NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 12



Сайт НФЛРУС и блог Game of Endzones продолжает публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ» Сегодня на очереди двенадцатая глава, в которой мы узнаем, как «Фотинайнерс» провели первый сезон под руководством Билла Уолша, каким образом велась подготовка к играм, какие особенности игры команды стали определять ее лицо.


Глава 12: Такой странный сезон

 

Дебют Билла Уолша в НФЛ привлек немного внимания за пределами девяти районов Сан-Франциско, да и в городе реакция на это событие была неоднозначной. Никто не мог бы сказать, что команду возглавил гений. По правде говоря, первая команда Уолша произвела впечатление худшей в лиге, напоминая о предыдущем провальном сезоне. Один из тренеров НФЛ был уволен со своего поста после того как его команда обыграла «Фотинайнерс» с недостаточно крупным счетом, а в релизе об увольнении было указано: «если тренер не может обыгрывать такую слабую команду с разницей более 20 очков, он не может возглавлять франшизу НФЛ».«Хуже всего дела обстояли на позиции секондари, которая была полностью недееспособна и не соответствовала уровню профессиональной лиги, - вспоминал Билл, - Лайнбэкеры были самым слабым местом в команде».Перед приходом в «Фотинайнерс» Уолш слышал, что линия обороны команды была сильна, но когда он увидел их в первых играх сезона, то понял, что «большая часть игроков обороны давно миновала расцвет своих сил». Линия нападения имела четырех игроков, которые могли бы сформировать ядро успешной команды – Рэнди Кросс, Кейт Фанхорст, Фрэд Куиллэн и Джон Айерс. Но для сезона 1979 года они были слишком молоды и неопытны, чтобы рассчитывать на серьезный прогресс. Квотербек Стив ДеБерг «не был слишком мобилен, но давал нам возможность двигать мяч по полю. Однако в критические моменты игр имел склонность бросать перехваты». Его дублер Джо Монтана, хотя и показал определенный потенциал, но был не готов возглавить нападение в сложившихся условиях. Основной ресивер Майк Шуманн был надежен, но «ему не хватало стартовой скорости». Фрэдди Соломон обладал замечательной скоростью, но был крайне нестабилен. Дуайт Кларк был обычным новичком, выходил, в основном, в составе спецкоманд и просто пытался выжить в своем первом сезоне в НФЛ. Раннинбэк Пол Хофер был неплохим бегущим, но из-за травм смог сыграть только два сезона, после чего закончил карьеру. Оджей Симпсон имел за плечами отличную карьеру, но «его колено было настолько плохим, что временами он не мог даже бежать по полю»; он провел всего один сезон в команде Уолша и закончил карьеру.Всего два десятка игроков из пятидесяти, оставшихся в команде после тренировочного лагеря 1979 года, останутся в ней и через два сезона, когда вся страна увидит «Чудо из Сан-Франциско». В то же время Уолш и МакВэй продолжали искать возможности для обновления команды на каждой позиции. Они тщательно изучали список игроков, отчисленных из других клубов, заключали краткосрочные контракты почти с каждым футболистом, у которого отмечали проблески таланта. Большинство таких игроков держались в «Фотинайнерс» не больше недели, после чего освобождали свое место другим претендентам. Команда даже провела открытую тренировку лагерь в Янгстауне, на родине Эдди, на которую пришли почти 200 человек. Аналогичный сбор был проведен в Рэдвуд-сити, там на просмотр записалось более 500 человек. На такие сборы кандидаты приходили прямо в рабочей одежде или в сувенирных майках команды. Однажды Билл Уолш даже пригласил на просмотр в команду 29-летнего вышибалу одного из баров Сан-Франциско, которого присмотрел Эдди.Этот процесс продолжался в течении всего сезона. «У нас было пополнение каждую неделю, - вспоминал лайнбэкер Дэн Банц, - Фактически, треть состава менялась еженедельно. Парни приходили в среду, пару дней проводили в тренировках, а уже в воскресенье были заявлены на игру». Когда один из таких новобранцев отличился в очередном матче, Банцу пришлось повернуть его спиной к себе, чтобы прочитать фамилию на майке. Он хотел поздравить партнера с удачным моментом, но понятия не имел, как его звали. Такие «незнакомцы» будут появляться в составе «Фотинайнерс» вплоть до последней игры сезона. «Это было похоже на реалити-шоу, - вспоминал один из раннинбэков команды, - Если парень допускал хотя бы одну ошибку, ему указывали на выход. Никому из новобранцев не давали второго шанса, да большинство из них и не заслуживало этого».




Тем не менее, перед сезоном все отмечали относительный оптимизм в отношении команды Уолша. Аналитики признавали, что Билл Уолш – отличный тренер, поэтому прогнозировали для «Фотинайнерс» пять побед в шестнадцати играх. Сам Билл рассчитывал на шесть побед. «Мне нравилось, что игроки быстро учились новым схемам и системам игры, - отмечал Уолш, - Мы набирались опыта с каждой предсезонной игрой. Но пока не начались игры регулярного сезона, мы не могли объективно оценить силу команды». Его оптимизм позволял с энтузиазмом готовиться к первым играм сезона, но даже небольшие иллюзии почти сразу развеялись.«Фотинайнерс» начинали сезон матчем на выезде в Миннесоте. «Викинги» были на спаде и Билл рассчитывал, что его команда может побороться за победу. Тем не менее, Уолш не говорил о возможной победе в напутственной речи перед игрой, только попросил сыграть в свою силу. Победа были близка, но за десять секунд до конца матча «Викинги» занесли спорный тачдаун и выиграли со счетом 28-22.На следующей неделе в Сан-Франциско приехали «Даллас Каубойс» и от игры ждали разгрома хозяев. Даллас уже именовался «Командой Америки», был на пике формы, обладал россыпью талантливых игроков. «Каубойс» славились идеальной защитой, игравшей в фирменной схеме «флэкс», что позволяло им доминировать почти в каждом матче. «Фотинайнерс», однако, неплохо проходили драйвы, занесли тачдаун на первом же владении. Следующие драйвы приносили хозяевам немало первых даунов, но заканчивались пантами. Такая активная игра в нападении заставила гостей постоянно начинать атаки от своей зачетной зоны, «Фотинайнерс» ушли на перерыв при счете 10-6. До заключительной четверти хозяева царапались за победу, однако за 10 минут до окончания матча, при счете 10-12 в пользу Далласа, Фрэдди Соломон после 80-ярдовой пасовой комбинации выронил мяч из рук прямо в зачетной зоне соперника. В следующем розыгрыше ДеБерг сразу бросил перехват, после которого «Каубойс» занесли тачдаун. Когда «Фотинайнерс» вновь получили мяч, ДеБерг получил сэк, который привел к сэйфти, счет стал 13-21. В последнем драйве хозяева лихо проскочили все поле, однако на отметке в пять ярдов перед зачетной зоной «ковбоев» потеряли мяч после фамбла, позволив гостям спокойно довести матч до победы. «По крайне мере, мы ушли с поля с определенным оптимизмом», - отметил Уолш на пресс-конференции.Подобные эпизоды были характерны для первого сезона Уолша.«Фотинайнерс» закончили год с показателем 2-14, повторив «достижение» предыдущего сезона. Пять матчей были проиграны с разницей в один тачдаун или меньше, а еще семь – с разницей в два тачдауна или меньше.Признавая, что поражение даже в одно очко не сильно отличается от проигрыша в 20 очков, Билл отмечал, что в большинстве матчей команда не выглядела безнадежно. Собственные ошибки «Фотинайнерс» не позволяли добиваться успеха. Рэнди Кросс, который описывал предыдущий сезон, как «худший сезон с показателем 2-14, который он когда-либо видел», сейчас отметил, что «эти 2-14 были лучшими, которые он когда-либо видел». И он был абсолютно прав.



 

Несмотря на ужасное соотношение побед и поражений, «Фотинайнерс» образца 1979 года показали, что у команды есть будущее. Общие черты будущей успешной игры были заметны не только тренерам, но и болельщикам. Билл Уолш окончательно принял бразды правления, и через 30 лет его появление в команде будет признано одним из самых значимых событий в НФЛ. Неважно с каким результатом завершился бы сезон, 2-14 или каким-либо другим, сам приход Уолша в большой футбол навсегда изменил игру.     Главной причиной, позволяющей сделать такой вывод, является новаторство Уолша в работе с нападении.К 1979 году сама суть игры в НФЛ была абсолютно предсказуема и не радовала оригинальностью. Главной целью команд в нападении являлся контроль мяча, а окончательный успех зависел от успешности игры на выносе. Несмотря на новаторские идеи Сида Гиллмена и Пола Брауна, игра в пас была второстепенным фактором и использовалась на поле только когда игра на выносе не приносила успеха. Популярная поговорка гласила: «Когда вы делаете пас - могут случиться три вещи, и две из них будут иметь плохие последствия». Команды играли вынос на первом дауне, вынос на втором дауне, и только на третьем, если было необходимо преодолеть много ярдов, мяч шел по воздуху. Некоторые команды вообще начинали использовать пас только в конце игры, когда солидное отставание в счете не позволяло тратить много времени на вынос. Пасовое нападение использовало исключительно высокие вертикальные забросы, а принимающий игрок должен был только бежать в глубину настолько далеко, насколько было возможно.Схемы игры пасового нападения содержали минимум обманных маневров, были несложными для понимания. Почти все команды давали команду ресиверам бежать вперед, а квотербек за доли секунды бросал мяч на первого открытого принимающего. Только 50 % пасов достигали цели, но для квотербеков того времени это был отличный показатель. Игра лоб-в-лоб была любимым занятием для всех игроков каждой команды, а атака всем фронтом была не только стратегией, но и делом чести для «мужественных футболистов».«Мужики есть мужики, - отмечал один из ветеранов НФЛ того времени, - если вы не играли в вынос, значит вы вообще не играли в футбол».Изменения в стратегии игры, которые начал внедрять Уолш, стали возможными благодаря двум необычным дополнениям в правила НФЛ. Первое правило ограничивало  количество контактов для дифенсив-бэков, которые они могли делать в отношении ресиверов. До этого изменения в правилах защита могла свободно атаковать любого нападающего в любой точке поля, что не позволяло ресиверам соблюдать даже минимально точные маршруты движения. После введения ограничения контакт с ресивером допускался только в пределах пяти ярдов от линии скриммиджа. Это правило открывало огромные возможности для планирования пасовой игры, чем и воспользовался Уолш. Второе изменение правил позволяло игрокам из оффенсив-лайн ставить блоки. Ранее, любое использование рук со стороны нападения считалось холдингом и каралось штрафом в 10 ярдов. В теории, блокирование могло было быть сделано только с использованием плеч, а руки лайнмен нападения должен был держать вдоль тела. Теперь для блока стала допустима работа руками: лайнмены нападения могли прижимать свои руки к телу защитника, сдерживать его движение. При этом руки лайнмена находились внутри рук защитника и со стороны не всегда было видно, есть блок или нет. Все это сделало блок важнейшим элементом защиты пасового нападения и открывало широкие возможности для построения схем в атаке.Новые возможности для пасового нападения Уолш использовал так, как никто другой. Впервые поставив пасовую игру в Цинциннати, развивая методы игры в пас в Сан-Диего и Стэнфорде, Билл Уолш пошел еще дальше и с первого года в Сан-Франциско сделал пасовое нападение приоритетным способом движения мячапо полю. Это был необычный эксперимент – развитие тонкой и адресной комбинационной игры в противовес тупой и грубой силе выноса. Плэйбук Уолша, толщиной почти в десять сантиментов, содержал по десятку комбинаций на страницу. Названия розыгрышей поражали необычным звучанием: «Double Wing Left Near, F Short, Roll Right H.B. Sail” или “Brown Right Tight Zoom, A Left 76 X Shallow Cross». Базовое количество пасовых комбинаций было в три раза больше, чем всё что игроки видели за всю свою карьеру, а ведь список еженедельно пополнялся. Для увеличения эффективности комбинаций, а также для маскировки наиболее важных розыгрышей, все их можно было легко делить на две или три части, выполняя только одну или две ступени основного плана.Вместо того, чтобы сперва упростить элементы игры в пас, Уолш уже с самого начала тренировок  стал наигрывать полный набор комбинаций. По его расчетам, освоение системы комбинаций должно было занять не меньше полного сезона.




Главной идеей подхода Уолша стал вывод, что пасовая игра может обеспечить лучший контроль мяча, чем попытки выноса. Билл никогда не использовал в розыгрышах меньше трех ресиверов, нередко на поле выходило сразу пять принимающих. Кроме стандартного набора из ресиверов и тайтэндов, Уолш ставил на прием даже раннинбэков. Каждый из принимающих занимал в общей схеме такое место, что даже прикрытие защитниками одного или двух из них, всегда оставляло квотербеку свободные цели.Большая часть комбинаций была рассчитана на прохождение дистанции до десяти ярдов, такие короткие пасы Уолш использовал для создания диспропорции в линии защиты, перегрузки  ближних зон и поиска дыр в прикрытии. Вместо того, чтобы просто развивать длинный вертикальный заброс за спины защитников, Уолш стал активно использовать горизонтальные пасы, расширяя поле для приема мяча по всей линии защиты. Теперь соперник должен был пытаться закрыть всю ширину и глубину поля, вместо того, чтобы играть против конкретного принимающего.Каждый пас был строго рассчитан по секундам, которые давались квотербеку для чтения возможных вариантов развития атаки. Пока квотербек готовился к броску, все принимающие разбегались по своим маршрутам до конкретных точек на поле. Квотербек, принимая решение, бросал мяч не в адрес игрока, а на место, где тот должен был оказаться. Все маршруты были разработаны так, чтобы позволить ресиверу получить мяч раньше, чем защитник сможет отреагировать на бросок. «Фотинайнерс» использовали пас на первом, втором и третьем дауне, вне зависимости от счета на табло и времени матча.Игра в короткий пас стала основным оружием нападения Уолша, реже применяли длинные пасы, а 50 % ярдов ресиверы набирали после приема мяча. Результатом таких схем было умопомрачительное количество точных пасов – на четыре, шесть, десять ярдов, - которые позволяли  стабильно делать первые дауны. Оказывая постоянное давление на линию защиты соперника, «Фотинайнерс» заставляли их по ходу игры уставать от драйва к драйву. Над таким подходом к игре в нападении смеялась вся лига, но он работал, даже несмотря на неутешительный результат в сезоне. После одной из игр сезона, тренер соперника «Фотинайнерс», получив за матч более 300 ярдов, в основном после пасов, в недоумении почесал затылок после поздравления от Билла Уолша. «Мой Бог, - удивленно сказал он, - вы действительно можете играть только пасом».И это еще было мягко сказано. Доказательство верности теории Уолша можно было увидеть в статистике игры Стива ДеБерга. Квотербек команды Уолша будет играть в НФЛ почти 20 лет в трех разных командах, перемещаясь из стартового состава на скамейку запасных и обратно. Билл сразу понял что возможности Стива ограничены и решил, что не будет ставить его в стартовый состав долгое время. Медленная реакция ДеБерга создавала трудности для точных пасов, а его ошибки в решающие моменты игр выводили Уолша из себя. Для его стиля нападения не было ничего хуже, чем постоянные потери мяча, а Стив ДеБерг был просто фабрикой по производству перехватов. Тем не менее, система Уолша позволила даже такому слабому квотербеку резко прибавить в показателях. В 1978 году Стив закончил сезон с 45 % точных пасов (137 из 302). При Уолше в 1979 году ДеБерг бросил 578 пасов, больше, чем любой другой квотербек лиги. Из них цели достигли 60 % пасов, а это был лучший показатель за всю историю лиги. В конце сезона, нападение «Фотинайнерс», занимавшее последнее место по итогам предыдущего сезона, было уже шестым в НФЛ.Это, однако, не помогло добыть дополнительные победы. «Фотинайнерс» уверенно лидировали в матче с «Рэмс», но уступили с разницей в 3 очка. В матче с «Сэйнтс» ДеБерг трижды бросал перехват, защита пропустила более 500 ярдов, а команда проиграла с разницей в девять очков. В игре с «Сихокс» команда лидировала в самом конце матча, но на последнем драйве допустила перехват, который закончился тачдауном и очередным поражением. Именно в таких условиях Уолш работал над укреплением боевого духа команды. Одной из его главных тем на собраниях была тема умения держать себя в руках в период неудач. Он образно отмечал, что когда зебры атакуются львами, их поза в последние минуты жизни меняется – они склоняют головы и безропотно ждут смерти. Билл призывал игроков никогда не склонять головы, держать удар и не сдаваться раньше времени. Когда «Фотинайнерс» приехали в Нью-Йорк на игру с «Джайнтс», команда имела показатель 0-6. Представители «Джайнтс» с удивлением отмечали, что они «ожидали увидеть подавленного и сломленного соперника. Вместо этого, перед матчем команда Уолша выглядела абсолютно уверенно, словно рассчитывали на очередную победу».  Тем не менее, из Нью-Йорка «Фотинайнерс» увезли седьмое поражение подряд.Первую победу Уолш одержал только в восьмом матче, когда команда вернулась домой и победила Атланту со счетом 20-15. Этот успех дал тренеру определенный кредит доверия. К тому времени уже каждый болельщик «Фотинайнерс» был уверен, что Серый Лис найдет способ играть против любого соперника.  Поиск ключей к успеху начинался каждый уик-энд, перед очередной воскресной игрой. Уолш проводил многочасовые встречи со скаутами «Фотинайнерс», просматривая видеозаписи соперника следующей недели и получая общее впечатление от их матчей. В понедельник, Билл запирался в одиночестве в своем кабинете и просматривал несколько матчей с участием противника. Многие моменты он пересматривал снова и снова, чтобы посмотреть на конкретных игроков и на их поведение в различных схемах и формациях. Каждый важный момент находил отражение в знаменитом желтом блокноте, все записи были строго пронумерованы. К моменту окончания работы с видеозаписями, он, как правило, имел 50 или 60 идей в своем списке. В это же время, каждый из его помощников проходил через аналогичный процесс, особое внимание уделялось стратегии игры в нападении. В понедельник вечером все тренеры собирались с Уолшем на втором этаже офиса и начинали строить план на игру.План, в зависимости от ситуации, делился на категории, каждая из которых была представлена на отдельной доске. Были комбинации для розыгрыша 1-и-10, для коротких пасов на два или менее ярдов; они подразделялись в зависимости от того, как планировалось пройти драйв. Четыре выноса и два паса, пас на 3-и-3, на 3-и-6; стремительный рывок на 10 ярдов или пас на 20 ярдов на втором дауне; игра против блица защиты; игра против защиты с никель-бэком в составе; игра против плотной защиты на границе зачетной зоны. Разбирались «специальные схемы», которые предусматривали разнообразные хитрости, вроде реверсов или неожиданных пасов при пробитии пантов.Существовали определенные знаки, которые квотербек мог подать с линии скриммиджа, если он смог оценить ситуацию на поле и попросить замену назначенной комбинации. Еще две категории расписывали ситуации «четырехминутного драйва» и «двухминутного нападения», которые требовали быстрого перемещения по полю в условиях ограниченного времени. Также по ходу недели число этих категорий могло увеличиваться или уменьшаться, в зависимости от плана на игру.Как правило, на каждой встрече тренерского штаба все комбинации обсуждались группами, по три-четыре схемы. На утверждение каждой комбинации отводилось примерно 20 минут, а дискуссии могли затянуться до полуночи. Нередко, во время обсуждения, Уолш брал тайм-аут, выходил на несколько минут в коридор, а когда возвращался – предлагал новый вариант для обсуждения. Важное значение уделялось непредсказуемости формаций и комбинаций нападения, для этого в одной и той же схеме менялись исполнители. Этот процесс продолжался до вечера вторника и завершался окончательным списком выбранных комбинаций. На каждый матч в план включалось от 80 до 90 различных комбинаций нападения, после чего список печатался на двустороннем листе бумаги. Именно этот перечень будет согласован с инспектором матча, а Уолш будет держать его в руках на протяжении всей игры.План игры утверждался Биллом утром в среду на собрании с тренерами и игроками линии нападения. На экране проектора координатор нападения показывал каждую схему, которую команда будет играть в очередном матче. В это же время, аналогичное собрание проводилось с линией защиты, у которой был свой план на игру. Оставшееся время недели будет посвящено работой по отдельным категориям, но Уолш продолжал работать над планом вплоть до утра воскресенья.Отдельной частью плана на игру был «Сценарий», в котором были указаны первые двадцать комбинаций, с которых Уолш рассчитывал начать матч. Использовать такие сценарии Уолш начал еще в Цинциннати, когда Пол Браун просил определить для него комбинации на первые 4-5 розыгрышей матча. Билл выполнял поручение, но для себя готовил углубленные списки, куда включал до 20 первых комбинаций. В Сан-Диего он уже работал с полным сценарием. «Сценарий комбинаций включал в себя наиболее сложные схемы, - рассказывал Билл, - в начале матча у игроков еще есть возможность сосредоточится и не поддаваться эмоциям».В первый сезон с «Фотинайнерс» сценарий начинался с десяти комбинаций, затем вырос до 15, а в последних матчах составлял уже 25 первых схем. Система была гибкой и позволяла адаптироваться к ситуации на поле. Иногда этот список менялся прямо во время игры, дополнялся другими комбинациями, но, как правило, 80 % первоначального сценария реализовывалось. Сценарий позволял Уолшу уже в начале игры увидеть то, как соперник реагирует на формации «Фотинайнерс», заставлял защиту противника работать в реактивном режиме с первых минут матча. Работа над игровым планом достигала апогея в четверг-пятницу. Уолш требовал на тренировках максимальной концентрации от игроков. «Пусть все схемы будут идеально точно отработаны за пару дней до игры, ведь на поле непременно возникнут сложности в виде напряжения, стресса, эмоций», - объяснял Билл. Вечером в субботу, на итоговом собрании команды, план на игру заверялся подписью каждого тренера. Это был особый ритуал психологической подготовки команды. Одной из главных составляющих успеха «Фотинайнерс» будет их ставка на результат в первой четверти, когда команда начинала реализовывать «Сценарий» Билла Уолша.В конце концов, эти инновации Билла дадут свои плоды и принесут успех франшизе, но не в 1979 году. «Фотинайерс» продолжили серию из неудачных матчей. Перехват на последних минутах матча с Оклендом принес поражение с разницей в одно очко. Окленд, Новый Орлеан и Денвер выиграют матчи с разницей менее, чем в два тачдауна. «Рэмс» выиграют второй раз, на это раз с разницей в 6 очков. К тому времени, когда «Фотинайнерс» вернулись в Сан-Франциско на последнюю домашнюю игру сезона против Тампы, у них был показатель 1-13. Существовала серьезная вероятность, что первый сезон Билла Уолша окажется хуже, чем предыдущий.Более сорока тысяч болельщиков пришли на игру – это был рекордный показатель в сезоне, хотя до полной заполняемости Кэндлстик-парка было еще очень далеко. Одной из причин такого всплеска интереса к команде послужила церемония проводов из футбола легендарного Оджей Симпсона. «Фотинайнерс» поддержали своего игрока вдохновленной игрой. Тампа шла с показателем 9-5, имела шанс выиграть Центральный дивизион. «Фотинайнерс» отлично держали мяч в атаке, а защита превзошла все ожидания, остановив нападение Тампы и сделав пять перехватов.




Окончательный счет был 27-3, а разница в счете могла быть и намного больше. Команда полностью доминировала на поле, это была первая подобная игра под руководством Уолша.«Для того, чтобы наконец-то выиграть матч, нам потребовалось применить все вдохновение», - вспоминал Билл. Когда игра была закончена, игроки окружили Уолша, поняли его на руки и понесли по полю. Тысячи болельщиков, впечатленные игрой команды, ринулись с трибун на поле и от радости сломали ворота. Даже поражение в заключительном матче сезона в Атланте не испортило сладкого вкуса домашней победы.Когда команда вернулась в Сан-Франциско, чтобы забрать вещи и разъехаться на отдых, Билл почувствовал «скорее облегчение, чем разочарование». Четырнадцать поражений были серьезным испытанием для тренера, уже испытавшего немало карьерных невзгод.«Я спрашивал себя, тот ли я человек, который может справиться с ситуацией, - признался Уолш в интервью местной газете, - Я уверен, что знаю правильный путь. Я не сомневаюсь в себе. Это был риторический вопрос, вызванный окончанием сезона».

Девять лет спустя, когда «Чудо» уже свершилось, а гениальность Билла Уолша не вызывала сомнений, именно этой цитатой будет сопровождаться последний кризис тренерской карьеры Серого Лиса.
За помощь в редактировании окончательной версии перевода всех глав огромное спасибо Андрею Гордиенко, ittr
Jordan
Здорово, СПАСИБО!!!
FatGuy
Спасибо!
brave
Огромное
Алексей Простой
спасибо
rotoz
Плюсуюсь!
salcon
И вновь спасибо!