоминал Грин, - Эрни кричал игрокам соперника: «Юджин! Апшоу!» Апшоу наконец повернулся к Холмсу из хаддла. Эрни сморит на него и говорит: «Я собираюсь надрать тебе задницу!» Наши игроки слегка растерялись от таких слов, но когда мяч оторвался от земли, Эрни сделал то, что пообещал. Холмс провел много хороших матчей, но именно эта ему особенно удалась».

(на фото - Эрни Холмс)
Стэйблер отдал мяч Кларенсу Дэвису, который начал разбег за спиной Апшоу. Следующее, что вы можете увидеть на этом розыгрыше, это Холмс, перепрыгнувший через блок прямо на Дэвиса, через долю секунды на раннинг-бэка навалились еще два защитника «Стилерс». Окленд прошел четыре ярда на этой попытке, не подозревая, что это будет самый длинный вынос для «Рэйдерс» за всю игру. А Эрни продолжал выводить из себя игроков соперника. «Я встретил Апшоу на тренировочных сборах через несколько месяцев, - вспоминал Уайденхофер, - Он спросил у меня: «Кто этот Холмс? Он сумасшедший. После первого розыгрыша матча он плюнул мне в лицо!» Эрни был наэлектризован, он рвался в эту игру». На следующем розыгрыше Питтсбург первый раз вышел на позицию в построении "Stunt 4-3". Дэвис получил мяч и побежал вправо, но поскольку Грин справился с двумя лайнменами, Томас и Ламберт оказались свободными и остановили вынос практически на линии скриммиджа. На третьем-и-5 Стэйблер назначил первую пасовую комбинацию. Грин вновь занял тилт-ноуз позицию, вместе с ним в дабл-тим стоял Холмс. Это вынудило правого гарда Джорджа Бюлера переключится на Холмса, а Джо получил преимущество в игре против Джима Отто. Он уложил ветерана «Рэйдерс» на газон одной рукой, прорвал фронт и сделал сэк на Стэйблере с потерей 11 ярдов. «Рэйдерс» пришлось пробивать пант. «Мы всегда боялись, что Грин находится в оффсайде на линии, настолько глубоко он делал наклон перед снэпом, - рассказывал Флорес, - Джо действительно великий игрок и, как правило, добивался результата из этого построения. Как только мяч уходил с земли, он взрывался в дабл-тим или одиночным блоком. Мы могли не переживать, что через него пройдет комбинация". Карсон мог быть доволен первой серией игры в защите, но его подопечным пришлось практически сразу вернуться на поле. Новичок команды Линн Суонн допустил фамбл при возврате панта, и "Рэйдерс" получили мяч на отметке 41 ярд на половине поля Питтсбурга. Защите "Стилерс" пришлось начинать все с нуля. Быстро получив возможность продолжить атаку, Окленд начал с еще одного выноса. На этот раз мяч получил фуллбэк Марв Хаббард, но его буквально раздавили Гринвуд и Ламберт, не отдав ни единого ярда. На втором дауне Стэйблер успел отдать пас в направлении ветерана "Рэйдерс" и претендента на Зал Славы Фрэда Билетникоффа. Ресивер Окленда выполнил короткий маршрут в сторону бровки "Рэйдерс", а когда мяч долетел до Фрэда, Томас оттолкнул его и едва не перехватил пас. Фрэд и Джо Мэдден кричали, что Томас нарушил правила, требовали выбросить флаг за пасс-интерфиренс. Рефери проигнорировали эти претензии.

(на фото - Кенни "Змей" Стэйблер, квотербэк "Рэйдерс")
"Я играл с Фрэдом в Про-боул и видел, как мяч прилипает к его рукам, словно приклеенный, - вспоминал Расселл, - Оказалось, что он намазывает перчатки смолой, от него не отлетал ни один мяч. Это было невероятно. Он мог поймать мяч на лету и удержать его одним локтем. Поэтому во время разминки перед матчем я сказал: "Эй Фрэд! Не подходи к нашей бровке. У нас есть несколько корзин с перьями. Если ты попадешь к нам в руки, мы соберем все перья и обваляем тебя в них". Я произнес эти слова с напускной серьезностью, словно мы и правда собирались сделать это. Конечно, я просто пошутил, никаких перьев у нас не было. Повлияли мои слова на игру Фрэда? Сомневаюсь. Но одно скажу - за весь матч он не сделал ни одного маршрута к нашей бровке!" На третьем-и-10 "Стилерс" выпустили формацию с никель-бэком, а Ламберт ушел с поля и был заменен на новичка-сэйфти Донни Шелла. Это построение Карсон еще не раз выпустит по ходу матча. Даже при наличии дополнительного дифенсив-бэка у "Стилерс" Стэйблер смог сделать точный пас на ресивера Клиффа Бранча. "Рэйдерс" заработали первый даун на отметке 28 ярдов до зачетной зоны соперника, но он станет последним для хозяев до перерыва. Окленд вновь попытался играть выносом, мяч получил Банасзак, но Дуайт Уайт пригвоздил его к земле на линии скриммиджа. На втором дауне мяч вновь пошел выносом влево, на это раз выбегал Дэвис. Холмс одолел в единоборстве Апшоу и смог одной рукой схватить Дэвиса, замедляя его бег. Этого хватило Ламберту, чтобы сделать тэкл и остановить вынос. "В той великой команде "Стилерс", я думаю, самым недооцененным игроком был Эрни Холмс, - вспоминал Джо Мэдден. - Все внимание было приковано к парням "Стального занавеса", но Эрни доставил нам больше проблем, чем любой из них". На этот матч Холмс сделал свою фирменную стрижку. Те немногие волосы, которые оставались на его бритой голове, были уложены в форму стрелок. Эдди утверждал, что такой стиль помогает ему в игре. На третьем-и-5 Стэйблер вновь искал глазами Бранча, но Глен Эдвардс сбил пас как только мяч дошел до ресивера. Кикер "Рэйдерс" Джордж Бланда удачно пробил филд-гол с 40 ярдов и вывел команду вперед 3-0. Следующие очки "Рэйдерс" наберут только в конце третьей четверти. Нападение "Стилерс" не сразу включилось в игру, первый драйв гостей не принес первого дауна. Вообще, ситуация три-и-аут была характерна для нападения обеих команд в первой четверти. На следующих двух владениях нападение "Рэйдерс" оставались на поле чуть больше минуты благодаря полному доминированию защиту "Стилерс". "Мы сделали множество трюков и ловушек в матче с Оклендом, - вспоминал Уайденхофер, - Мы назначали новую расстановку игроков практически на каждом розыгрыше. В построении "Stunt 4–3" Ламберт оставался нетронутым со стороны блокирующих и мог агрессивно играть против любого нападающего. Грин настолько удачно играл с линии, что ни центр, ни гард не могли заблокировать его. Понимаете, когда два парня регулярно застревали на Грине, а Ламберт постоянно оставался свободен, у нас было много возможностей остановить Окленд". Чтобы еще больше запутать соперника, Карсон иногда перемешивал никель-формацию с построением 3-4, меняя Холмса на дополнительного лайнбэкера Лорена Тьюса. "Мы выполняли такие трюки, чтобы лишний раз запутать "Рэйдерс", - продолжал Уайденхофер. После первой четверти матча нападение "Рэйдерс" было обескуражено, за 15 минут хозяева смогли пройти всего 15 ярдов, а единственные очки им принес фамбл "Стилерс".


Вторая четверть: Два драйва нападения "Рэйдерс"

На протяжении первой половины матча нападение "Стилерс" двигалось по полю эффективнее соперника, однако результата это почти не принесло. Кикер Рой Герела, попавший в том году в Про-боул, промахнулся с двадцати ярдов при попытке филд-гола. Тем не менее, на следующем драйве "Стилерс" он смог забить филд-гол примерно с такого же расстояния и сравнял счет, 3-3. Несмотря на равный счет, "Стилерс" дольше владели мячом и набирали больше ярдов в нападении. Даже после постоянных провалов при попытках выноса, "Рэйдерс" продолжали упрямо вести игру по земле. "Мы должны были запустить выносную игру, - рассказывал Мэдден, - Мы не могли бросать пас на каждом розыгрыше. Если мы давали возможность дифенсив-лайн агрессивно идти на квотербэка, то должны были отвечать жестким выносом". Четыре драйва "Рэйдерс" в первой половине матча начинались выносом, и эта тенденция продолжалась даже на вторых даунах. Я насчитал четыре ситуации при розыгрыше вторых длинных даунов, когда Окленд отдавал мяч раннинг-бэкам. Результаты были удручающими: эти попытки принесли хозяевам 1, 1, 2, 1 ярда. Еще я заметил, что независимо от построения защиты соперника, "Рэйдерс" упорно запускали вынос влево. "То, что они делали, было не совсем обычно, - отмечал Дуайт Уайт, - Большинство команд запускают вынос вправо. Большинство людей - правши, так что легче работать с правой рукой, чем с левой. Но Окленд пошел по другому пути". В предыдущих матчах с Питтсбургом такая стратегия давала результат. "Они знали нашу тактику выноса, но мы все еще добивались успеха, так как могли преодолевать защиту, - рассказывал Мэдден, - Я знаю, что многие люди обосновывают наш выбор тем фактом, что Кенни Стэйблер был левшой, но это не имеет ничего общего с действительностью. Просто слева у нас были Арт Шелл и Джин Апшоу, поэтому вынос шел туда". Левому флангу "Рэйдерс" противостоял правый фланг защиты "Стилерс" - Уайт, Холмс и Расселл принимали на себя основную тяжесть работы против выноса.

(на фото - Дуайт Уайт)
"Однажды во время матча Хэм стоял в хаддле и жаловался, что ему скучно, - вспоминал Расселл, - Он даже попросил нас пропустить пару игроков на свою сторону, чтобы не страдать от безделья. Для нас троих это был вызов - сможем ли мы одолеть лучших игроков соперника". Практически весь первый тайм вся защита "Стилерс" побеждала в этом вызове - за счет ловкости, скорости, нестандартных построений. Им удавалось не только одолеть Шелла и Апшоу, фронт Питтсбурга полностью выключил из игры оффенсив-лайн "Рэйдерс". "Они здорово изменились по сравнению с первым матчем, - вспоминал Отто, - В нескольких комбинациях я был назначен на блокирование Ламберта, но никак не мог добраться до него вовремя. Мы попробовали изменить ситуацию и выпустили на блокирование Ламберта ближнего лайнмэна, а я должен был держать Джо Грина. Со мной в паре работали Бюлер или Апшоу, поэтому мне приходилось двигаться быстрее. Нам иногда удавалось справиться с одним защитником, но не с обоими одновременно". Особенно обескураженно выглядел Бюлер: "Я знаю, что играю консервативно. Я слишком долго думаю, вместо того, чтобы быстро реагировать". На внешней стороне фронта тэклы нападения "Рэйдерс" также столкнулись с проблемами. В середине второй четверти Окленд должен был проходить короткий третий даун, нападению требовалось набрать не больше фута. Дэвис получил вкладку, но не смог сделать и двух шагов, прежде чем Гринвуд схватил его за пояс и повалил на землю. Элси Гринвуд был так быстр, что у правого тэкла Джона Веллы даже не было шанса прикоснуться рукой к защитнику. "Рэйдерс" вновь пробивали пант. "Многие парни из "Стилерс" не могли держать язык за зубами, - рассказывал Отто, - Они пытались разозлить меня, но я в ответ только улыбался. Они проклинали меня, а я выбивал из них дерьмо в следующем розыгрыше. В конце одной из попыток выноса Джо Грин, словно упрямый баран, умышленно пнул меня между ног. Думаю, все понимают, что я испытывал, это было не очень приятно".


В таких моментах обе команды не оставались в долгу. "Эй, это ведь был настоящий футбол, - вспоминал Банасзак, - Сейчас в таком стиле не поиграешь, правила другие. Это был просто другой футбол. Каждого из этих двадцати парней сейчас сразу удалили бы с поля, если бы они играли в тот футбол". "Стальной занавес" полностью закрыл выносное нападение Окленда, но и пасовое нападение "Рэйдерс" в первой половине матча имело массу проблем. "Мы играли персональную защиту, перемежая ее с "Кавер-2", потому что это была единственная зонная защита, которую мы применяли, - рассказывал Вагнер, - В игре против "Рэйдерс" почти 40% времени мы играли "Кавер-2". В этой схеме наши сэйфти никогда не отходили назад, пока мы не занимали свои зоны. Мы могли разворачиваться и бежать маршруты, но никогда не пятились назад. Таким образом, мы никогда не спускали глаз с ресивера, видели бросок квотербэка и читали точку, куда прилетит мяч. Если сэйфти отходили на достаточную глубину, они могли прикрыть половину поля, маневрируя влево и вправо. Эту тактику и прививал нам Карсон - развернись и беги, никогда не надо пятиться. Такую технику сейчас не увидишь. Залог успеха был в скорости - нужно было бежать так быстро, как мы только могли. Представляете, сколько комбинаций сработает у нападения, если защитник начнет движение на полшага позже?" За семь минут до конца первой половины нападение "Стилерс" показало лучший драйв. Два точных паса Брэдшоу стали украшением атаки, а третий пас должен был принести Питтсбургу первый тачдаун в матче, однако рефери не засчитали прием. "Джон Сталворт принимал пас одной рукой, - вспоминал Грин, - Я думаю, что дифенсив-бэк Нэмиа Уилсон схватил его за правую руку и Столворт наступил на боковую линию. Сперва судья показал тачдаун, но затем отменил решение, так как Джон якобы не успел зацепиться обеими ногами за энд-зон". Спорные моменты в то время не пересматривались судьями, как это происходит сейчас. В противном случае "Стилерс" получили бы тачдаун, ведь на одной из камер канала NBC четко видно, что судьи допустили ошибку. Джо Грин не стал сокрушаться по этому поводу: "Не имело значения, что мы видели чистый тачдаун. Мы по-прежнему собирались побить Окленд. Нет места жалобам. Нет места причитаниям. Вот как я ощущал себя. "Рэйдерс" не смогут победить. Не сегодня". Как выяснилось через минуту, "Стилерс" не заработают ни одного очка в этой атаке. Перехват помог "Рэйдерс" протащить мяч до середины поля; оставалось две минуты до перерыва. Защита Питтсбурга вновь вышла в "Кавер-2", но пропустила самый длинный розыгрыш в первой половине матча. Стэйблер отдал пас на Билетникоффа в район левой бровки на 27 ярдов. На этом дауне "Стилерс" допустили две ошибки. Во-первых, Блаунт прозевал рывок Билетникоффа, после чего Фрэд принимал мяч уже за спиной защитника. Это помешало Эдвардсу подстраховать сэйфти у бровки. Во-вторых, о-лайн "Рэйдерс" наконец-то смогла поставить качественные блоки, остановить пасс раш "Стилерс" и дала Стэйблеру много времени на подготовку броска. Владея мячом на отметке 23 ярда до энд-зон соперника за минуту до конца четверти, Окленд должен был набирать очки. Следующий розыгрыш "Рэйдерс" вновь пойдет пасом и окажется самым ключевым моментов первой половины матча. "Рэйдерс" вышли из хаддла во главе с человеком, который являлся символом франшизы на протяжении первых пятнадцати лет ее существования. Многие до сих пор считают Джима Отто, с характерным номером 00 на спине, величайшим центром в истории профессионального футбола. Он не пропустил ни одной игры за свою карьеру и все еще сражался с выносным нападением "Стилерс", хотя его тридцатишестилетнее тело было все переломано.

(на фото - Джим Отто)
"Главной проблемой для меня были коленные связки, - вспоминал Отто, - По плану я хотел выиграть у "Стилерс", затем - Супербоул, после чего мне предстояла операция, чтобы я смог продолжить карьеру в сезоне 1975 года. Это был бы мой шестнадцатый сезон в профессиональном футболе. После матча с Питтсбургом я отправился в больницу, где мне провели полную костную трансплантацию в коленном суставе. Реабилитация шла успешно, пока я не приехал в тренировочный лагерь. На первом же сборе костный трансплантант полностью распался. Я мог ходить и даже бегать, но эффективность игры резко упала. Я решил, что будет несправедливо по отношению к команде, если я буду занимать чье-то место в составе. Поэтому я ушел из футбола". В этот важный момент, когда нападение "Рэйдерс" имело возможность занести тачдаун, скрипучие колени Отто подвели его. Стэйблер отдал точный пас на Бранча, который преодолел сопротивление Блаунта на левой бровке и был остановлен в ярде от зачетной зоны. Однако весь успех Окленда был сведен на нет нарушением со стороны Отто. "Я неплохо удерживал позицию на защите пасовой комбинации, - вспоминал Отто, - но когда перенес давление на опорную ногу, то почувствовал настолько сильную боль в колене, что был вынужден поднять ногу. Я стоял на одной ноге, вторая была в воздухе - именно о нее и споткнулся Джо Грин. Конечно, я никак не мог его блокировать, и не собирался нарушать правила. Возможно, Джо прочитал этот момент и сознательно шел в надежде на мой фол, мне кажется это можно увидеть на записи матча". Окленд был наказан штрафом на 10 ярдов, после которого атака не смогла добраться до энд-зон. Защита Питтсбурга выстояла три дауна подряд, а затем попытку филд-гола с 38 ярдов заблокировал Ламберт. Половина матча закончилась со счетом 3-3, но по большинству показателей "Стилерс" выглядели намного лучше. Окленд набрал только два первых дауна, 65 ярдов в нападении. Выносом хозяева смогли пройти всего 18 ярдов. "Они прошли только 29 ярдов на выносе за весь матч, - хватался Грин, - Представляете, 21 попытка и всего 29 ярдов! Я часто повторяю эти цифры, ведь они просто невероятны. Игроки "Рэйдерс" были сбиты с толку, они не могли поверить в происходящее. Никто из них не предполагал, что мы сможем остановить вынос Окленда". В подтверждение этого факта можно привести диалог на поле между Грином и Бюлером. После одного из розыгрышей Грин крикнул гарду "Рэйдерс": "Эй, отличный блок, Джордж!". Бюлер ответил: "Я знаю! Но это мой единственный блок на ваших парнях за весь день..."

Третья четверть: Два драйва нападения "Рэйдерс"

Окленд получил мяч в начале четверти после того, как защита "Рэйдерс" подобрала фамбл на отметке 40 ярдов на половине поля соперника. Хозяева еще раз запустили вынос на первом дауне, но Ламберт позволил Хаббарду пройти всего пару ярдов. "Они висели на нас, как блохи на кошке, - рассказывал Марв после матча. На втором дауне "Рэйдерс" заиграли пас в левый флэт на Кларенса Дэвиса, но Расселл легко сбил мяч. На третьем-и-7 Карсон вернулся к никель-формации, заменив Ламберта на Донни Шелла. Бранч смог выиграть борьбу у Донни на правом фланге и заработал первый даун на 13 ярдов. Я снимаю шляпу перед Стэйблером за эту комбинацию. Гринвуд легко одолел Веллу и активно прессинговал квотербэка, но Кенни смог отдать точный пас под давлением. "Игроки "Стилерс" превосходили в скорости, поэтому мы играли не в привычный для нас футбол, - вспоминал Стэйблер, - На протяжении всей игры мы постоянно играли под прессингом защиты, мне часто приходилось избавляться от мяча в спешке". Следующий пас Стэйблера принес совершенно противоположный результат. После того как Холмс остановил попытку выноса Банасзака, Окленд разыгрывал второй-и-8. «Мы не ожидали, что «Стилерс» полностью остановят наше выносное нападение, - признавался Флорес, - Поэтому мы заканчивали игру с большим количеством пасов, чем планировали. В конце концов, нам пришлось играть так, как позволял соперник. Против «Стилерс» никогда нельзя играть расслабленными, их невозможно запутать. Лайнбэкеры Питтсбурга были слишком умны, чтобы обмануть их». Умны, а в случае с Хэмом, еще и невероятно талантливы. «Хэм – величайший аутсайд-лайнбэкер, который когда-либо играл в профессиональном футболе, - вспоминал Ламберт, - Я уверен, что такие звезды, как Лоуренс Тэйлор, могут лучше играть в пасс раш. Но я видел Джека не только в каждой игре, но и на тренировках. Он всегда делал все правильно. Хэм играл против паса и выноса именно так, как и должен каждый защитник».

(на фото - Джек Хэм)
Если выбирать пример, характеризующий выдающуюся карьеру Хэма, следующий розыгрыш в матче против «Рэйдерс» отлично подойдет для этой цели. Стэйблер делал пас в направлении открытого ресивера на левом фланге нападения. Хэм должен был прикрывать Пита Банасзака, но после снэпа располагался намного правее принимающего. «Хэм пропустил момент замаха Стэйблера на Банасзака и ему пришлось нелегко, - вспоминал Расселл, - Я не смог бы это сделать, потому что не обладал взрывной скоростью, но Джек смог». Стэйблер бросил мяч на ход Банасзаку, но внезапно из ниоткуда вылетел Хэм и сделал перехват. Он был последним парнем, от которого Стэйблер мог ожидать активной игры в заданной точке. «Хэм ведь был самым быстрым игроком в нашей команде на дистанции 5-10 ярдов, - продолжал Расселл, - Джек мог специально отстать от ресивера, чтобы оставить его на секунду открытым, а затем быстро появиться на пути мяча. Он выглядел легким в игре, в то время как остальным нашим защитникам приходилось изрядно попотеть, чтобы сделать тэкл». Однако «Стилерс» не воспользовались перехватом Хэма. К счастью для команды, Джек чуть позже проведет еще более выдающийся розыгрыш. Тем временем, Окленд проводил свой лучший драйв за игру. Атака началась не очень удачно, «Стилерс» остановили выносы на первых двух даунах. На одной из этих попыток «Рэйдерс» использовали I-формацию, хотя раньше практически не применяли ее. Однако даже такое построение не помогло хозяевам. Холмс уничтожил Апшоу на острие атаки и так быстро добрался в бэкфилд, что блокировал фуллбэка Хаббарда еще до того, как он успел приблизиться к линии скриммиджа. Это позволило Расселлу легко сделать тэкл. Когда Билетникофф поймал пас на третьем дауне после камбэк-маршрута, показалось, что лучший шанс для «Рэйдерс» добиться успеха в матче – игра пасом.

(на фото - Фрэд Билетникофф)
«Окленду пришлось играть пасом, - отмечал Уайденхофер, - Мне было неважно, на кого они бросают мяч. Оффенсив-лайн «Рэйдерс» позволяла квотербэку играть в пас. Накрыть Бранча в борьбе один-на-один было практически невозможно. Стэйблер умел играть под давлением, он мог бросать точные пасы даже с защитником на спине». Тем не менее, сэкондари «Стилерс» были готовы к такому развитию событий. «Мы показывали друг другу сигналы руками, меняя схемы прикрытия. Это было не так уж сложно, - вспоминал Вагнер, - «Рэйдерс» наверное могли понять, что мы задумали. Однако нас это не волновало, мы были уверены, что сможем остановить нападение. Мы могли бы даже кричать игрокам «Рэйдерс» про нашу расстановку, это не имело значения. Мы должны были побеждать их в любом случае». К сожалению для «Стилерс», Клифф Бранч был тем соперником, которого они не могли остановить. В том сезоне он лидировал среди всех ресиверов лиги по приемам, на его счету было 13 тачдаунов. «Это был год Клиффа, он действительно показывал лучшую игру и стал звездой НФЛ, - рассказывал Флорес, - Питтсбургу приходилось постоянно держать Бранча. Клифф не отличался большими габаритами, и Мэл Блаунт пытался охватить его руками. Но если Блаунт не успевал положить руки на Бранча, у защиты сразу возникали проблемы». Бранч поймал только один пас в первой половине игры, но это его не устраивало. «Клифф начинал просить мяч, даже когда не успевал освободиться от опекуна, - смеялся Стэйблер, - Он говорил перед снэпом: «Кенни, я знаю этого парня, я одолею его. Бросай мне мяч».

(на фото - Клифф Бранч)
Начав атаку с отметки 30 ярдов, Окленд выпускал Бранча на прием раз за разом. Это означало, что Блаунту приходилось держать Клиффа почти на каждом розыгрыше. Мэл побежал к левой бровке и дал Бранчу слишком много свободного пространства, Клифф легко поймал пас на 20 ярдов. На следующем дауне «Стилерс» вышли в «Stunt 4-3», Расселл должен был блицевать с внешней стороны. Отто поставил бесподобный блок и остановил Расселла, а Стэйблер вновь бросил глубокий пас на Бранча. Блаунт опять проиграл борьбу, но ему повезло, что Клифф не удержал мяч. На третий-и-8 Питтсбург выпустил никель-формацию, Расселл снова блицевал, но попал под блок Банасзака. Стэйблер еще раз отдал точный пас на Бранча. На следующем дауне Билетникофф отлично исполнил курл-маршрут, и «Рэйдерс» прошли очередные 10 ярдов. «Мы редко использовали блиц, но так как «Рэйдерс» выпускали в оффенсив-лайн дополнительных игроков, мы обязаны были попробовать, - рассказывал Вагнер, - Когда мы играли блиц, в середине поля не было сэйфти, нам приходилось выполнять простое персональное прикрытие по всем направлениям. Во второй половине матча мы часто играли блиц, нельзя было позволить Стэйблеру спокойно готовить бросок в кармане». Но на следующем дауне «Рэйдерс» удалось провести образцовую комбинацию. Стэйблер смог сделать семь шагов с мячом, получил почти четыре секунды для броска, после чего отдал пас на левый фланг в направлении Бранча. Клифф легко ускользнул от Блаунта и сделал тачдаун на 38 ярдов. «Блаунт мог пробежать 40 ярдов за 4.4 или 4.5 секунды. Но Бранч был быстрым маленьким парнем, его игра могла принести нам поражение, - вспоминал Уайденхофер, - Если он ушел с линии без опекуна, то оставался открытым. Тачдаун занесли на первом-и-10, мы ожидали вынос на этом дауне и располагались слишком глубоко. Блаунт прикрывал внутренний маршрут, но Клифф пробежал мимо него. Вероятно, мы должны были подстраховать Мэла, но сэйфти тоже ждали другую комбинацию». На видеозаписи легко увидеть, что Блаунт сделал фундаментальную ошибку. Мэл смотрел на Стэйблера и не отслеживал движения Бранча, что позволило Клиффу легко промчаться мимо защитника. Развернувшись боком к Бранчу, Блаунт предполагал, что Клифф готовится к блокированию для попытки выноса. В целом, этот розыгрыш обернулся полной катастрофой для корнербэка «Стилерс», его ошибки позволили «Рэйдерс» выйти вперед 10-3 перед заключительной четвертью матча.

Заключительная четверть: Пять драйвов нападения «Рэйдерс»

«Стилерс» ответили своим тачдауном в начале заключительной четверти. Из девяти комбинаций драйва восемь раз гости запускали вынос, а в зачетную зону мяч затащил Харрис. Теперь защите Питтсбурга предстояло остановить нападение «Рэйдерс», и она это сделала. С отметки 30 ярдов на своей половине поля Окленд попытался сыграть пас на гоу-маршрут Бранча. На этот розыгрыш защита вышла в схеме «Кавер-2», Мэла страховал сэйфти Глен Эдвардс. Как выяснилось, Блаунту не потребовалась помощь, он отлично накрыл Бранча в одиночку. Гринвуд смог организовать прессинг в кармане и Стэйблеру пришлось бросать в движении, что привело к неточному пасу. Теперь «Рэйдерс» разыгрывали второй-и-10, защита не ожидала попытки выноса. Для Карсона пришло время удивить Стэйблера необычным розыгрышем. Бад выпустил на поле построение для блиц из схемы «Кавер-0», при котором корнербэки должны играть в чистом виде мэн-ту-мэн без поддержки сэйфти. Идея Карсона заключалась в том, чтобы максимально быстро и плотно атаковать Стэйблера, которому придется выбрасывать мяч в спешке. Ударная сила блица на этом розыгрыше состояла из Ламберта, Расселла и Эдвардса. «Стэйблер увидел наше построение и решил, что самым безопасным вариантом комбинации будет быстрый выброс мяча на халфбэка Чарли Смита, - вспоминал Хэм, - Не думаю, что Кенни успел увидеть меня. Он бросил, я перехватил мяч и сделал возврат. В этом моменте наша схема действительно окупилась - маленький сюрприз для умного ветерана «Рэйдерс». Иногда один удачный розыгрыш может перевернуть ход матча. Мы не собирались играть консервативно при равном счете в конце матча, распределяясь по привычным зонам». Стэйблер понял, что допустил ужасную ошибку, как только отдал пас. «Мяч летел в воздухе, а я уже мечтал, чтобы этой комбинации никогда не было, - сокрушался Кенни, - Пусть он уйдет мимо рук, а затем мы пробьем пант, ведь за нас играет Рэй Гай, лучший пантер всех времен. Просто пробить пант и встать в защиту. Все это я успел подумать за секунду полета мяча. Их всех пасов, которые я когда-либо бросал в карьере, именно этот хотел бы забыть навсегда. Парни из «Стилерс» были потрясающей командой. Лучший соперник, с которым я когда-либо играл». Хэм вернул перехват до отметки 9 ярдов перед энд-зон «Рэйдерс». Питтсбург конвертировал перехват Хэма в очки за три розыгрыша, а тачдаун команде принес короткий пас Тэрри Брэдшоу на Суонна. «Стилерс» повели 17-10, впервые за матч лидируя в счете. Но до конца игры оставалось почти 12 минут, вполне достаточно времени для привычного камбэка «Рэйдерс». Следующий драйв Окленд начинал с отметки 15 ярдов. Нападение «Рэйдерс» сделало обычную попытку выноса на первом дауне и, как обычно в этом матче, не прошло дальше одного ярда. Но на втором дауне Стэйблер попытался удивить соперника новой комбинацией. Нападение сыграло ролл-аут в обе стороны, после чего квотербэк на ходу изменил цель паса. Ролл-аут оправдал себя, Бранч поймал мяч на 16 ярдов на левой бровке. После еще одной попытки выноса «Рэйдерс» разыгрывали второй-и-6. «Стилерс» вышли в «Кавер-2», а Грин занял позицию для «Stunt 4-3». Джон Грин выбегал с разворотом, но Апшоу увел его в сторону, давая Стэйблеру дополнительную секунду для броска. Бранч, изначально показав намерение отыграть гоу-маршрут, внезапно изменил направление и мгновенно освободился для приема. Блаунт был введен в заблуждение первоначальной позицией Бранча, но затем почти достал ресивера. Мэл срезал угол и был готов сбить пас, но Стэйблер сделал настолько идеальный бросок, что Клиффу удалось на мгновение опередить Блаунта, поймать мяч и пробежать с ним 42 ярда. Наверное, Бранч занес бы тачдаун, не находись Ламберт в глубине схемы «Кавер-2». Остановить рывок ресивера удалось только на отметке 24 ярда до энд-зон «Стилерс». В этот момент терпение Бада Карсона подошло к концу. Он посадил на лавку Блаунта и заменил его новичком Джимми Алленом. Блаунт больше не появится на поле в этом матче. «Мэл действительно не обращал внимание на наши схемы, он просто хотел играть персонально с оппонентом, - рассказывал Вагнер, - В конце концов, он сломал несколько наших розыгрышей. Его техника была ужасной, она не укладывалась в простые схемы Карсона. А если вы не делаете общую работу, вы должны уйти из игры. Давайте смотреть правде в глаза, Бранч был одним из самых быстрых парней, против которых мы играли. Блаунт говорил, что ему ни с кем так тяжело не приходилось играть, как с Бранчем. Мэла посадили на лавку только потому, что он уступал Клиффу в каждом розыгрыше. Во время блиц у Блаунта вообще не было шансов выиграть борьбу. Он провел свою худшую игру». Бранч поймал еще один пас на следующем розыгрыше, «Рэйдерс» зашли в рэд-зон, но пройти дальше хозяевам не удалось. Ламберт сделал блистательный тэкл во время короткого паса, а затем атаковал Стэйблера благодаря слаженному блицу Гринвуда и Грина. «Мы смогли пройти почти все поле благодаря Бранчу, но когда игра перемещается в рэд-зон, поле сужается и ресиверу сложнее искать открытые места, - признавался Флорес, - У нас было при попытки занести тачдаун, но игроки «Стилерс» показали лучшие качества. Они играли 2-дип зону, корнербэки плотно держали позицию, а лайнбэкеры были готовы делать рывки. Когда элементы сложились в одно целое, а глубина поля была всего 20 ярдов, у нас почти не осталось вариантов для комбинаций». Бланда закончил драйв удачной попыткой филд-гола и сократил разницу в счете, 17-13. До конца матча оставалось еще семь с половиной минут. Нападение Питтсбурга «убило» четыре минуты, дошло до середины поля и пробило пант. Окленд также ничего не смог сделать на следующем драйве. «Мы вели в счете, поэтому могли позволить себе играть глубже в защите, - вспоминал Расселл, - Четыре лайнбэкера закрывали короткие зоны, а трое защитников располагались в глубине. Обычно мы играли с тремя лайнменами в таких ситуациях, а Карсон пробовал разные способы борьбы на линии».

(на фото - Энди Расселл)
Ключевым моментом стал розыгрыш третьего дауна на семь ярдов. Карсон выбрал построение блиц из «Кавер-0», а Грин занял позицию тилт-ноуз. Такая схема повозила Ламберту совершить рывок по открытому коридору до квотербэка, вынуждая Стэйблера в спешке выбросить мяч за бровку. «Против пасового нападения такой команды как Окленд, лучше всего задействовать миддл-лайнбэкера, - рассуждал Хэм, - Без этого «Кавер-2» не стоит и выеденного яйца. На этом розыгрыше важную роль сыграл рост Ламберта, через его руки Стэйблеру было сложно отдать хороший пас». Тем не менее, уступая с разницей в четыре очка, «Рэйдерс» получили еще один шанс спасти игру за 1:48 до конца. Бранч открыл драйв приемом на 18 ярдов, но на следующем снэпе Гринвуд прорвал линию Окленда и сделал сэк с потерей девяти ярдов. К разочарованию «Стилерс», Томас допустил холдинг и успех Гринвуда уже ничего не значил. Однако Томас с лихвой исправил ситуацию на следующем розыгрыше. Когда раннинг-бэк «Рэйдерс» Хаббард ушел на блок вместо выноса, Расселл мог забыть про свою обязанность страховать возможный пас и пошел в блиц. Словно шторм Энди налетел на Стэйблера, который не удержал мяч в руках. Никого из игроков «Рэйдерс» поблизости не оказалось, Томас подхватил мяч с земли и вернул его на отметку 24 ярда на половине поля соперника. Две комбинации спустя Харрис пробежал практически без сопротивления по центру и сделал победный тачдаун. Для Расселла, ветерана с двенадцатилетним стажем, который пережил немало ужасных сезонов «Стилерс», победа была особенно значимой. «Я пережил самый эмоциональный момент за карьеру, - вспоминал Расселл, - У каждого из нас выступили слезы на глазах. Мы были так счастливы и безумно рады выходу в Супербоул». Не менее важной победа оказалась и для Грина, который также провел несколько провальных сезонов с командой. «Понимать, что вы не выиграли ничего серьезного за всю историю команды, а затем осознать, что следующим матчем будет Супербоул, просто невероятно, - рассказывал Грин, - Я растаял от эмоций, словно молодая девушка на первом свидании». Франко Харрис назвал ту игру «самой значимой для всех поколений «Стилерс» 70-х годов, потому что она показала наш настоящий характер и умение преодолевать трудности». «Мы вернулись домой поздно ночью, было почти три часа утра, - продолжал Харрис, - Никто не чувствовал усталости, все были в отличном настроении. Кто-то из ребят позвал меня к столу, а там - обещанные стэйки, яйца и шампанское. Мы праздновали до самого утра».


Две недели спустя «Стилерс» выиграют первый Супербоул в своей истории, победив Миннесоту со счетом 16-6. В той игре защита Бада Карсона установила рекорд Супербоулов, позволив сопернику пройти всего 119 ярдов в нападении. Если кто-то еще публично сомневался в силе защитников Питтсбурга или схемах игры линии обороны, решающий матч заставил их замолчать. Одним из посрамленных скептиков, возможно, оказался сам…Мэл Блаунт. «Игра против Клиффа Бранча стала худшей в моей карьере, - вспоминал Блаунт, - А я еще и сделал пару заявлений, что тренер поступил неправильно, убрав меня из игры. Перед Супербоулом ходило много разговоров, стоило ли вообще меня заявлять на матч». В итоге, Карсон решил оставить Блаунта в составе и Мэл ответил отличной игрой. Он сделал ключевой перехват перед самым перерывом на отметке 1 ярд до своей зачетной зоной, а за весь матч через него прошел только один точный пас на ресивера. Это стало поворотным моментом в карьере Блаунта и его успехах в схемах Бада Карсона. «До этого матча Бад и Мэл часто ругались, - вспоминал Вагнер, - После Супербоула я разговаривал с Блаунтом на эту тему и он признал, что был неправ. Он осознал, что ему нужно учиться работать в системе Карсона». В первом раунде драфта следующего года «Стилерс» выбрали корнербэка Дэйва Брауна из университета Мичиган. Блаунт понимал, что его ожидает жесткая конкуренция за место в стартовом составе. Ему предстояло убедить Карсона, что он сможет играть в схеме тренера. «Я понимал, что должен приехать на тренировочные сборы перед сезоном 1975 года и доказать, что могу играть в этой лиге, - рассказывал Блаунт, - Карсон поверил в меня, и мы добились результата. Я сделал 11 перехватов, был признан лучшим защитником года в НФЛ». Рекорд в 11 перехватов для игроков «Стилерс» держится уже больше 30 лет. Мэл Блаунт пять раз попадал в Про-боул, еще три раза выигрывал в Супербоуле вместе с командой, а в 1989 году его ввели в Зал Славы НФЛ. Блаунт освоил игру в «Кавер-2», некоторые другие защитники также подтянулись к общему высокому уровню. Иногда они выглядели до неприличия здорово. В 1976 году «Стилерс» выдали серию из девяти побед подряд, а защита команды в этих играх пропустила всего 28 очков! Однако успехи защиты Бада Карсона привели к неожиданным последствиям для лиги. Другие команды, впечатленные успехом «Стилерс», также начали включать в свой арсенал агрессивные схемы «Кавер-2» от Бада Карсона. Большинство матчей стали малорезультативными, а болельщикам было скучно наблюдать за такими играми. Когда фанаты недовольны игрой, это сразу чувствуют владельцы команд, поэтому они решили исправить ситуацию. Начиная с 1978 года сезон был расширен до 16 игр, а лига реализовала несколько резких изменений в правилах, направленных на поддержку игры в нападении. Лайнмены нападения теперь могли делать блоки вытянутыми руками и открытыми ладонями. То, что раньше считалось холдингом, теперь стало законным способом защиты квотербэка, который получал дополнительные секунды на чтение схем игры соперника перед броском. Второе правило касалось игры дифенсив-бэков и было направлено конкретно против схем защиты «Стилерс». Нововведение получило название «Illegal Chuck Rule», иногда его также называют «Правило Мэла Блаунта». Согласно этому правилу, защитнику запрещалось вступать в контакт с ресивером, как только тот уходил за пределы пяти ярдов от линии скриммиджа. Отныне, агрессивным защитникам типа Блаунта, приходилось держать руки при себе, а принимающие могли свободно исполнять свои маршруты без риска получить удар. Блаунту такое название футбольного правила скорее льстило, чем раздражало. "Я думаю, если игрок имеет такое влияние на игру, что его именем называют целое правило, чего еще можно желать? - смеялся Мэл, - Об этом прочитают мои дети и внуки. Я горжусь тем, что чуваки в руководстве лиги думали обо мне, когда сочиняли такое правило и называли его моим именем. А если серьезно - когда такие изменения происходят, вы просто должны перестроиться и работать по новому. Мы все еще достаточно талантливы, чтобы выигрывать и по новым правилам". Поскольку защита "Стилерс" доминировала в 70-х годах, другие команды с переменным успехом пытались повторить их успех. "Эти клубы даже близко никогда не показывали тот футбол в защите, который демонстрировали "Стилерс", - заявил Билл Беличик, который в те годы работал помощником в "Бронкос", - Это была очень сложная и продуманная система защиты. Не существовало способа просто скопировать внешнюю расстановку защиты "Стилерс" и запустить похожую игру, если вы действительно не представляли, как это работает. А как об этом можно было узнать, если парни из штаба "Стилерс" не покидали команду? За пределы Питтсбурга наработки Карсона впервые вышли после перехода Джорджа Перлеса в университет Мичиган Стэйт. Когда в 1990 году я нанял Ника Сабана для работы в "Кливленд Браунс", он уже использовал схемы Карсона в работе со "Спартанцами". Когда Сабан добрался до "Браунс", мы смогли запустить аналог защиты "Стилерс" и играли по этим схемам с 1990 по 1995 годы. Естественно, мы вносили в систему Карсона небольшие изменения, но в целом она работала даже в условиях современного футбола. Потом все изменилось, ведь нам приходилось учитывать множество новых схем, применяемых нападением. Игра с одним бэком, построения с тремя ресиверами - такие заботы во времена Карсона и "Стилерс" 70-х годов сложно было представить". Из-за появления новых формаций нападения и "Правила Мэла Блаунта", оригинальная версия "Кавер-2" Бада Карсона не применяется в наши дни, но основные идеи и принципы остаются в силе. Самым успешным в адаптации этих принципов стал Тони Данджи. Несмотря на то, что Данджи провел всего один сезон в качестве игрока у Карсона, философия тренера оказала глубокое влияние на футбольное мировоззрение Тони. Многие элементы из невероятно удачной защиты "Тампа-2", которую создал Данджи, можно найти в плэйбуке Бада Карсона 1977 года, который до сих пор хранится на полке в кабинете Тони. "Благодаря идеям Карсона я вырос в профессиональном футболе. Я всегда верил в его схемы. Поэтому, когда я начал карьеру тренера и стал координатором защиты Миннесоты в 1992 году, я подошел к Денни Грину и сказал: "Я хочу играть в футбол Бада". Грин согласился, мы вместе штудировали архивы Карсона. Монте Киффин работал в "Вайкингс" тренером лайнбэкеров. Он уже использовал различные схемы защиты, не так часто "Кавер-2", как тотальный пасс раш. Я сказал: "Монте, если мы объединим твоих парней, твои идеи, и встроим их в "Кавер-2", мы можем получить в итоге что-то невероятное". Это сработало, и в 1993 году у нас была лучшая защита в лиге. Также пару лет мы лидировали в лиге по количеству перехватов у соперника. Но наши идеи так и не стали популярными до тех пор, пока мы не перебрались в Тампу в 1996 году. Именно там мы построили базовую защиту, которую не видели с 70-х годов". Конечно, у Данджи были некоторые заметные различия. Бад обычно учил своих лайнбэкеров: "Читайте, откуда выбежит ресивер и следуйте за ним". Данджи и Киффин привязывали позицию лайнбэкеров к определенным ориентирам и точкам, а уже потом указывали им играть по ситуации. Я помню момент, когда ездил комментировать предсезонный матч "Бакканиерс". Мне удалось понаблюдать за работой игроков Тампы на тренировках. Им потребовалось время, чтобы освоить новую систему, но чем ближе подходило время старта сезона, тем лучше они выглядели. Ассистенты тренера Лави Смит и Херм Эдвардс работали в Тампе, после чего стали главными тренерами команд НФЛ и продолжили идеи Карсона, Данджи и Киффина. Когда "Чикаго Бирс" Лави Смита встретились в Супербоуле XLI с "Индианаполис Кольтс" Тони Данджи, обе команды использовали схожие схемы в защите. В наши дни практически каждая команда использует некоторые элементы "Кавер-2" и "Тампа-2" в своих оборонительных схемах. Всякий раз, когда Данджи начинал учить новичков работать в своих схемах, он встречал замешательство. Вот как описывал Тони тренировочный процесс: "На тренировках новички и парни, перешедшие из других команд, спрашивали: "Если тайт-энд делает то-то и то-то, кто должен играть против него?" А мы отвечали: "Ну, вообще-то никто персонально не будет играть против него. Вся линия защиты будет играть с ним, как и с любым другим нападающим". Сопернику необходимо сделать несколько пасов, чтобы пройти поле. Если они терпеливы, то найдут цель и сделают пас. Мы должны постоянно думать на поле. Например, на одной из комбинаций наш дифенсив-лайнмэн сделает отличный рывок и достанет квотербэка или мы остановим вынос. Тогда нападению придется делать пас точнее и дальше, а нам будет легче его прервать. Для большинства профессиональных команд такие теории словно темный лес. Они верят, что на каждый маршрут нападающего должен быть конкретный ответ защиты. У нас все сложнее, в этом главная разница с концепцией "Тампа-2".

В конце 1977 года Карсон покинул Питтсбург и стал координатором защиты "Лос-Анджелес Рэмс". По иронии судьбы, два года спустя именно "Рэмс" вышли в Супербоул XIV, где их ждали "Стилерс". Явным фаворитом матча считался Питтсбург, но в конце третьей четверти "Рэмс" вели в счете. Поскольку Карсон досконально знал защиту бывшей команды, "Стилерс" меняли лайнбэкеров после каждого снэпа, чтобы Бад не смог разгадать схемы игры. В конце концов "Рэмс" проиграли, но Карсон продолжал успешную карьеру координатора защиты на протяжении следующего десятилетия, пока наконец не достиг цели своей жизни. Он возглавлял линию защиты "Кольтс", "Чифс" и "Джетс", прежде чем стал главным тренером "Кливленд Браунс" в 1989 году. В первом же сезоне он привел команду к матчу за звание чемпиона конференции, но после слабого старта в следующем сезоне его выкинули из Кливленда импульсивным решением Арта Модела, владельца "Браунс". Чуть позже, Модел признал свою ошибку. Карсон отправился в Филадельфию, где работал с защитой "Иглс" в 1991 году и до смерти напугал половину лиги своими успехами. Реджи Уайт, Сет Джойнер, Эрик Аллен и Уэс Хопкинс играли под началом Карсона и считались звездами НФЛ.

(на фото - Бад Карсон в составе "Иглс")
Поскольку футбол все больше ориентировался на пасовое нападение, Карсон постоянно адаптировал свои схемы. В "Иглс" его защита намного чаще играла в блиц, чем "Стилерс" 70-х годов. Эти изменения были явно успешными, так как линия обороны "Иглс" стала одной из немногих в лиге, одновременно лидируя в защите от паса, выноса и по общему показателю. Большинство историков лиги считают, что Карсон построил две величайших линии защиты всех времен - "Стилерс" 1976 года и "Иглс" 1991 года. Питер Джунта, работавший тренером сэкондари у Карсона в "Иглс", вспомнил поездку на автобусе на матч в Вашингтон. "Мы проезжали Пентагон, когда один из наших лайнбэкеров, Билл Романовски, сказал: "Я думаю, что это единственное здание в Америке, которое имеет лучшую защиту, чем система Бада". В перерыве игры против "Рэдскинс" Карсон на ходу вносит изменения в линию обороны и полностью выключает лучших нападающих соперника из игры. А Романовски сразу и говорит: "Знаете, парни, а ведь я был неправ. У Карсона защита лучше, чем у Пентагона!". Когда дела шли неважно, Бад оставался очень спокойным, обдумывал возможные варианты и возвращался к схемам, в которых мы выглядели лучше. Он отлично умел внести нужные коррективы, старался адаптировать лучшие навыки игроков под общую систему. Он постоянно добавлял новые штрихи в старые схемы, всегда пытался быть на шаг впереди линии нападения". Карсон вернулся в "Рэмс", где и работал до окончания тренерской карьеры в 1997 году. Он скончался в 2005 году, но его основные концепции и схемы до сих пор глубоко вплетены в ткань современного футбола. "Бад Карсон был мужественным парнем, который не боялся попробовать то, о чем и не задумывались другие тренеры, - рассказывал Энди Расселл, - Постоянное изменение схемы игры защиты на стадии подготовки к снэпу стало полностью инновационной идеей. "Stunt 4-3", чтение прогрессии маршрутов, прием "хуг-эн-ап" и, конечно, защита "Кавер-2". Он обладал способностью совместить физический талант игрока с силой его разума. Бад всегда учил нас думать головой и быть терпеливыми". Возможно у "Стального занавеса" были на счету и другие, более впечатляющие матчи, но я убежден, что игра 1974 года за титул чемпиона АФК всегда будет считаться образцовой для Бада Карсона. И хотя Тони Данджи не было в составе "Стилерс" во время этого матча, он узнал достаточно много за год работы с Карсоном, чтобы стать его восторженным учеником. На протяжении тринадцати сезонов в качестве главного тренера Тампы, а затем и Индианаполиса, где он выиграл Супербоул 2006 года, Тони распространял идею "Кавер-2" словно футбольное Евангелие. "Как главный тренер, он не мог дать вам больше уверенности в себе, чем вы сами ее ощущаете, - вспоминал Данджи, - Но величие Карсона заключалось в том, что он помогал понять, что именно вы должны делать на поле для общего блага команды. Он знал футбол изнутри, не боялся идти против устоявшихся основ игры. Бад Карсон никогда не чувствовал, что должен следовать за толпой. У него всегда был свой, особенный путь".
Страницы: 1 2 След.
FatGuy
galerus, ясно, спасибо, буду знать)
galerus
FatGuy написал: galerus , кстати, во времена Ллойда, Киркленда и Кева Грина Стилерз, по-моему, тоже играли 4-3, если я, конечно, ничего не путаю
Не. Уже тогда 3-4 играли. Просто Чеда Брауна, второго внутреннего Лб, никто не знает. Это как в 2000х. Все знают Вудли, Харрисона и Фарриора. Но Ларри Фута не особо.
FatGuy
galerus, кстати, во времена Ллойда, Киркленда и Кева Грина Стилерз, по-моему, тоже играли 4-3, если я, конечно, ничего не путаю
galerus
FatGuy написал: Спасибо огромное! Стилерз 70-х, это конечно была Команда!!!
Забавно, что у любого современного болельщика Стилерз ассоциируется только с системой 3-4, хотя лучшая версия питтсбургской защиты играла 4-3.
FatGuy
Спасибо огромное! Стилерз 70-х, это конечно была Команда!!!
salcon
Снимаю шляпу! Отличная работа!
sigr76
brave написал: sigr76 написал: Про Данджи - я так понял, за год игры с Карсоном он зацепил "Кавер-2", а потом в книге упоминается, что у него оригинальный плэйбук Карсона постоянно на полке лежит. Ну так да, я просто не знал, что он играл в Стилерс. ittr написал: от себя - с Уолшем можно не торопиться, межсезонье длинное, за по сути пять месяцев до июльских кэмпов будут всего три информповода - "юрьев день", драфт и старт Системы Согласен, растягивать было бы очень логично, дозировать, так сказать. А вообще, мы обязательно придумаем, как это все оформить, чтобы было на видном месте. Еще раз спасибо огромное за эту работу!
Да, думаю для книг отдельный блок нужен, типа он-лайн библиотеки. Кстати, можно будет устроить небольшой опрос по поводу - какие книги взять для перевода на будущее. Подборка книг только у меня немаленькая, а ведь наверняка у каждого пользователя тоже интересные книги есть
brave
sigr76 написал: Про Данджи - я так понял, за год игры с Карсоном он зацепил "Кавер-2", а потом в книге упоминается, что у него оригинальный плэйбук Карсона постоянно на полке лежит.
Ну так да, я просто не знал, что он играл в Стилерс.
ittr написал: от себя - с Уолшем можно не торопиться, межсезонье длинное, за по сути пять месяцев до июльских кэмпов будут всего три информповода - "юрьев день", драфт и старт Системы

Согласен, растягивать было бы очень логично, дозировать, так сказать.


А вообще, мы обязательно придумаем, как это все оформить, чтобы было на видном месте.


Еще раз спасибо огромное за эту работу!

ittr
от себя - с Уолшем можно не торопиться, межсезонье длинное, за по сути пять месяцев до июльских кэмпов будут всего три информповода - "юрьев день", драфт и старт Системы


:)

SirMichael

Брейв, кстати, предлагал сделать подраздел для книг.

sigr76
SirMichael написал: brave написал: Единственное, я бы наверно предложил публиковать частями, чтобы не пугать людей. Хочется, чтобы это прочитало как можно больше народу. Не знаю. Лонгрид, конечно, эпический, но здесь есть логическое разбиение. Один пост - одна игра. Автора перевода надо очень сильно попросить, буквально умолять, выложить здесь перевод книги про Уолша.
Вот и у меня двойственное отношение в таким масштабным текстам. Как разбить цельную игру - это вроде как половину матча посмотрел, а продолжение только через неделю... Но в формате ворд это было 27 страниц, перебор наверно для чтения за один присест. Так что, пока думаю над этим форматом, а то следующие главы еще больше получаются
sigr76
SirMichael написал: brave написал: Единственное, я бы наверно предложил публиковать частями, чтобы не пугать людей. Хочется, чтобы это прочитало как можно больше народу. Не знаю. Лонгрид, конечно, эпический, но здесь есть логическое разбиение. Один пост - одна игра. Автора перевода надо очень сильно попросить, буквально умолять, выложить здесь перевод книги про Уолша.
Да, Уолш со следующей недели тут пойдет, я просто сейчас все первые главы заново редактирую. Когда на спортсе начинал выкладывать, много ошибок пропустил. Первые три главы уже отредактированы, еще пару за выходные осилю. Так что или на выходных, или с понедельника - буду уже публиковать их здесь
sigr76
brave написал: Фантастическое чтиво! Просто фантастика! Единственное, я бы наверно предложил публиковать частями, чтобы не пугать людей. Хочется, чтобы это прочитало как можно больше народу. Азы кавер-2 разобраны так доступно... короче я в соплях от восторга. ) П.С. Интересно было узнать, где с кавер-2 познакомился Тони Данжи, который для современных болельщиков является по сути главным проводником этой концепции. П.П.С. Приятно было узнать, что Стилерс читерили еще до того, как Галерус стал обвинять в читерстве Пэтриотс. )) (я про ледяную корку, ниоткуда появившуюся на поле). П.П.П.С. «хуг-эм-ап» - лучше написать "хаг-эм-ап", обнимашки это же хаг, не хуг. В общем, огромное спасибо авторам перевода, просто супер.

Про Данджи - я так понял, за год игры с Карсоном он зацепил "Кавер-2", а потом в книге упоминается, что у него оригинальный плэйбук Карсона постоянно на полке лежит.

"Хуг" - тут я вообще думал оставить в англ.варианте, непереводимая игра слов. Дочь мне предложила вариант "заобнимать", т.е. так обнять, чтобы мало не показалось)) Но ты прав - нужно писать "хаг", поправлю вечерком

sigr76
galerus написал: И, да, перевод Immaculate Reception - это просто адская головоломка для любого переводчика. Сама игра слов берет за основу фразу Immaculate Conception - известное по Библии не иначе как Непорочное Зачатие. Но как это все теперь соединить и перевести на русский, чтобы звучало также красиво и со смыслом? Вопрос. Сам маялся, да плюнул.
Я с этим "Непорочным..." часа два просидел в раздумьях. По идее, звучит гениально - "Непорочный прием", но в контексте футбола как-то мне диковато показалось. Оставил на свой страх и риск))
sigr76
galerus написал: Все-таки прозвище Джон Грина - Mean - в данном случае переводится, как "Злобный", а не как "Посредственный". П.П.С. Приятно было узнать, что Стилерс читерили еще до того, как Галерус стал обвинять в читерстве Пэтриотс. )) (я про ледяную корку, ниоткуда появившуюся на поле). Я никого не обвинял, это же были просто факты.
Да, про Грина - признаю, моя ошибка. Именно в истории "Стилерс" не самый большой ас, а адекватного упоминания на русском языке не нашем. Так что приму к сведению и поправлю вечерком в тексте:)
SirMichael
brave написал: Единственное, я бы наверно предложил публиковать частями, чтобы не пугать людей. Хочется, чтобы это прочитало как можно больше народу.

Не знаю. Лонгрид, конечно, эпический, но здесь есть логическое разбиение. Один пост - одна игра.

Автора перевода надо очень сильно попросить, буквально умолять, выложить здесь перевод книги про Уолша.

brave
galerus написал: Я никого не обвинял, это же были просто факты.
Да шуткую я, шуткую. )
galerus
И, да, перевод Immaculate Reception - это просто адская головоломка для любого переводчика. Сама игра слов берет за основу фразу Immaculate Conception - известное по Библии не иначе как Непорочное Зачатие. Но как это все теперь соединить и перевести на русский, чтобы звучало также красиво и со смыслом? Вопрос. Сам маялся, да плюнул. :)
galerus
Все-таки прозвище Джон Грина - Mean - в данном случае переводится, как "Злобный", а не как "Посредственный".
П.П.С. Приятно было узнать, что Стилерс читерили еще до того, как Галерус стал обвинять в читерстве Пэтриотс. )) (я про ледяную корку, ниоткуда появившуюся на поле).

Я никого не обвинял, это же были просто факты. :)

brave
Фантастическое чтиво! Просто фантастика! Единственное, я бы наверно предложил публиковать частями, чтобы не пугать людей. Хочется, чтобы это прочитало как можно больше народу.


Азы кавер-2 разобраны так доступно... короче я в соплях от восторга. )


П.С. Интересно было узнать, где с кавер-2 познакомился Тони Данжи, который для современных болельщиков является по сути главным проводником этой концепции.


П.П.С. Приятно было узнать, что Стилерс читерили еще до того, как Галерус стал обвинять в читерстве Пэтриотс. )) (я про ледяную корку, ниоткуда появившуюся на поле).


П.П.П.С. «хуг-эм-ап» - лучше написать "хаг-эм-ап", обнимашки это же хаг, не хуг.


В общем, огромное спасибо авторам перевода, просто супер.

Страницы: 1 2 След.