NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Драфтуем по-новому. Часть 2


Две недели до драфта 2019. Продолжаем разбирать новые тренды, появившиеся в работе фронт-офисов франшиз НФЛ. Что, кроме выбора квотербэков, может волновать команды? Неограненные алмазы, о которых больше никто не знает. Ценность физических данных. Доверие к цифрам. Нестандартные трейды. Обсудим.


Секретов не осталось

Пару лет назад Хави Роузман, ответственный за футбольные операции в Филадельфии, ответил на вопрос журналиста о главном факторе, отличающим сегодняшний драфт от драфта десятилетней давности. «Интернет», - произнес он. Способность социальных сетей распространять скаутскую информацию о любом игроке с любого уровня футбола, и доступность большого количества видеозаписей на YouTube больше не позволяют держать вне поля зрения перспективных и талантливых игроков. Роузман упомянул, что осенью 2015 они нашли парня, которого офис считал драгоценным камнем, скрытым под слоем грязи. Карсон Венц. Но зимой 2016 хайп-вагон покинул станцию. Растущий ажиотаж вынудил Филадельфию на трейд-ап до второго оверолла.

Теоретически у каждой из 32 команд должен существовать индивидуальный драфт-борд – для выбора доступны больше 6 тысяч студентов. Джон Дорси, сейчас генеральный менеджер Кливленда, утверждает, что его группа ежегодно тратила на изучение проспектов порядка 60 тысяч часов. Вероятно, столько же времени расходуется и другими штабами. Но несмотря на объемный скаутинг и индивидуальные подходы в оценке перспектив игрока, драфт-борды выглядят практически одинаково. Генеральный менеджер Балтимора Эрик Декоста высказался в том духе, что волатильность драфта ушла в прошлое, а у команд на стенах висят идентичные списки проспектов. «Раньше вы делали свой топ 100 и в конце драфта оставались невычеркнутые игроки. Теперь о таком можно только мечтать. Все драфтуют одних и тех же. Практически нет слиперов. Думаю, это во многом связано с интернетом и мок-драфтами. Об игроках пишут так много, такой вал информации сваливается на наши головы, что установился паритет. Все, кого мы считали пригодными для выбора – всех выбрали».

Рядовой болельщик, изучив с десяток мок-драфтов, может взять попкорн и расслабиться: сюрпризов не будет. Он уже сложил в голове картинку первого-второго раунда. Для франшиз информационная эра создала еще более жестокую реальность: неограненный алмаз из небольшого колледжа, числящийся в драфт-рэнкинге на каком-нибудь сотом месте, больше не станет незадрафтованным свободным агентом. Его заберет кто-то другой, потому что знания скаутов уравнялись. В прошлые годы уход опытного скаута означал серьезную потерю и автоматическое усиление конкурента. Сейчас скаутские отделы разгоняются чуть ли не каждое лето, потому что они больше не обладают эксклюзивом.

Мимо атлетов больше не проходят

Команды готовых ухватиться за любую идею, лишь бы опередить соперника на поле или вне его. Поэтому, когда Сиэтл выиграл Супербоул 2013, сфокусировавшись на ультра-атлетичных игроках, способных высоко прыгать и пулей срываться с линии мяча, другие франшизы принялись перенимать этот подход. Внимание к скаутскому Комбайну усилилось. Больше никогда такой игрок, как Бобби Вагнер, один из лучших лайнбэкеров НФЛ, не упадет до 47 пика, как это случилось в 2012. Элитный атлет – ценность сама по себе, вне игровых качеств. Сегодня парень, который прыгает выше других или великолепно показавший себя на коротком шаттле, ценится на вес золота. До Комбайна ты был никем и звали тебя никак. После о тебе заговорит твиттер, а паровозик хайпа поехал вперед. Доли секунд и сантиметры больше не мелочь, а билет в рай.

В 2015 корнербэк Байрон Джонс испытал это на себе. Не имея признания, считаясь одним из многих, он побил рекорд в прыжке в длину, прыгнув на 3,73 метра, а заодно и в первый раунд. В 2014 ресивер Брендин Кукс стал лучшим в шаттле на 60 ярдов и вторым на 20 (рекорд до сих пор за ним) и отправился в Сэйнтс с 20 оверолла, имея лишь один адекватный сезон в колледже. В 2017 Джон Росс пробежал 40 ярдов за рекордные 4,22 секунды – он был выбран в топ 10 драфта, несмотря на хрустальность, присущую ему на протяжении всей студенческой карьеры (и не только). Тогда же сэйфти Оби Мелифонву из футбольной программы Коннектикута, будучи по мнению скаутов «медленным, без инстинктов, не способным прогнозировать полет мяча», умудрился уйти во втором раунде только потому, что прыгнул в высоту с четвертым, а в длину со вторым результатом в истории Комбайна. В 2019 физическим фриком стал Ди Кей Меткалф, которого до съезда студентов ставили в конец первого – середину второго раунда, а после него он уходит лучшим ресивером и по ходу первых десяти пиков.

Речь не идет об успешной карьере атлетов, об их гарантированном успехе или провале. Мы видим разные судьбы. Но у нас разговор о подходе команд к выбору игроков. Силовой, атлетический, физический талант - еще один важный фактор влияния на драфт-борды. Таких парней команды будут выбирать выше, чем этого требуют видеозаписи и хайлайты.

Меньше веры к колледжам

Возьмем, к примеру, эджей. В университетах они задействуются на большем количестве пас-раш снэпов, чем в НФЛ, так как намного чаще сталкиваются с быстрым пасовым нападением. И вроде бы набегает хорошая статистика для анализа. Но сколько из тех линейных нападения, что ему противостояли, соответствуют высокому уровню, чем скил хоть как-то соответствует профессиональному пас-блоку? Один? Два? Понятно, что в Сан-Франциско Ник Боса будет находиться на поле реже, чем в Огайо Стейт, и тем не менее - насколько он сможет соответствовать ожиданиям и тем цифрам, что записаны в его профайле? У 49ерз уже есть Соломон Томас, сделавший за два сезона 4 сэка в НФЛ. За 4 сэка франшиза заплатила пиком и контрактом третьего оверолла. В 2018 Новый Орлеан платиновыми слитками заплатил Пэкерз за подъем на 14 оверолл ради Маркуса Девенпорта, которого вслух называют бастом все, кроме фронт-офиса Святых.

Похожая история и с линией нападения – многие игроки никогда не работали в трехточечной стойке, что требуется в профессионалах. Энди Рид, например, считает, что отношение к о-лайнменам похоже на то, как человек закрывает глаза, чтобы не видеть проблему: «Люди не рождаются для нахождения в столь странной позе. Это не прирожденный талант. Нужны многие часы, чтобы научиться работать из этой стойки. Часы, чтобы добиться хоть какого-то прогресса, а ведь парень уже играет в НФЛ. Колледжи не уделяют линейным нападения достаточно времени». Подобное можно сказать практически о любой специализации. Квотербэки не играют из-под центра, ресиверы не встречают должного сопротивления, лайнбэкеров, умеющих работать не в прикрытии паса, а в защите от выноса, не сыщешь днем с огнем. И так далее.

Командам необходимо коррелировать показатели в колледжах и ожидания в лиге. До тех пор правильно тратить деньги на подписание уже проверенных игроков, подтвердивших свой уровень, либо рисковать пиками ради плеймейкеров, не вбухивая их в рядовые позиции.

Креативные обмены

В современной лиге торговая ценность драфт-пиков должна была кардинально измениться сразу после введения шкалы заработной платы новичков в 2011. Стало весьма выгодно иметь в ростере как можно больше игроков на новичковых контрактах, желательно из ранних раундов, где вероятность найти талантливого футболиста выше. До появления ограничений по зарплате проспектов, выбор в первом раунде был очень дорогим удовольствием. Не редко именно этот парень, только вчера покинувший общагу кампуса, становился самым высокооплачиваемым игроком команды. Проблема в том, что обмены пиками не отражают новую реальность. Чарт ценности драфт-капитала Джимми Джонсона применяется фронт-офисами на протяжении пары последних десятилетий. Еще пять лет назад каждый генеральный менеджер заявлял, что расчеты трейдов основываются на этой таблице. На деле же одного кота в мешке, поменьше, меняли на другого, пожирнее. Но самые умные команды определили ценность пиков через другую форму: обмен на игроков с опытом.

Во главе тренда встал Билл Беличик, оказавшийся первым адептом новой веры, когда обменял пик первого раунда (32 оверолл) на ресивера Брендина Кукса. Затем Патриоты заполучили пас-рашера Кони Или, обменявшись с Каролиной пиками второго раунда, упав с 64 на 72 позицию. В 2016 Майами заполучили из Филадельфии Кико Алонсо, Байрона Максвелла и 13 оверолл взамен своего восьмого. «Мы упали на пять слотов, прихватив трех стартеров», - возрадовался тогда главный тренер Долфинс Адам Гейс. В прошлом году Биллс так усердно поднимались за Джошем Алленом, что по пути, за 12 пик, отдали Цинциннати 21 оверолл и стартового левого тэкла Корди Гленна.

Этот подход - новая волна. Стратегия накопление пиков, однажды усовершенствованная тем же Беличиком, когда в 2009, 2010, 2011 и 2013 у Нью-Ингленда было больше пиков во втором раунде, чем у кого бы то ни было, устаревает. Сейчас в тренде жертвы драфт-позициями ради молодых, проверенных ветеранов. Добавьте сюда компенсационные пики, получаемые командами за потерянных свободных агентов и ценник за испытанный огнем, водой и медными трубами товар становится еще ниже.

Через пару недель фронт-офисы НФЛ попытаются применить эти или другие тренды современного драфта, чтобы стать лучше и сильнее. А мы вскоре узнаем так и не научившиеся жить по новым правилам франшизы.