NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Ирландские легенды: Эра Кнута Рокне

С точки зрения истории разумного человечества, насчитывающей тысячи лет, отрезок в 13 лет является никчёмным. Но для истории футбола эти 13 лет являются бесценными. Именно столько Кнут Рокне был главным тренером и атлетическим директором университета Нотр Дама, и именно за этот безумно короткий срок он внёс огромный вклад в развитие этой великой игры.

Его имя навсегда останется в сердцах поклонников футбола. Его слова никогда не затихнут, по-прежнему также настойчиво звуча в ушах игроков, мотивируя их совершать подвиги на поле, превозмогая боль, усталость и сопротивление куда более сильных соперников.

Период с 1918 по 1930 года принято считать классическим в истории университета Нотр Дама. Периодом золотым. Именно тогда «ирландцы» впервые познали вкус чемпионства, именно тогда их упорство и самоотверженность в матчах превратились в легенды. Это была великая эпоха. Это была эра Кнута Рокне.

Началось же всё с того, что Джесси Харперу, на износ работавшему атлетическим директором и тренером футбольной, баскетбольной и бейсбольной команд университета, всё надоело. Моральная усталость, накопившаяся в течение долгих лет тренерской работы, начала сказываться, негативно влияя на здоровье Джесси. Дома, в Канзасе, его давно ждала семейная ферма, спокойствие и солнце. Что ещё было нужно старому спортивному генералу, мечтавшему отдохнуть от бесконечных баталий?

Решение об уходе Харперу было не трудно принять, ведь в лице своего ассистента, Кнута Рокне, он воспитал молодого, энергичного и грамотного специалиста, безумно любившего своё дело. У Кнута по-прежнему также ярко горели глаза, как тогда, в 1913 году, дебютном для Харпера в Нотр Даме. Именно Рокне поддержал нового тренера и принял его философию. Именно Кнут был назначен Джесси капитаном той великолепной команды, и именно Кнут был рядом с Джесси все последующие годы его тренерской работы в кампусе Нотр Дама. Они оба были нужны друг другу. Тогда. Теперь же уставшему Харперу нужен был покой. А Рокне  была нужна свобода. Молодой тридцатилетний специалист, которого переполняли новаторские идеи, был готов к собственному большому плаванию,  в которое его и отправили в 1918 году, сделав главным тренером футбольной команды и атлетическим директором.

Отмечу, что Рокне, за время пребывания в стенах университета, а это были долгие 7 лет, успел стать настоящей душой кампуса. Его символом. Одним из тех людей, которых безумно любили как преподаватели, таки и студенты с персоналом. Отец Кавано предоставил Кнуту безграничный кредит доверия, и тот начал свой путь к славе. Путь, сделавший бессмертным и его, и его подопечных.

Год 1918 навсегда войдёт в мировую историю. Это был тяжёлый год. Ещё один год войны, смертей, голода и насилия. Трудным он оказался и для Рокне. Его команда завершила сезон с результатом 3-1-2. Так плохо она не выступала уже очень давно, более 10 лет. Любого другого наставника могли бы после подобной неудачи выгнать, ведь амбициозные «ирландцы» рвались на самый верх, став достаточно популярным коллективом в стране. Но с Рокне был особый случай. Человек, проведший четверть жизни в стенах этого университета, имел здесь колоссальную поддержку.

Кнут не опустил рук и стал делать работу над ошибками.

Уже в следующем году его команда провела идеальный сезон, выиграв все 9 матчей и даже став национальными чемпионами по некоторым версиям. Но большинство специалистов превосходство Нотр Дама не признало, отдав преимущество командам Гарварда и Иллиноиса.

Если кто-то считает нынешнюю систему футбольной НСАА несправедливой, то он мало знаком с тем, что она из себя представляла в первой половине прошлого столетия. Это был крайне аморфный и непонятный организм, где чемпионами признавали ряд обласканных отдельными субъектами коллективов. Можно было выиграть все матчи, разгромив серьёзных конкурентов, но так и не получить признания, потому что вы не выходили на поле в форме команд Восточного Побережья или Юго – Востока, реже Пацифики.

Самым принципиальным соперником команды Рокне в те годы была Военная Академия Вэст Поинта, матчи с которой приковывали внимание практически всей страны. И, 6 ноября 1920 года, состоялся один из лучших поединков почти векового противостояния этих программ. То был день квотербэка «ирландцев» Джорджа Гиппа, проведшего, по словам современников, свою лучшую игру в карьере. Он бросал с убийственной точностью, он хладнокровно принимал решения, он самоотверженно выносил мяч. Физически более развитые и дисциплинированные кадеты, выступавшие дома, раз за разом вставали на пути атаковавших футболистов Нотр Дама, жестоко и беспощадно избивая своих соперников. У кого-то из гостей уже начинали опускаться руки, и они неохотно шли с мячом вперёд, боясь в очередной раз получить сильный удар от армейцев. Однако Гипп не сдавался, ведя партнёров в бой. Видя напор своего квотербэка, остальные футболисты собрались и начали переигрывать оппонентов на всех участках поля, в итоге дожав хозяев 27:17. Это был триумф Нотр Дама. Выступление той команды «ирландцев» стало откровением для публики Восточного побережья, впервые обратившей внимание на Рокне после его представления с Гусом Дорэисом семилетней давности. Так родилось имя Кнута Рокне, о котором теперь знала большая часть США.

Тот год стал последним для Джорджа Гиппа, и поныне удерживающего первенство по некоторым статистическим показателям, три сезона подряд лидировавшего в команде по набранным ярдам, как на пасе, так и на выносе. Это был потрясающий одарённый игрок, которому так и не суждено было полностью раскрыть свой талант, уйдя из жизни 14 декабря 1920 года в возрасте 25 лет от пневмонии, подхваченной совершенно нелепым образом. Дело было в конце ноября, когда в ассоциации раздавали индивидуальные призы и формировали различные символические сборные. Гиппу досталась изрядная доля поощрений,  в связи с чем он задержался на вечеринке, посвящённой этому торжеству. Вернувшись уже после наступления комендантского часа, Джордж не сумел попасть в своё общежитие, и был вынужден искать иное место ночлега. Очень часто он проводил время в местном театре, где сам числился среди персонала, иногда проводя там ночи, и прекрасно зная, что почти всегда двери этого здания не заперты. По роковой случайности в ту ночь замок закрыли, и уставший Гипп заночевал у входа в театр. Канун зимы в Индиане является временем суровым, и погода не балует население теплом. Обычное юношеское наплевательское отношение к жизни и к своему здоровью в итоге привело к фатальным последствиям. Болезнь быстро съедала Джорджа, и уже через две недели великолепного квотербэка не стало. Перед смертью Гипп, лежа на больничной койке, произнёс Рокне слова, которые тот запомнил на всю жизнь: «Я ухожу, Рок. Всё нормально. Я не боюсь. Придёт время, Рок, когда команда столкнётся с трудностями, когда всё будет не так, попроси их выложиться, показать все свои умения и выиграть разок, для Гиппера. Я не знаю, где я буду, Рок. Но я узнаю об этом, и буду счастлив».

{youtube} 0CCwxMvXPZo&feature=related{/youtube}

После сезона 1920 года, когда подопечные Рокне вновь одержали 9 побед в 9 матчах и вновь не были признаны чемпионами, хотя два других коллектива, проведших идеальные сезоны, свои титулы получили, Кнут стал одним из самых известных специалистов в Америке. Ему было всего чуть больше тридцати, и он сумел создать команду победителей в далеко не самом располагающем к этому университете.

Нотр Дам всегда испытывал кадровые трудности. На протяжении всей своей эпохи. Можно говорить о знаменитых футболистах, выступавших в форме «ирландцев», но нельзя не признать, что подавляющее большинство из них обрело признание уже после того, как они стали студентами, в школьные же годы эти парни не были столь ярки. Виной всему не только очень жёсткие академические требования, установленные советом университета, но и религиозный барьер, отталкивавший представителей не католических конфессий. США всегда были протестантским государством, и не так много католиков жило в этой  стране.

Как бы там ни было, особый подход Рокне помог ему создать эффективную систему. Первая Мировая Война оказала значительное влияние на философию Кнута, видевшего в спорте основной базис комплектования боеспособной армии. Критикуя пьянство и развлечения, Рокне при любой выпадавшей ему возможности, будь то интервью местной газете или же приглашение на радио, старался сказать, насколько важно молодым людям заниматься спортом. Он делал это без пафоса. Он делал это искренне, совершенно справедливо полагая, что физические упражнения избавят юношей от многих проблем.

Повышенное внимание Рокне уделял трём аспектам игры «Техника-Физика-Этика», стараясь воспитывать разносторонне развитых футболистов, чётко следовавших духу игры. Уже в начале двадцатых общественность и пресса начали отмечать эту черту команд Кнута, сделав его одним из любимцев публики.

Однако несмотря на собственное признание, победу в национальном чемпионате команде Нотр Дама так и не давали.

Одной из особенностей тренерского подхода Рокне было постоянное конспектирование мельчайших деталей, подмечаемых им на тренировке за своими подопечными. К каждому игроку Кнут старался найти индивидуальный подход. Да, он был жестким, если не сказать жестоким на тренировках, заставляя свою команду изнемогать от усталости и боли, но он никогда не переходил черту.

Кнут был одним из пионеров комбинационной игры, предпочитая схемы нападения, где находилось место и выносу и пасу. Его хитроумные комбинации запутывали соперников, ставя в тупик тренерский штаб оппонентов раз за разом. Как и свой учитель, Джесси Харпер, Кнут Рокне ценил игровой ум футболистов, ему нравились думающие на поле парни, которые бы могли набирать ярды ещё до начала розыгрыша благодаря отличной тактической подготовке.

Сезоны 1921 – 1923 годов Нотр Дам прошёл, потерпев лишь по одному поражению в каждом из них. Были обыграны такие команды как Небраска, Индиана, Армия, Джорджия Тэк и Принстон, являвшиеся элитой студенческого футбола того времени. «Ирландцы» уже не просто стучали в двери зала чемпионов, они их вышибли, но переступить порог им всё ещё не позволяли.

Долгожданный успех пришёл к Нотр Даму после сезона 1924 года, финальной точкой которого стала победа над Стэнфордом в Роуз Боуле со счётом 27:10. Прежде чем это случилось, подопечным Рокне пришлось пройти трудный путь. Сначала в Нью-Йорке была победа над Армией в упорном поединке 13:7, затем команда продолжила своё путешествие по Восточному побережью, отправившись в Нью-Джерси, где был повержен Принстон, дома Нотр Дам ждали непростые поединки с Джорджией Тэк и Небраской, которой удавалось два прошлых сезона быть единственной командой обыгрывавшей «ирландцев». Кнут Рокне раздал все долги. Теперь он был не просто известным тренером, он стал тренером - победителем, на собственных плечах втащив тогда совсем небольшой университет Нотр Дама в когорту великих команд современности. После сезона 1924 года Рокне принял католицизм.

Последующие три года «ирландцы» вновь были среди лучших в стране, но не могли провести идеальный сезон, что лишало их шансов быть признанными чемпионами. В 1928 году случилось то, о чём предупреждал несколько лет назад своего наставника Джорж Гипп. Футбол развивался, прогрессировал и Рокне, считавшийся новатором и пионером многих аспектов игры, уже давно был отнесён к числу консервативных специалистов. У него была своя концепция и  своя философия, делавшие Нотр Дамм практически непобедимым. Но так не могло продолжаться вечно, и в условиях слабого набора первокурсников, рано или поздно, должен был случиться провал. Команда шла 4-2, уступив гостевые поединки Висконсину и Джорджии Тэк. «Ирландцы» уже лишились шансов стать чемпионами, но впереди их ожидал самый принципиальный соперник. Октябрь, Нью-Йорк, Армия. Нужно ли говорить, что тот матч значил для обоих соперников? Для Нотр Дама было важным сохранить своё лицо и завершить сезон с положительным балансом побед и поражений, «рыцари» же, ведомые своими опытными выпускниками, рвались к первому титулу национальных чемпионов, одержав победы во всех стартовых 6  матчах, при этом переиграв такие мощные коллективы как Йель, Южный Методист и Гарвард. Впереди был малоопытный Нотр Дам, переживавший смену поколений. Нотр Дам, один из лучших составов которого, нынешние кадеты разнесли в прошлом сезоне 18:0, не дав тем самым стать национальными чемпионами. Перед матчем Рокне обратился к своим игрокам, и эта речь стала футбольной классикой. В голове Кнута звучали слова Джорджа Гиппа, в умах и сердцах же тех, кто в тот момент находился в раздевалке Нотр Дама, звучали следующие слова, и по сей день эхом доносящиеся до тех, кому небезразличен футбол:

«Хорошо, Коллинз, ты и Коллрик будете играть эндов. Теперь бэкфилд – Джимми, Коллинз, Шевеньи и Нимич. Парни, сейчас вас ждёт тяжелейшее испытание для любой команды. Будьте одним целым, делая то, чему я учил вас весь сезон – жертвуйте собой, бескорыстно жертвуйте. Все говорят, насколько они хороши, но лично я думаю,  что вы лучше их.  Я также думаю, что если каждый из вас сможет выложиться полностью, то результат не заставит себя ждать. Хорошо, продолжим. После начального удара, если мы принимаем, то прикрытие оттягивается назад и блокирует принявшего мяч на протяжении всего маршрута, вспомним старый стиль Нотр Дама. Если пробиваем мы, то вся команда бежит на соперника так быстро, как каждый из вас может, на пределе. Теперь о защите. В обороне я хочу от центра, чтобы он давил через линию розыгрыша, либо оставался за ней в зависимости от ситуации. Используйте свою голову! И от вас, гарды, я хочу, чтобы вы каждый розыгрыш максимально прорывались на территорию соперников. Я буду ждать от вас этой игры всё время.  Теперь таклы, я хочу, чтобы вы проходили ярд или половину, а затем держали позицию. Шире расставляйте ноги и ниже приседайте на них, и будьте готовы бить руками и локтями, чтобы вас не снесли нахрен. От эндов я ожидаю быстрой работы в каждом розыгрыше – будьте там раньше соперника. Работайте быстро, но контролируйте себя. Теперь вы, парни, в бэкфилде, я хочу, чтобы вы сначала оценивали ситуацию, а потом уже начинали движение. Если будет пас вперёд, пас в одну из зон, ждите, пока не увидите мяч в воздухе, а затем уже пытайтесь получить его. И когда мы сделаем это, парни, тогда мы начнём наступление. Это то, зачем мы здесь. После, когда мы это сделаем, будем давить, помните об этом, на самого слабого их такла. Мы будем прорываться по центру, прорываться по краям! Прорываться по центру! Прорываться по краям! И когда мы подловим их на выносе один раз, мы будем делать это на всём протяжении матча. Мы не будем бросать пас, если их сэкондари будут слишком близко. Но не забывайте, парни, как только мы получим мяч, мы должны играть, играть, играть! Мы не должны останавливаться, пока не достигнем цели! И не забывайте, парни, сегодня день, когда мы победим! Им нас не остановить – сегодня это произойдёт! И тогда, я начну называть вас мужчинами! Первый взвод! Пошли! Сражаться, сражаться, сражаться, сражаться, сражаться! Это то, что вы должны кричать, выходя на поле!».

{youtube} NmY7ttVNiWo{/youtube}

Была вязкая жёсткая осенняя рубка. Хозяева, как обычно, уповали на свою мощь, вдавливая в газон «ирландцев», большая часть из которых выходила на поле первый сезон.  Никто не мог оторваться в счёте, обе команды валились с ног, но матч продолжался, после первой половины Армия вела 6:0, занеся одну попытку. Тогда Рокне рассказал футболистам о просьбе Джорджа Гиппа. В третьей четверти один из лидеров команды, эмоциональный Джек Шевеньи, настолько проникся историей о Гиппе, что без устали начал лезть с мячом вперёд, в результате ему удалось занести попытку, после чего Джек восторженно прокричал: «Разок для Гиппа!» Такое рвение обернулось травмой Шевеньи в четвёртой четверти, и Рокне был вынужден заменить его  на Джонни О’Брайена, слабейшего игрока в команде, которого подтянули из  спринтерской сборной университета. Под конец встречи хафбэк «ирландцев» Бутч Нимич, находясь на 32 ярдовой линии соперника, заметил открытого на 10 ярдах О’Брайена и тут же бросил ему мяч.  Джонни поймал пас и побежал вперёд, однако путь в конечную зону ему преграждали двое защитников, О’Брайен, понимая, что не сможет уйти от их захватов, прыгнул с мячом вперёд, надеясь пересечь очковую линию. Тачдаун! 12:6 победа Нотр Дама! Больше Джонни О’Брайен не проведёт в футболе ни одного розыгрыша. Взволнованный Шевеньи, несмотря на травму, вскочил со скамейки и закричал: «Ещё разок для Гиппа!». На лице невозмутимого Кнута Рокне появилась улыбка а, голубые глаза устремили взгляд на небо…

Следующие два сезона пройдут под знаком Нотр Дама, Кнут Рокне и его подопечные выиграют все матчи и завоюют титулы национальных чемпионов два раза подряд.

Кнут Рокне был превосходным оратором, в каждой своей речи высказывая уважение к сопернику, он, словно гипнотизируя, настраивал известные только ему струны души футболистов, находя то, что могло бы зажечь огонь бесстрашия в их глазах, и выводил полностью заряженный на поединок коллектив. Рокне много внимания уделял изучению психологии, он изучал поведение животных, и отметил интересную закономерность, что живые существа проявляют агрессию, когда их что-то выбивает из привычного процесса. Так и Кнут, используя это знание, мог в перерыве начать говорить спокойно, медленно, отчётливо произнося каждое слово, а затем резко срывался на крик и заводил своих подопечных. А мог делать и наоборот.  Сегодня, многие североамериканские специалисты, изучающие риторику, обязательно сталкиваются с речами Кнута Рокне, ставшими образцами мотивирующих спичей:

«Вы хотите опозорить Нотр Дам? И вы не боитесь, что будет потом? Какие же вы все мягкие! Джими, ты самый мягкий, убирайся! Элмер, займи его место, теперь ты будешь играть фулбэка! Что такое? Джимми теперь нет? Знаю, вы чувствуете свою слабость! Враг думает также. Видите, мы ввели их в заблуждение. Вы достаточно сильны. Том, на поле ты выглядишь как мальчик из воскресной школы. Лучше надень маску пьяного хулигана. Она сейчас нужнее. Фред, и у тебя это получится. Но Фред, не вздумай быть задиристым алкашом за пределами поля! Парни, дразните своих соперников, чем больше, тем лучше. Играйте, настроившись на победу, в противном случае она достанется врагам. Узнайте, в чём их слабые стороны, но не подавайте виду, что они вам известны, пока не настанет подходящий момент. О’Нил! Парни, смотрите, он здоров как бык, но на поле он использует голову, а не только своё огромные тело. Посмотрите на него, и делайте также – думайте на поле!  Теперь вы не просто собираетесь победить, теперь вы уже заслуживаете победы! И если вы проиграете, значит, вы это поражение заслужили, понятно? Но я вам не советую заслуживать поражения, это всем ясно? Уолш, сними повязку с больной ноги и обмотай ей здоровую. Знаю, это сделает тебя уязвимым, но соперник наверняка будет лупить тебя по повязке, а она будет на здоровой ноге! Если кто-то из вас покажет оппонентам свои слабые стороны, я его вышибу из команды! Ни какой славы! Ни каких поклонниц! Джо, я тебя предупредил! Ты думаешь, что тебя это не касается, потому что ты звезда, постоянно набирающая очки? Ты не наберёшь ни одного, если часть команды не будет тебя блокировать. Вы долго играете вместе и знаете сильные и слабые стороны друг друга, так используйте это! Вы не просто каких-то 11 мужиков, вы – организм. Жестокое животное. Так уничтожьте соперника! Повалите его наземь и разорвите! Это естественный порядок вещей в природе!»

Рокне крайне редко выходил из себя. Происходило это в основном после травм игроков. Он также не терпел симуляций в его команде, но чаще подопечные, напротив, старались скрыть от тренера свои повреждения. Кнут обходил игроков вместе с врачом и лишь при детальном осмотре позволял футболистам принять участие в матче.

Он был превосходным психологом. Поклонники тысячами слали письма и телеграммы футболистам. Рокне все их читал. Перед самыми важными матчами он собирал полученные письма и телеграммы и брал с собой в раздевалку. Там он клал этот мешок на пол и просил игроков достать конверт и прочесть, какое-нибудь письмо. Сам же Кнут отбирал наиболее подходящие по его мнению и зачитывал вслух, это могла быть история мальчика-сироты, суровые дни в приюте которого скрашивают лишь победы Нотр Дама, это могла быть история какого-нибудь бедняка, поставившего все свои деньги на «ирландцев», в надежде заработать хоть немного на хлеб для своих маленьких детишек, или что-то подобное. Такие письма производили фантастический эффект.

Ещё одним поступком, заслуживающим внимания, были инициации Рокне выступлений его подопечных на юге. Тогда одним из самых сильных коллективов в стране считалась Джорджия Тэк, и визиты «ирландцев» в её логово, Атланту, где вся власть принадлежала Ку-Клукс-Клану, ненавидевшему католиков, были достаточно частыми. Двухдневная поездка из Саут-Бэнда в столицу Джорджии превращалась в настоящий ад. Братство умело запугивать своих врагов, но Рокне никогда не отступал и требовал того же от своих игроков. Победы над «жёлтыми мундирами» в крайне тяжёлых условиях заслужили уважение к Нотр Даму даже у самых рьяных ненавистников этой программы.

Рассказывать истории об этом удивительном человеке можно бесконечно, уже ставшие национальным фольклором байки о Кнуте Рокне, можно услышать во многих американских штатах. Он запрещал заходить к своим футболистам в раздевалку, он был недоволен великолепными сезонами 1929 и 1930 годов, заставляя игроков улучшать свои навыки на тренировках. Он старался развиваться не только в тактическом, но и психологическом плане, его обожали студенты, уважали преподаватели, за те 13 лет, что Кнут был руководителем спортивной программы Нотр Дама, университет обрёл национальную популярность.

Кнут Рокне оставил огромный вклад в истории футбола, он мог бы сделать намного больше, но шторм, обрушившийся на маленький серебряный «Фокер», который вёз на борту восьмерых пассажиров из Канзаса в Калифорнию, среди которых был и Рокне, оборвал жизнь этого замечательного человека, как и жизни тех, кто был его спутниками в том трагическом полёте. Кнуту Рокне было всего 43 года…

В Америке, а также родном городе великого наставника, норвежском Воссе, создан ряд мемориалов, посвящённых этой выдающейся неординарной личности. Но Кнут Рокне сам воздвиг себе памятник, написав целую главу в истории футбола. Удивительную, трогательную, красивую главу…