NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Дэвид Харрис. Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 5

Блог Game of Endzones продолжает публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ». Сегодня на очереди пятая глава книги, из которой мы узнаем о работе Уолша с командой «Вашингтон Юнион Хаскис»; о теоретических наработках Уолша в первые годы тренерской карьеры; о первом опыте работы с профессиональной командой и последовавшим за этим кризисом.


Глава 5: Восхождение

 

Выбрав жизненный путь, Билл Уолш стал стремиться как можно больше узнать о будущей работе.Он, Джери и младенец Стив вернулись в Сан-Хосе в начале 1956 года, где Билл поступил в университет Сан-Хосе Стэйт аспирантом для соискания степени магистра на факультете физического воспитания. Весь первый год аспирантуры Билл содержал семью, подрабатывая на станции по закачке газа в баллоны, раздавая полотенца в раздевалке, а также судейством на матчах бейсбольных команд школьного уровня. Его наставником в аспирантуре стал Боб Бронзен, под руководством которого Уолш стал тренировать резервный состав команды, а позже стал тренером линии защиты. Формально курсовая работа Уолша касалась общих принципов преподавания по стандартам штата Калифорния, но сам Билл положил в ее основу тезис: «Защита: фланговое построение линии, стрессоустойчивость».Суть этого 192-страничного документа состояла в анализе новых профессиональных схем игры нападения того времени (обострение игры атаки путем прорыва линии обороны сразу после снэпа и вывод игрока на средний и дальний пас, расширение универсальности игры тайтэндов) и тому, как защита команды, в те годы предусматривавшая наличие шести игроков на линии скриммиджа и только трех дифенсив-бэков, должна адаптироваться для защиты от пасового нападения. «Мой тезис был очень дилетантским, - признавал позже Уолш, - Комитет факультета жестко раскритиковал работу, особенно по причине отсутствия ссылок на другие источники. И только когда Бронзен убедил членов комиссии, что на эту тему раньше никто и никогда не издавал научных трудов, они дали согласие на соискание степени магистра».Биллу пришлось дважды сдавать квалификационный экзамен на сертификат преподавателя штата Калифорния, но пройдя все испытания он был готов для будущей работы.Во многом благодаря обширной сети выпускников университета Сан-Хосе Стэйт, в свои 25 лет Билл Уолш быстро нашел работу. В 1957 году в школе Вашингтон Юнион, располагавшейся на месте современного района Ист-Бэй во Фримонте, его приняли на должность тренера местной футбольной команды. Предыдущего тренера уволили после того, как поймали на заднем сидении автомобиля в объятиях молоденькой чирлидерши. Заработная плата Уолша составила 4650 долларов в год плюс 250 долларов за степень магистра. В его обязанности входило физическое обучение школьников, а также управление школьным автобусом.«Это была первая моя оплачиваемая работа, отличавшаяся от тяжелого ручного труда, - вспоминал Билл, - Я всегда мечтал о работе, на которой у меня будет свой письменный стол и я постоянно одергивал себя – «если у меня вообще будет письменный стол». В школе Вашингтона я сидел в маленьком кабинете один, а стол располагался прямо напротив окон тренажерного зала, но все же это был письменный стол».Он разместил семью в арендованном доме по дороге в Ньюарк, самом дешевом из возможных вариантов, и с головой окунулся в новую работу.Доставшаяся Уолшу команда называлась «Вашингтон Юнион Хаски» и проиграла к тому времени 26 из 27-ми последних матчей, и наверно проиграла бы еще 26 подряд, если бы  приход Билла выдался на другой период времени.Однако как раз в те годы велось строительство шоссе в Ист-Бэй, связывающее Сан-Хосе с Оклендом, и в округе стало активно развиваться жилищное строительство. За год до прихода Уолша школа Вашингтон Юнион увеличила число учащихся с 750 до 3000 человек, что и позволило резко увеличить кадровый потенциал для спортивных команд.Билл немедленно стал привлекать новых учеников к новой схеме игры, которую он назвал весьма неоригинально – «Нападение Уолша». Эта схема включала в себя все идеи Билла, которые он успел собрать за недолгую карьеру в футболе.


(на фото - Билл Уолш в роли тренера "Вашингтон Хаскис")
Он менял схему игры в нападении трижды за первый год, но прогресс все равно был очевиден.«В те дни почти все футбольные тренеры боялись быстрого движения по полю, - вспоминал Билл, - Почему то считалось, что быстрое прохождение поля связано с физической слабостью игроков и недостатком жесткой игры у команды. Это был очень странный вывод».Что же именно Уолш дал своей команде? «Все соперники продолжали играть в короткий вынос: три ярда по земле и облако пыли, - вспоминал один из игроков, - При Уолше мы сразу стали играть в три ресивера, много передвигались без мяча и плели замысловатые узоры на поле. У большинства наших соперников схема предусматривала только двух ресиверов на поле одновременно. У нас их было три в каждом розыгрыше, а иногда даже пять. Билл показывал нам – вот основной ресивер, я хочу, чтобы он был здесь, здесь и здесь (рисовал контрольные точки передвижения по полю). В те времена все играли 3-дип зонную защиту. Уолш буквально вскрывал эту схему обороны, наполнял ее двумя-тремя нашими ресиверами». Никто среди школ вокруг залива никогда не видел ничего подобного. Но у них и не было никого, похожего на Уолша. В то время пока большинство тренеров запугивали и унижали своих игроков, Билл пошел по другому пути. Тренер баскетбольной команды вспоминал: «Я заметил, что даже обычные уроки физкультуры под руководством Уолша проходят веселее и интереснее, чем у других учителей. Мне это было непонятно и я провел целый день в зале, наблюдая за его уроками. Он занимался со всеми ребятами с невероятным уважением и достоинством. Даже маленькие и толстые пацаны, которые ненавидели уроки физкультуры, всегда приходили в форме и были рады заниматься с Биллом. Он уважал каждого из ребят, невзирая на их физические данные. Поэтому и школьники с радостью занимались на его уроках, ведь он одинаково доброжелательно относился ко всем без исключения».На футбольном поле результат школьной команды сразу стал заметен. Ничего подобного школа Вашингтон Юнион никогда не видела. В 1957 году подопечные Уолша выиграли 4 игры, уступив всего в двух. Впервые за последние 10 лет у школы было так много побед.В следующем году команда выиграла восемь матчей и стала чемпионом лиги. Самый знаковый матч в школьной карьере Уолша состоялся как раз в 1958 году, когда «Хаскис» играли против «Комет» из школы Лик, Сан-Франциско. Обе команды подошли к матчу с идеальным показателем. «Хаскис» проиграли непостижимым образом – раннинг-бэк команды прорвался через всех защитников, пробежал две трети поля и был на расстоянии пары ярдов от победного тачдауна. Перед самой зачетной зоной «Комет» он выронил мяч, который подобрал защитник соперника и вернул почти на 100 ярдов в тачдаун. Это было первое поражение в карьере Уолша, после которого он не смог сдержать слез обиды и разочарования, но далеко не последнее. Как позже вспоминал Билл, даже спустя десятилетия после игры он просыпался по утрам с кошмарными воспоминаниями о злополучном фамбле и задавался бесконечными вопросами о том, как можно было иначе провести тот матч. Чемпионский титул школы Вашингтон Юнион спустя год превратился в пыль. Команда провела катастрофический сезон, закончив его с показателем 1-8. Причиной тому стало разделение школьного округа на две неравных по составу школы, в результате чего почти весь состав «Хаскис» покинул команду. Однако и Билл не собирался надолго оставаться тренером в Вашингтон Юнион. Это был уже не тот подросток, которого только мать смогла подтолкнуть к решению об учебе в колледже. Его предыдущая мотивация сменилась амбициями победителя, сложившимися в три главных постулата, которые он положил в основу тренерской карьеры.Первым стала его любовь к игре, к футболу, которой он следовал всю жизнь. Сейчас у него уже не оставалось сомнений, что именно карьера тренера и есть его призвание.Вторым стимулом стало разочарование от собственной карьеры как игрока в футбол. Из-за различных обстоятельств, на которые он никак не мог повлиять, Уолш так и не добился успеха на футбольном поле. Этот неудачный опыт постоянно преследовал Билла снова и снова.Третьим было желание не стать похожим на отца, проводя всю жизнь на автомобильном заводе с неясными перспективами на повышение. Уолшу было необходимо ставить перед собой большие цели, и он старался делать все возможное для их достижения.В период между сезонами Уолш посещал все доступные в регионе семинары для тренеров, обучаясь базовым навыкам работы с командой, что готовило его к лучшей работе. Он проходил собеседования на возникавшие вакансии тренеров и быстро стал известен впечатляющими навыками разбирать игру прямо на доске, рисуя всевозможные схемы на все случаи и под требования любой команды.После сезона 1959 года Уолш получил возможность показать весь свой потенциал на практике. Марв Леви, будущий тренер «Баффало Биллс», был принят на должность главного тренера команды университета Калифорния. Почти сразу Леви обзвонил все местные школы в поисках ассистентов для новой работы. Боб Бронзен, знавший методы работы бывшего подопечного, организовал для Уолша собеседование на пост ассистента главного тренера. «Мы разговаривали с Леви о предстоящем собеседовании, - вспоминал Боб, - И я сразу сказал ему, что назначая время и место для разговора с Биллом, следует не забыть поставить большую школьную доску с мелом. Я знал, что если Билл встанет к доске со своими наработками, он сразу получит работу». Видимо доска ждала Билла на собеседовании, так как в 1960 году он с семьей уже переехал из Ньюарка в Уолнат-Крик, родной город Джери, а затем и еще ближе к новому месту работы в Беркли. Уолш останется в университете Калифорния на 3 года, где в итоге получит пост координатора защиты. «Я не был готов к работе, – признавался Билл, - Я неплохо знал теорию, но «плавал» в практических вопросах. Если быть честным, я выглядел полным дураком, пытаясь добиться успеха прежде, чем действительно стал к этому готов».Билл описывал самого себя тех времен как «во многом незрелого молодого человека». Примером этому стал случай, который произошел в один из уик-эндов, когда он, Джери и еще пара друзей ехали среди холмов Беркли. Их обогнал спортивный автомобиль, подрезав машину Билла, а когда Уолш возмущенно посигналил лихачу, тот обернулся и показал ему средний палец. Билл преследовал гонщика до самой парковки, выбежал из машины и побежал разбираться с обидчиком. Водитель спорткара оказался намного больше, чем сам Билл, и без колебаний вступил в перепалку с Уолшем. Парой ударов Билл уложил его на землю, а затем уехал, оставив противника лежать на тротуаре.В то же время, набираясь жизненного опыта, Уолш продолжал впитывать знания, которые ему были нужны для карьеры тренера.«Для тренеров тех времен настоящей религией являлась «жесткость», которую вы должны были показывать по отношению к футболистам, – рассказывал Билл, - И все тренеры, воспитывая игроков, старались быть похожими на сержантов морской пехоты, запугивая своих подопечных. Я тоже сперва поддался этому, но быстро пришел к выводу, что это массовое заблуждение. Все тренеры заставляли игроков любить их, несмотря на унижения и оскорбления, а все игроки делали вид что любят своих тренеров, чтобы получить возможность играть. Вместо того, чтобы искренне любить и уважать тренера, игроки терпели отвращение к нему, чтобы просто выходить на поле. Игроки хотели единства, они хотели братства, они хотели получить игровой опыт и поэтому мирились с издевательствами. Большинство из них играли в футбол не благодаря, а скорее вопреки тренеру. К тому времени, когда я покинул университет Калифорнии, я четко уяснил, что если и тренировать игроков, то для этого нужно стать настоящим учителем, а не бандитом с улицы».Позже спортивные психологи описали новый подход Уолша как «не вызывать отвращение», а как только Билл уяснил, что этот метод работает, он сделал его своей торговой маркой на долгие годы.Следующим местом работы Уолша после университета Калифорнии стал Стэнфорд. В 1963 году главным тренером футбольной команды Стэнфорда был назначен Джон Ралстон, будущий тренер и генеральный менеджер «Денвер Бронкос». Ралстон  уже встречал Уолша на одном из семинаров тренеров и даже играл против него в период, когда Билл работал с запасной командой Сан-Хосе Стэйт. Ралстон всегда помнил об Уолше и сразу предложил ему пост первого ассистента. После переезда в Стэнфорд Уолш возглавил работу с рекрутами и стал тренером фрэшмэнов команды. Через полгода Уолшу поручили еще и работу с бэкфилдом защиты.Тренерский штаб Ралстона был богат на имена. Кроме Уолша там были еще Майк Уайт  (будущий главный тренер команд университетов Калифорния и Иллинойс), Джим Мора (будущий тренер «Нью-Орлеан Сэйнтс» и «Индианаполис Кольтс»), Дик Вермейл (будущий тренер UCLA, а затем «Филадельфии Иглс», «Сент-Луис Рэмс» и «Канзас-Сити Чифс»). Взаимопонимание между ними было полным. Все ассистенты Ралстона жили рядом друг с другом в Пало-Альто, пытаясь выжить на оклад в 7500 долларов в год и развивая таланты для будущих возможностей. Они постоянно общались семьями, устраивали совместные пикники. Особенно ценились итальянские вечера, которые устраивала Джери в доме Уолшей. Все они вспоминали время в Стэнфорде как «особенное и теплое».Спрос с каждого из них был огромным, все работали по 24 часа в сутки, семь дней в неделю. В таких условиях все меньше и меньше внимания доставалось семье Билла. Уолш чувствовал, что не может испытать разочарование от неудач тренерской карьеры, как это стало с опытом в качестве игрока. Результатом этого страха стало полное погружение в работу.«Час за часом, все ночи напролет отец сидел в своей каморке и просматривал видеоматериалы, – вспоминал его сын Стив, - Если мы и хотели предложить ему чем-нибудь заняться с семьей, то сразу встречали отпор. Не было смысла спорить с ним, он все равно выходил победителем в споре».И чем лучше становился Билл в роли ассистента тренера, тем сильнее ощущалось его отдаление от семьи.«Как футбольный теоретик Билл был настолько ярким, - вспоминал Дик Вермейл, - что опережал всех тренеров, работавших с ним. Из-за этого он всегда был вспыльчив и старался сдержать раздражение на окружающих».На встречах тренерского штаба команды Билла постоянно можно было увидеть перед доской, вокруг которой пылью летал стертый мел. Уолш яростно рисовал все новые и новые диаграммы, отражающие суть его схем, а Ралстон всегда стоял рядом и лихорадочно пытался записать все мысли Билла на бумагу, прежде чем тот в очередной раз очистит доску. Ралстон пытался упростить невероятно сложные задумки Уолша, чтобы применить их на практике. Следующим пунктом тренерской карьеры Уолша стала работа тренером профессиональной команды. В 1966 году он получил предложение, которое привело его в «Окленд Рэйдерс». На протяжении следующего года работы с командой, которая играла по воскресеньям он узнал о футболе больше, чем за все предыдущее десятилетие, а также столкнулся с первым кризисом в тренерской карьере.Предложение о работе в Окленде Уолш получил после встречи с Элом Дэвисом, главным управляющим партнером «Рэйдерс». Они познакомились на банкете и провели в разговорах целый час на автостоянке. По наводке Дэвиса главный тренер «Рэйдерс» Джон Раух предложил Уолшу пост тренера раннинг-бэков. Для Билла это был первый тренерский пост в работе с нападением, по другую сторону мяча.


(на фото - Билл Уолш времен работы в "Окленд Рэйдерс")
Позже Уолш описал методы работы в Окленде, которые он узнал и позже развил, как «основу для моей философии нападения». Эти методы впервые были разработаны легендарным Сидом Гиллменом в «Сан-Диего Чарджерс», а затем использованы Элом Дэвисом в период его работы главным тренером «Рэйдерс». После Дэвиса их стал использовать и Раух.Сида Гиллмена обычно называют «отцом современной пасовой игры». Уолш описывал свое впечатление от схем игры Гиллмена следующим образом: «У меня просто открылись глаза, когда я увидел, что можно творить в нападении. Все что я делал раньше казалось просто примитивным по сравнению с концепцией Гиллмена».Гиллмен стал первым тренером, который стал использовать пас как главное оружие команды в нападении. «Футбольное поле шириной 53 ярда и 100 ярдов в длину, - объяснял Гиллмен. – Мы заставили игроков полностью покрыть эту площадь, а не играть только на расстоянии десяти ярдов от линии снэпа».Результатом его схем стало огромное множество вариантов с использованием паса, особенно если на поле находилось одновременно сразу пять ресиверов. «Это был фундаментально новый подход, - рассказывал Билл, - Бэки и тайтэнды использовались у нас в разы чаще, чем у линии нападения других команд. Обычная команда НФЛ могла иметь три или четыре шаблона для игры халфбэка, а у «Рэйдерс» их было не менее двадцати. А ведь мы даже использовали далеко не весь набор схем Гиллмена. Чтобы осмыслить и осознать всю теорию Гиллмена нам потребовалось много времени, но когда мы разобрались – это был бесценный опыт».Кроме знакомства с революционными новшествами Гиллмена, в «Рэйдерс» Билл Уолш приобрел одновременно и свой худший опыт за десять лет тренерской карьеры.«Атмосфера в команде была нездоровой в плане обращения с людьми, - говорил Уолш, - В процессе работы люди теряли доверие и уважение друг к другу. Все это настраивало команду очень негативно. Я узнал много нового о том, как похоронить талантливую команду».Самым худшим из всех аспектов работы Билла в «Рэйдерс» стало постоянное требование немедленного результата на поле. Это заставляло его увеличивать рабочий день многократно, даже по сравнению с предыдущей работой в Стэнфорде. Такая нагрузка привела к личному кризису Уолша, он даже серьезно подумывал об окончании тренерской карьеры.Джери с детьми продолжали жить в Пало-Альто, а Билл постоянно ездил между домом и офисом. Возвращался домой Билл когда вся семья уже спала, а уезжал в Окленд еще до того, как все проснутся.«В тех условиях мы не могли иметь общий дом или семью, - объяснял Билл, - И стало ясно, что я мог потерять любимых людей, если бы продолжал работать в прежнем режиме. Чтобы пережить этот год мне пришлось резко повзрослеть. Иногда я не бывал дома на протяжении двух недель подряд. Это было далеко от хорошей семейной жизни».В конце концов, Джери дала понять Биллу, что так дальше продолжаться не может и ему нужно что-то решать. Вынужденный выбирать между «Рэйдерс» и семьей, Билл Уолш подал в отставку и был готов закончить карьеру тренера. После десяти лет различных тренерских постов, он пришел к выводу, что «получал слишком мало денег или перспектив развития карьеры, чтобы компенсировать все жертвы, которые делал». Именно поэтому Уолш решил сменить характер работы. Он был готов посвятить жизнь футболу, но пока игра приносила ему только разочарование, которое он больше не мог выносить.В 1967 году Уолш подал заявление в приемную комиссию бизнес-школы университета Стэнфорд и стал ждать зачисления. Он твердо решил начать вторую карьеру, не связанную с футболом.В эти дни Уолш содержал семью, преподавая в классе одного из колледжей Сан-Хосе и консультируя команду «Сан-Хосе Апачи», выступавшей в низшем дивизионе Континентальной футбольной лиги, которая тогда являлась фарм-системой для команд НФЛ. 

Таким образом, за десятилетие до первой встречи с Эдди ДиБартоло-младшим, Билл Уолш был твердо убежден, что его тренерская карьера закончена.
usc_it_vacansy
Мне че то лень было такое количество текста читать и зря.
salcon
Благодарю!
brave
Огромное спасибо за труд! Книга отличная.
sigr76
SirMichael написал: Спасибо! И сразу вопрос: а будет как-то синхронизироваться выкладки на Спортсе и здесь? Или здесь все позже, но в лучшей редакции?
Да, сейчас усиленно здесь буду догонять спортс, чтобы синхронизировать. Последние пару глав уже точно здесь выйдут в эксклюзиве на несколько дней раньше спортса. И здесь конечно обработанная версия, правок немного - но иногда текст становится намного чище и точнее. По плану - по 2 главы в неделю здесь выкладывать. Для спортса сейчас уже готова 23-я глава, на выходных появится.
SirMichael
Спасибо!

И сразу вопрос: а будет как-то синхронизироваться выкладки на Спортсе и здесь? Или здесь все позже, но в лучшей редакции?

Rotoz
Спасибо!