NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Дэвид Харрис. Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 10


Сайт NFLRUS и блог Game of Endzones продолжают публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ» Сегодня на очереди десятая глава, в которой мы узнаем, как Билл Уолш готовился приступил к первому тренировочному сбору «Фотинайнерс» в роли главного тренера; какие методы и способы помогали ему завоевать авторитет игроков и тренеров.

Глава 10: Как тренировать

Спустя десять лет, когда эпоха Билла Уолша в «Фотинайнерс» подходила к концу и он уже с трудом справлялся с постоянным давлением, сложно было представить, какую энергию этот человек вдохнул в команду к первому тренировочному лагерю. В 1979 году Уолш напоминал подростка, впервые в жизни получившего в руки ключи от семейного автомобиля, чтобы прокатить на нем подружку. Работа в постоянном аврале стала для него привычным делом.К началу лета Уолш перевез семью из кампуса Стэнфорда в новый дом у Менло-парк, в десяти минутах ходьбы от офиса «Фотинайнерс». Он провел некоторое время с семьей на озере Тахо, а потом с головой окунулся в работу тренировочного лагеря. Даже во время отдыха, Джери и дети редко видели Билла беззаботным, большую часть дней он проводил в планировании предсезонных мероприятий. К моменту возвращения в Сан-Франциско, Уолш подготовил график на предстоящие пять недель занятий, в котором поминутно было расписано кто, где и чем должен будет заниматься.


Когда Уолш представил этот график помощникам и ассистентам, те восприняли затею весьма недоверчиво. Работая десятки лет в разных командах НФЛ, они никогда не сталкивались с такой детальной организацией процесса. Процесс обучения игроков и превращения отдельных футболистов в успешную команду стал третьим столпом репутации Уолша.

Его непосредственная работа в качестве главного тренера началась в конце июля 1979 года, когда на тренировочную базу университета Санта-Клара съехались игроки и тренеры, чтобы под руководством Билла заниматься только футболом и делать первые шаги по выводу команды на новый уровень.
Поход к славе Уолш начал теоретическими и практическими занятиями с тренерским составом. Он знал, что его помощники и ассистенты будут делать большую часть практической работы и подбор каждого из них был личным решением Уолша. Основные усилия Уолш сконцентрировал на простой идее – они должны отрабатывать каждый отдельный элемент, как часть единой и большой системы. До отъезда с семьей на отдых он дал каждому помощнику многостраничный перечень методов и упражнений для тренировок, чтобы к моменту открытия лагеря теория уже была выучена наизусть. Координатор нападения команды Бобб Маккитрик вспоминал, что вместо законного летнего отпуска он был вынужден штудировать почти двести страниц инструкций, поясняющих сразу 38 новых схем игры лайнменов на предстоящий сезон.Билл считал, что обучение базовым навыкам является основой всей тренерской работы. Как только тренеры будут готовы применять эти навыки в практической работе, тогда и начнется реализация всех планов. «Каждый аспект будет иметь прямое отношение к определенному действию игрока на поле», - учил Билл. Эти аспекты затем станут основой тренировочного процесса «Фотинайнерс» и смогут применяться в тренировочном лагере  в любой последовательности, в зависимости от решения каждого тренера.Одним из главных требований Уолша на период тренировочного лагеря стал отказ чрезмерных нагрузок. Почти все тренеры того времени, проводя предсезонные сборы, создавали атмосферу жуткого стресса для игроков и требовали проводить тренировочные занятия в условиях максимальной жесткости. Дважды в день проводились двусторонние занятия с полным контактом игроков, нагрузка приводила футболистов к изнеможению. Уолш считал такую практику уместной только в военных лагерях, так как этот подход приводил к чрезмерной физической и эмоциональной усталости игроков еще до начала сезона. В итоге у футболистов снижалась концентрация, накапливалась усталость, и это приводило к высокому риску получения травм.Билл часто цитировал исследования, которые показывали, что с такими нагрузками на тренировках у игроков уже к середине сезона идет спад физической активности. Таким образом, вопреки устоявшейся практике, Уолш всегда ограничивал размер нагрузки на тренировках и, нередко, увеличивал время восстановления после очередной практики. За этот подход Уолша часто считали «слишком мягким».Ежедневные тренировки были разделены на три типа, в зависимости от степени контакта между игроками – занятия с полным обмундированием, занятия только в шлемах и подплечниках, или занятия в шортах и футболках. Каждому типу практики соответствовал свой период восстановления: после самых напряженных тренировок игроков могли на день ограничить только легким бегом и тактическими занятиями. Как правило, лагерь просыпался в 7-30, до обеда игроки проводили занятия в общей группе два с половиной часа. После обеда команда разделялась на составы нападения и защиты, отрабатывала схемы и построения, заученные накануне на теоретических занятиях. В 23-00 наступал комендантский час.



Если технические аспекты тренировок являлись совокупностью взглядов Уолша и его тренеров, то ответ на вопрос «как тренировать» был персональной заслугой Билла. 

«Вся работа «Фотинайнерс» была основана на принципах самоуважения и взаимоуважения, - рассказывал Билл, - Нашей главной задачей было помочь игроку стать лучше, но и сам футболист должен работать над собой. Повышение отдачи от тренировок у нас шло с обеих сторон, от игроков и от тренеров».
Спортивный психолог, который позже изучал методы работы Уолша, описал их, как «создание благоприятной среды обучения». «Фотинайнерс» изменили поведение в процессе тренировок. Процесс взаимодействия игрока и тренера базировался на первоначальных навыках и умениях футболиста, именно он отвечал за их подготовку и развитие. Далее, эти навыки и умения отрабатывались на тренировках под бдительным контролем тренера. Для повышения уровня базовых навыков, тренеры постоянно меняли условия их применения, заставляя отрабатывать новые и новые схемы на поле. Если задание выполнялось не точно, тренер не просто заставлял игрока переделывать его снова и снова, а проводил тщательный разбор ошибок. Тренерский штаб последовательно описывал весь процесс работы над ошибками и формировал конкретные отчеты с указанием моментов, которым следует уделить большее внимание. Тэкл нападения «Фотинайнерс» Кейт Фанхорст позже вспоминал, что за 10 лет в команде Уолша он не припомнит ни одного случая, когда кто-либо из тренеров повысил на него голос, хотя для других команд это было обычной практикой.Уолш внес много новых практических идей для тренировок. Общий подход к тренировкам состоял в многочисленных групповых занятиях, которые заканчивались отработкой розыгрышей в полном контакте. В таких тренировках можно было отработать командные навыки, но работать индивидуально было практически невозможно. Уолш терпеть не мог проводить впустую время на поле, по его мнению, не было никакого смысла в ежедневном доказывании жесткости игроков. Он хотел, чтобы футболисты совершенствовались, а не жестко толкались на поле. Билл предпочитал короткие тренировки, каждая минута которых будет наполнена детальной работой по конкретному сценарию. Он подчеркивал важность к деталям, был готов работать над каждым элементом снова и снова. Он не раз отмечал, как в конце игры футболисты от усталости теряют свои схемы и маршруты, поэтому для Уолша было важно создать у подопечных мышечную память для автоматического воспроизведения элементов на поле. Единственное, в чем Билл не делал послаблений на тренировках – скорость исполнения элементов. Он настаивал, чтобы все задания выполнялись в максимальном темпе, с точностью и интенсивностью, присущей каждой игре регулярного сезона.   Все это отличалось от тренировочных лагерей других команд 70-х годов. Один бывший главный тренер НФЛ отметил, что «Билл совершил революцию в тренировочном процессе», хотя он наблюдал только первую часть сбора «Фотинайнерс».Уолш не хотел, чтобы футболисты называли его «тренер», хотя это также было обычной практикой в НФЛ. Он настаивал на обращении по имени. Это тоже было революцией, он стирал грань недоступности тренера для обычного игрока. «Ни один из тренеров лиги не позволял такого, - вспоминал ресивер Майк Шуманн, - Это даже не обсуждалось. Тренеры были как родители, а ведь никто не называет родителей по именам».В первый день встречи с командой, Билл приветствовал игроков получасовой лекцией. Он почти не говорил о победах или поражениях, не был слишком жестким с игроками. Он говорил о развитии игроков и о том, как им стать лучшими футболистами на поле. Именно этот девиз стал целью первого тренировочного сбора: быть лучшими игроками. Билл сразу предупредил каждого футболиста – если вы не будете лучшими, вас ждут неприятности.Многие игроки скептически восприняли слова Уолша: не использовав шанс в лагере «Фотинайнерс», они рассчитывали потом попробовать свои силы в другой команде. Билл советовал им не обманывать самих себя. В прошлом сезоне команда одержала всего две победы. Это было самое дно лиги. Если футболисты не смогут играть здесь, они не смогут играть ни в одной другой команде. При этих словах Билл даже не повышал голос и не старался показать угрозу, но никто не сомневался, что Уолш прав. «Он как будто прочитал наши мысли», - вспоминал Рэнди Кросс.С первого дня и на протяжении тысяч последующих Билл Уолш встречал самых разных игроков. С некоторыми он сошелся ближе, с другими держал дистанцию, но всегда соблюдал баланс между комфортом в команде и неявной угрозой тем игрокам, которые не соответствовали его ожиданиям. Это был сложный вопрос и Билл неоднократно менял свое мнение по нему. Для Уолша это был не самый приятный момент, ведь он был достаточно чувствителен, чтобы знать о последствиях и переживать разочарование вместе с футболистами, но, с другой стороны, ему необходимо было показывать твердость.


В 1979 году Уолш еще тратил много времени, пытаясь поставить команде жесткую игру. Отчасти, это было вызвано желанием доказать Полу Брауну, что он вовсе не «мягкий тренер». На тот момент подробности разрыва с Брауном были слишком свежи в памяти. Также Билл пытался не стать тренером, идущим на поводу у игроков. По его словам, вместо того, чтобы навязывать дружеские отношения футболистам, ему приходилось зарабатывать их уважение, нравилось это его подопечным или нет. Таким образом, ему удавалось соблюдать баланс личных отношений и жестких требований. «Иногда мы видели, как Билл работает с нами на расстоянии вытянутой руки, тепло и дружески общаясь, - вспоминал Дуайт Кларк, - Но когда он хотел донести до нас важные моменты, он всегда был холоден и отстранен от игроков». В самом начале тренировочного лагеря, Уолш случайно увидел, как один из новичков команды высунулся из окна общежития и задирал проходящих по улице. Билл пресек такое поведение моментально. Такое ребячество было недопустимо среди профессионалов серьезной команды.Еще один подобный случай произошел на тренировке «Фотинайнерс». Один из игроков с весьма сомнительными талантами допустил очередную ошибку и Уолш показал целую сценку из спектакля. Он крикнул на все поле одному из ассистентов: «Дайте сюда этого парня!». В его голосе читалось, что Билл просто возмущен такой бездарной работой провинившегося игрока. «Выдайте ему билет на самолет в одну сторону, пусть убирается из нашего лагеря!». Через пару секунд Билл демонстративно крикнул: «Нет, стоп! Порвите билет! Дайте ему билет на гребаный автобус, он не заработал на перелет. И дайте ему всего одну коробку для вещей, больше он не заслужил! Я не хочу видеть его снова!».Иногда такие слова остаются в истории. Даже после ухода Уолша из команды, одно только упоминание про автобусные билеты и картонную коробку было нарицательным: при этих словах все сразу вспоминали Билла, а работа на тренировках моментально активизировалась.Тем не менее, Уолш отлично проводил время на тренировках, постоянно был весел и сами игроки получали удовольствие от работы. «В тот год он по менталитету был похож на ассистентов тренера, - вспоминал Майк Шуманн, - он был близок с футболистами. Он задавал тон каждой тренировке, постоянно поражая нас невероятным чувством юмора. Он сделал очень многое, чтобы сразу заслужить авторитет на долгие годы».Казалось, каждый день тренировочного лагеря показывал, что «Фотинайнерс» получили немало талантливых новичков. Однако, Билл не останавливался на достигнутом, он постоянно держал связь с другими командами в поисках лучших игроков. Через сборы прошли почти три десятка корнербэков, иногда задерживаясь только на день или два. Многие новобранцы так быстро покидали лагерь, что их имена даже не успевали запомнить. Однажды Уолш даже решил пошутить на эту тему. На вечернее собрание команды он заявился в потертой кожаной куртке и шапке с эмблемой такси. «Кого-нибудь подвезти в аэропорт?» - спросил Билл, осматривая зал с игроками.Возможно, вершиной такого чувства юмора стал эпизод перед одной из предсезонных игр «Фотинайнерс». Накануне матча проводилось запланированное собрание команды, на которое был установлен дресс-код: все должны были одеться для предстоящей поездки, так как выезд планировался этим же вечером. Когда игроки собрались в зале, Уолш с тренерами вышли к ним из раздевалки, каждый был в оригинальном костюме. Уолш был одет, как генерал Джордж Паттон: военная форма, шлем, трость. Один из тренеров был одет в наплечники на голое тело, без рубашки и без носков. Еще один ассистент был одет в клубную клетчатую рубашку, клетчатые брюки и желтые носки. Бобб Маккиттрик, обычно ходивший с лысой головой, был одет в длинный белый халат, бусы из бисера, а его лысину украшал длинный светлый парик.«Странно мы выглядим, не так ли? – Уолш окинул взглядом изумленных игроков, - Вы ведь не хотите выглядеть на публике, так же, как мы сейчас перед вами?».

После этого, Уолш окончательно добил всех в зале. Появился еще один тренер, который был одет в облегающие брюки, а в штанах у него между ног выпирала огромная палка салями. Комментировать этот выход Биллу не пришлось, вся команда валялась по полу от смеха. «Мы все получили отличный урок, - вспоминал Джо Монтана, - Мы наперегонки побежали переодеваться».

«Как правило, Билл работал серьезно, - позже рассказывал Монтана, - но когда он был в хорошем настроении, он всегда заставлял нас улыбаться».


Арсенал приемов Уолша для мотивации команды был огромен. Но еще больше было способов найти подход к личности каждого отдельного игрока. «Он был великим тренером, - вспоминал один из тайт-эндов, -  Большинство тренеров использовали одни и те же методы работы с совершенно разными парнями. Но Уолш всегда понимал, что у каждого футболиста есть свои особенности. Пятьдесят ребят в команде не могут быть мотивированы одним и тем же способом. Билл видел в каждом из нас личность, со всеми плюсами и минусами, он действительно изучал нас. У него было сверхъестественное чувство понимания каждого футболиста. Он понимал, кому нужна теплая поддержка, а кого нужно пнуть под зад для хороших результатов. Большинство тренеров всегда одинаково обращались с конкретным игроком, но Уолшу удавалось каждый раз найти особенный подход».

Дуйат Кларк испытал на себе такой персональный подход уже через пару недель работы в новой команде. «Я всегда гордился умением работать на износ больше, чем кто-либо другой, - вспоминал Дуйат, - Я был уверен, что быстро покажу это Уолшу. На первом тренировочном сборе, однако, я уже к началу третьей недели был так морально измотан, что с трудом соображал. И тогда Билл взял меня под личный контроль. Он был такой классный парень, что даже общение с ним позволяло находить новые источники энергии. Мне просто хотелось бежать на поле и играть ради него. Однажды вечером мы столкнулись с ним в коридоре после вечернего собрания. Он спросил, как я оцениваю свои успехи. Я ответил, что вроде неплохо работаю. Билл просто покачал головой, улыбнулся и прямо на стене коридора показал мне пару схем, в которых я недорабатывал и не справлялся с задачей. Он попросил весь следующий день поработать именно над этими элементами, а утром принес мне пару листов бумаги, где упростил проблемные схемы с учетом моего физического состояния. Я был поражен – он прямо на ходу придумал, как добиться результата. На тренировке я без проблем выполнил все задания и даже придумал еще пару элементов в предложенную схему».Иногда Билл использовал даже невербальную связь. Выражение лица и взгляд помогали игрокам оценить результат. Большинство футболистов «Фотинайнерс» испытали этот взгляд на себе во время предсезонных матчей и это оставило след на весь сезон. «Билл мог убить взглядом, - вспоминал один из игроков, - Он стоит на бровке, он не кричит в гневе, не срывает в ярости гарнитуру. Но я не мог пропустить его взгляд. Если я облажался и сорвал розыгрыш, он сверлил меня взглядом, от которого хотелось превратиться в мышь. Для этого не нужны были слова, глаза говорили все. Он не боялся поставить игроков в неловкое положение, ведь он верил в общий успех. Этот взгляд был для меня хуже любых слов. После этого, я сразу старался исправиться на поле и точно выполнить все указания, чтобы избежать этого взгляда».Когда Билл хотел добиться желаемого результата, он часто использовал косвенные методы воздействия на игроков. Один из любимых приемов Уолша заключался в следующем. Он отказался от крика и ругани по отношению к футболистам, но таких ограничений в работе с помощниками у него не было. Он предварительно договаривался с ассистентами, если чувствовал что нужно показать эмоции игрокам. Затем Уолш начинал кричать на ассистента на бровке, громко высказывая тому претензии по неудачному эпизоду. Он знал, что игроки каждой линии команды всегда отождествляют себя с позицией их тренера и ненавидят, когда кому-то достается за их огрехи на поле. Это было намного хуже, чем если бы Уолш кричал на самих игроков. «Игроки всегда заодно со своим тренером, - объяснял Сэм Виши, - Каждый футболист всегда разделяет все неудачи с наставником. Когда Уолш кричал мне, что я не могу заставить игроков шевелить ногами на розыгрыше, я видел реакцию футболистов моей линии. Они были готовы свернуть шею Уолшу, чтобы защитить меня. И они вылетали на поле, чтобы доказать главному тренеру необоснованность претензий ко мне».На протяжении всей карьеры Уолш всегда использовал различные методы воздействия на команду. Один из помощников Билла описывал его как «манипулятора высочайшего уровня». Джо Монтана вспоминал, что никто не мог увидеть с первого взгляда всего замысла Уолша, однако результат сразу был заметен. Были, однако, и такие черты характера Уолша, которые сразу стали заметны и оставались неизменными на долгое время. Он всегда знал, что делает. Уолш считал, что тренеры должны быть компетентными в любых вопросах, чтобы не позволять лишних разговоров между футболистами в раздевалках. Тренер должен знать что и когда делать, это должны видеть игроки. Все остальное – показуха для личной выгоды тренера. Майк Шуманн пришел в «Фотинайнерс» из Майами и сразу заметил мастерство Билла: «Мы занимались совершенно разными навыками на тренировках и быстро увидели, что каждый навык складывается в одну общую картину. В Майами похожий стиль тренировок вводил Шула, но даже у него не получалось одновременно прогрессировать по всем направлениям. У Билла это получалось и каждый из нас был уверен, что внес личный вклад в общий успех команды». К окончанию первого тренировочного сбора Билла Уолша стали называть «Серебряный Лис» - его благородная седина и невероятный острый нюх на таланты напоминали хищника.Огромное значение имело само присутствие Билла в каждой сфере подготовки команды к сезону. «Где бы он ни появлялся, Билл всегда мог вдохнуть энергию даже в самую скучную тренировку, – вспоминал Монтана, - Он заполнял собой каждую минуту нашего пребывания на сборах».Уолш не пошел по пути Пола Брауна и не прятал статус главного тренера за многочисленными ассистентами. Он появлялся везде, наблюдал за тренировками и вмешивался только при необходимости. Он обладал информацией по каждому игроку и любому элементу, исполняемому на практике.

«Самое главное, что Уолш давал окружающим – чувство уверенности, - вспоминал Дуйат Кларк, - Это было его фирменное отношение к работе. Это была вовсе не самоуверенность, он просто показывал нам свое отношение к результату. Мы не просто видели это, мы и сами начинали верить в успех. Он заставил нас поверить, что мы на правильном пути».


FatGuy
Класс! Спасибо за труд! Самое интересное только начинается)
brave
Про Дуайта Кларка понравилось. Классический пример того, как тренер меняет свои наработки, чтобы они лучше подходили его игрокам. Именно такие тренеры чаще всего добиваются успеха.
SirMichael
Андрей Гордиенко написал: SirMichael написал: Майк Холмгрен на последней фотке. Ми-ми-ми ну вот уже обсудили при редактировании - тут и Майк и Стив Янг ... по всей видимости недолго осталось Монтане до ссылки в Канзас-Сити, где он попадет в цепкие лапы тренера квотербэков Майка Маккарти
Так увлеклись обсуждением, что пропустили косяк в подписи к последней фотке.
Андрей Гордиенко
SirMichael написал: Майк Холмгрен на последней фотке. Ми-ми-ми
ну вот уже обсудили при редактировании - тут и Майк и Стив Янг ...


по всей видимости недолго осталось Монтане до ссылки в Канзас-Сити, где он попадет в цепкие лапы тренера квотербэков Майка Маккарти :)

SirMichael
Майк Холмгрен на последней фотке. Ми-ми-ми :)
Lakim
Большое дело.

Рекомендую читать всем, кому интересен футбол. Уолш - один из авторов той игры, что мы видим сейчас, до него - все было по-другому.

Спасибо за перевод!