NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 13



Блог Game of Endzones продолжает публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ» Сегодня на очереди тринадцатая глава, в которой мы узнаем, как Билл Уолш провел усиление команды после первого неудачного сезона, какие игроки укрепили состав «Фотинайнерс», а также увидим первую ошибку Уолша в подборе футболистов.



Глава 13: Построение команды


В те времена, когда «Фотинайнерс» пытались выбраться со дна лиги, Билл получал полную поддержку от Эдди. Владелец команды был полон энтузиазма и терпеливо ждал побед. «Эдди был все еще новичком в футболе, - вспоминал Уолш, - у него и в мыслях не было требовать многого в первый же год работы. Когда он приобрел франшизу, там царила полная неразбериха, поэтому у Эдди были скромные ожидания. Он проявлял терпение, подбадривал футболистов и радовался даже самому факту, что его команда выходит на поле в очередное воскресенье».В начале 80-х годов Эдди будет упиваться лаврами побед и благодарить тот день, когда он решил уволить Джо Томаса и подписать контракт с Биллом Уолшем. После первого сезона нового главного тренера Эдди радовался общему улучшению дел в команде. Он отмечал, что за «Фотинайнерс» стало приятно наблюдать, а прогресс футболистов на поле очевиден. И теперь ДиБартоло-младший посещал домашние матчи на Кэндлстик-парк без опаски быть освистанным болельщиками. Его ложа на стадионе обладала полным комфортом, вот только персонального писсуара там не было и Эдди приходилось пользоваться одним из общественных туалетов. Сейчас он мог спокойно стоять и мочиться в полной безопасности рядом с фанатами, хотя еще год назад в него несколько раз запускали пивными банками.Кроме того, Эдди был еще больше очарован «своими парнями», как он называл игроков «Фотинайнерс». В первый сезон Билла Уолша владелец клуба прилетал в Сан-Франциско более 40 раз, не пропуская ни одно значительное событие. Также он старался вылетать на каждую гостевую игру, чтобы подбодрить команду на выезде. «Эдди сидел прямо за ложей для прессы и весь матч искренне и нервно переживал за ход поединка, - рассказывал репортер «Сан-Франциско Кроникл» после матча в Нью-Йорке, - Он выдавал торжественные крики после каждого удачного момента и бормотал ругательства после неудачных розыгрышей. К концу игры его щеки пылали и сливались по цвету с бордовым пиджаком, а глаза слезились от нервного напряжения».Как только заканчивалась игра, Эдди спускался в раздевалку и обнимал футболистов, не переживая из-за грязной формы. Он поддерживал каждого игрока и не делал ограничений в общении с ними. Иногда он был такой потный, что брал полотенца наравне с уставшими игроками. «Я помню его в раздевалке после игр, - вспоминал Дуайт Кларк, - Я был так молод и так сильно старался завоевать место в составе, что постоянно получал множество синяков в единоборствах. Я даже заслужил определенную репутацию за такие моменты. Когда я вернулся в раздевалку после одного из матчей, Эдди уже был там и схватил меня за маску. Я и сейчас помню его слова: "Спасибо, что сражался за меня сегодня! И я говорю это от всего сердца!» Он был просто один из нас».Эдди и Билл разговаривали по телефону, как минимум, пару раз в неделю, иногда чаще. Уолш постоянно держал владельца в курсе событий. Даже спустя десятилетие, когда отношение Билла и Эдди испортятся, он будет описывать ДиБартоло как «лучшего владельца команды НФЛ». Такое признание Эдди заслужил тем, что не пытался вмешиваться в работу Уолша, давал ему полную автономию в работе с франшизой. Кроме того, Эдди никогда не жалел денег на команду. ДиБартоло-младший твердо придерживался семейного правила, что у команды, как и любого другого бизнеса, все должно быть только первого класса. Он никогда не подвергал сомнению обоснованность финансовых трат Уолша на команду, хотя иногда и занижал итоговую сумму в отчетах для отца. Большинство команд летали на небольших самолетах типа «Боинг 727», но «Фотинайнерс» фрахтовали большие DC-10 или L-1011s, так как они были просторными и удобными для игроков. Большинство команд прилетали на выездные матчи за день до игры, но «Фотинайнерс» приезжали за два дня, чтобы лучше акклиматизироваться. Большинство команд НФЛ экономило деньги на дешевых отелях, у «Фотинайнерс» в распоряжении были всегда только первоклассные гостиницы. Это было возможно только благодаря Эдди.И Эдди говорил на публике только правильные слова. «Я дал команде лучшего футбольного тренера в стране, - рассказал он в одном из интервью, - Теперь лишь вопрос терпения. Нужно немного подождать, пока настанут лучшие времена для франшизы. Я думаю, это будет скоро. Я действительно так думаю».


Чтобы прогноз Эдди поскорее сбылся, Уолш сразу после окончания сезона вернулся к подбору игроков. Этот процесс начался с просмотра всех футболистов, которые были отчислены своими командами. Усилия Билла в этой сфере уже дали несколько успехов, но дадут еще больше. Дуэйн «Пиви» Борд, легкий и, одновременно, быстрый дифенсив-энд был отчислен из Питтсбурга и вышел на рынок отказов. В «Фотинайнерс» он будет играть почти десять лет, а затем станет помощником главного тренера.  Дуайт Хикс, которого в межсезонье отчислила Филадельфия, был вынужден устроиться на работу в продовольственный магазин. Он был подписан «Фотинайнерс» абсолютно бесплатно. В новой команде он будет играть на позиции фри-сэйфти, станет главным героем в бэкфилде защиты на протяжении шести лет  и, в итоге, добьется права попасть в команду Всех Звезд.Майк Уилсон, ресивер, отчисленный из Далласа, проведет немало славных матчей в команде Билла Уолша.Уолш даже умудрился найти игрока основного состава на очередном открытом смотре, проводившемся в Рэдвуд-сити, что увеличило его репутацию гения в поиске талантов. Он и МакВэй лично проверили больше сотни кандидатов, мечтавших попасть в команду, а помощники тренера терпеливо испытывали каждого на беговой дорожке. После нескольких минут работы, Уолш обратил внимание МакВэя на «упорного малыша, старательно отрабатывавшего задание тренера». «Он может играть, - сказал Уолш, - Возьмите его в команду». Этот «малыш», Билл Ринг, останется с «Фотинайнерс» на пять лет и будет играть в спецкомандах и на позиции халф-бэка. В один из сезонов товарищами по команде признают его, как самого вдохновляющего игрока в составе.Основным источником для усиления команды, конечно, оставался драфт. В 1980 году «Фотинайнерс» получили законный пик в первом раунде, что давало возможность выбрать очень сильного игрока. Кроме Сан-Франциско, показатель 2-14 в предыдущем сезоне был и у Детройта. В то время такие ситуации разрешались простым подбрасыванием монетки и, к несчастью, первый пик драфта получили «Львы». Уолш, как и все в лиге, знал, кого выберут первым номером. Халф-бэк Билли Симс из университета Оклахомы был на голову сильнее остальных кандидатов. Поскольку никого исключительного, кроме Симса, Уолш для себя не выбрал, он решил обменять второй пик драфта в «Джетс» на два пика в конце первого раунда.Выбором Уолша в первом раунде, в итоге, стали Джим Стаки, дифенсив-энд из Клемсона, и Эрл Купер, раннинбэк из Райса. Оба этих игрока проведут в "Фотинайнерс" несколько сезонов. Для усиления конкретных проблемных мест в команде на драфте 1980 года Уолш выбирал лайнбэкеров. Из четырех, выбранных Биллом, трое сыграют важную роль в успехах команды, хотя и не останутся в Сан-Франциско на долгое время.Самым удачным выбором стал Кина Тернер, легкий и быстрый лайнбэкер из университета Пардью. Первый сезон Тернер пропустит из-за травмы, но затем на десятилетие станет основным игроком защиты и одним из лидеров команды.Но Уолш понимал, что только за счет привлечения отчисленных игроков и новичков с драфта полноценную команду построить сложно. Ему был необходим баланс молодости и опыта, поэтому в 1980 году Билл активно занимался изучением рынка свободных игроков, а также искал варианты для выгодного обмена с другими командами. Нужно было найти ветеранов, которые еще сохранили достаточно сил, чтобы усилить «Фотинайнерс», а также могли бы поделиться с молодыми футболистами опытом успешной игры в НФЛ.Первым таким игроком для Уолша стал тайт-энд Чарли Янг. К тому времени Янг был уже звездой НФЛ, он пришел в лигу в 1973 году, когда «Филадельфия Иглс» задрафтовали выпускника университета Южной Калифорнии. Чарли быстро зарекомендовал себя, как лучший ресивер НФЛ и стал лучшим новичком года. После этого он дважды попадал в команду Всех Звезд, но его показатели резко пошли вниз на четвертый год пребывания в Филадельфии. Янг затеял еще и тяжбу по изменению условий контракта: он был не согласен с предложением «Иглс» и полгода провел в бесконечных встречах по урегулированию спора. Так как Филадельфия не пошла ему на встречу, Янга продали в «Лос-Анджелес Рэмс». «Рэмс» тех времен представляли из себя типичную выносную команду, они совершенно не представляли, как использовать в своих схемах навыки игры Янга. По этой причине Чарли просидел в Лос-Анджелесе три сезона на лавке, а на поле появлялся эпизодически. О прошлых успехах Янга стали забывать, а «Рэмс» с нетерпением ждали окончания контракта, чтобы отчислить Чарли из команды. Именно в этот момент Билл Уолш связался с представителями франшизы из Лос-Анджелеса.В офисе «Рэмс» очень удивились предложению Билла. Уже вся лига пришла к мнению, что Янг деградировал как игрок и потерял былую скорость, однако Уолша это не смущало. Он помнил, какую игру Янг показывал в Филадельфии и хотя сложно было рассчитывать, что Чарли вернет прежнюю форму, он все еще мог отлично принимать мячи. Уолш решил взять Янга на позицию тайт-энда.  «Как правило, «Рэмс» не занимались обменами с командами из своего дивизиона, - вспоминал Уолш, - Но они совершенно не рассматривали нас, как вероятного конкурента в ближайших сезонах».«Фотинайнерс» получили Янга в обмен на пик в четвертом раунде драфта. «Может быть сейчас Чарли и не в лучшем состоянии, - объяснял Билл, - Но я уверен, что он впишется в наши схемы нападения. У него хорошие физические данные и он все еще может ловить мячи в критических моментах на третьих даунах. Он может играть на приличном уровне и, что для нас самое важное, может стать лидером команды».Именно лидерские качества Янга представляли для Уолша особый интерес. Убежденный баптист, обладающий даром вдохновляющих бесед, Янг будет настраивать команду на победу во время предматчевой разминки, зажигать каждого партнера в сложные моменты игр. «Без борьбы мы никогда не вырастем, как личности, - все помнили одну из ярких тирад Янга, - Расправьте крылья и станьте орлами на поле. Крылья есть у каждого, но не все могут расправить их. Нужно искать силы внутри себя. Мне нравится символ орла. Я хочу летать, парить в воздухе, быть выше».Эмоциональные слова Чарли подкреплял фирменной артикуляцией, которая не оставляла равнодушным никого из футболистов «Фотинайнерс». Эффект от проповеди Янга чувствовался сразу.«Он был одним из самых воодушевляющих партнеров, которых я когда-либо встречал, - вспоминал игрок «Фотинайнерс» тех времен. – Его слова были концентрацией силы, уверенности в себе и веры в успех. Он превратил нас из игроков, привыкших к поражениям, в парней, которые смогли сделать чудо».


Второй обмен, который сделал Уолш, был не столь успешен. Это тот редкий случай, когда Билла подвело чутье на таланты. Томас «Голливуд» Хендерсон, лайнбэкер уровня All-Pro из «Даллас Коубойс», на протяжении последних пяти лет показывал приличный футбол и мог усилить команду. Общую картину портило завышенное эго Томаса и его постоянные глупые выходки за пределами поля, но ему было всего 27 лет, он находился на пике формы и казался одним из лучших футболистов, которых Уолш когда-либо видел. На последних неделях сезона 1979 года тренер «Коубойс» Том Лэндри устал терпеть поведение Хендерсона и выкинул его из команды. Права на игрока по-прежнему принадлежали Далласу, поэтому Уолш и МакВэй начали переговоры по обмену еще до окончания сезона. Билл был впечатлен мастерством Томаса и представлял, как новый игрок вдохнет жизнь в анемичную защиту «Фотинайнерс». Хендерсон был сильным, быстрым и цепким игроком и, по мнению Уолша, знал про свою позицию больше, чем кто-либо другой. МакВэю стали известны слухи из руководства «Коубойс», что Хендерсон неоднократно замечался в употреблении запрещенных препаратов, но официальный релиз в адрес «Фотинайнерс» утверждал, что Хендерсон «чист, как стекло». В итоге обмен состоялся, вместо Хендерсона «Коубойс» получили пик четвертого раунда драфта. С первого же дня после обмена у «Фотинайнерс» начались проблемы с Хендерсоном. На стадии сделки Уолш принимал участие в физических тестах Томаса и остался результатами. Несколько телефонных разговоров убедили Уолша, что Хендерсон - умный парень, интеллигентный в общении и производит приятное впечатление. Когда Хендерсон прилетел в Сан-Франциско, Уолш даже пригласил его к себе домой на ужин. Это был хороший вечер, Билл не обращал внимание на частые уходы Хендерсона в ванную комнату. К этому времени Уолш никогда не сталкивался с проблемой кокаиновой зависимости, но ситуация с Хендерсоном быстро «подарила» тренеру новый опыт.Первое разочарование от работы Хендерсона на тренировочном сборе Уолш воспринял спокойно, не каждый игрок мог сразу вписаться в новаторские схемы тренера. Однако ужасное впечатление от игры новобранца команды усиливалось с каждым днем. Лайнбэкер мог отлично провести одну тренировку, а затем целую неделю валять дурака, придумывая различные болячки, чтобы объяснить низкие результаты. Свои лучшие качества на поле Хендерсон так и не начал показывать, и терпение Уолша стало кончаться. Как Уолш выяснил позже, Хендерсон отлично проводил время, восстанавливаясь после мифических травм, набивая нос кокаином при любом удобном случае. Он всегда носил с собой пакеты с порошком, мог принять дозу даже в перерыве собраний команды или во время поездки в автобусе.«Он приходил каждый день и выглядел больным, - вспоминал игрок «Фотинайнерс», - при этом он вытирал пудру со своего носа. Вскоре уже все игроки знали, что он ходит по краю. Это было очевидно и печально».В конце концов даже Уолш понял, что происходит что-то серьезное, и его грандиозное приобретение превратилось в мусор.Для Уолша стал проблемой коллективный договор между НФЛ и Ассоциацией игроков лиги, который запрещал отчислять футболистов, пока они находились в статусе травмированных. Хендерсон был прикрыт этим правилом, ведь у него постоянно возникали какие-то травмы. Чтобы обойти это ограничение, Биллу пришлось прибегнуть к уловке. После одной из тренировок, Уолш нашел Томаса в зале отдыха, где он спал прямо на полу, в то время как проходящие просто переступали через него. Когда Билл разбудил Хендерсона и спросил, все ли в порядке, Томас заверил что все в норме. Уолш попросил Томаса одеть бутсы и выйти на поле, чтобы показать пару элементов из арсенала опытного лайнбэкера для новых игроков защиты. Томас купился на это предложение и пошел на поле, а Билл пригласил некоторых игроков пройти с ними.Одновременно Уолш пригласил на поле оператора с камерой, который во всей красе заснял, как Хендерсон участвует в тренировке. Это видео было необходимо, чтобы убедить профсоюз в участии Томаса в тренировках. Имея на руках видеозапись, Уолш уже на следующий день отчислил Хендерсона из команды и был рад, что расстался с ходячей проблемой.


Уолш сделал несколько неплохих приобретений перед стартом второго сезона, но самое важное усиление пришло из числа уже имеющихся игроков.  На первый тренировочный лагерь после драфта Джо Монтана приехал после длительных переговоров по условиям контракта, которые были закончены в последний момент только благодаря личному вмешательству Уолша. Джо был обеспокоен, что игроки и тренеры станут думать, что «если мне сразу позволяют торговаться по условиям контракта, то это может означать, что я являюсь любимчиком главного тренера и, в некотором роде, примадонной по сравнению с партнерами». Однако Монтана не увидел ничего подобного. «Мой контракт подписали на моих условиях, - вспоминал Джо, - Но мне было страшно, словно в аду».Свои страхи Монтана разделил с еще одним новичком, Дуайтом Кларком, который сам был убежден, что не продержится дольше первого отчисления игроков  и даже не распаковывал чемоданы. Связь между ним и Джо установилась мгновенно и держалась  долгие годы.«Мы впервые встретились в кофейне, - вспоминал Кларк, - Джо вошел, а я даже не знал, кто он. Я думал, что он кикер команды. Мне казалось, что он слишком худым и маленьким, чтобы занимать какую-либо другую позицию. Когда мы представились, я чуть не упал со стула, узнав, что передо мной Джо Монтана. Он привел Нотр-Дам к победе против моего Клемсона, но я никогда не мог бы предположить, что он так выглядит. Мы очень быстро стали друзьями. Ресиверы и квотербэки занимались постоянно в одной группе и мы часто оставались после тренировок, чтобы поработать в паре».«Дуайт помог мне справиться с давлением, - вспоминал Джо, - С ним было комфортно, мы могли откровенно говорить о футболе, о наших общих страхах. Общение с ним сделало ситуацию намного проще для меня».Когда Уолш собрал квотербэков на первый сбор, Монтана был обеспокоен тем, что его дни в команде сочтены, но это было далеко не так. Уолш имел немало планов на Монтану. «Уолш не скрывал, что станет холить его, - вспоминал Рэнди Кросс, - Он явно являлся квотербэком будущего».Позицию квотербэков Билл знал лучше всего и уже зарекомендовал себя как мастера постановки игры в нападении. Не случайно, что именно от квотербэка зависел успех стратегии нападения Уолша. Разочаровавшись от собственной неудачной карьерой на этой позиции, Уолш вынес представление о том, как должен играть успешный квотербэк. В Цинциннати, Сан-Диего и Стэнфорде ему уже удавалось воспитать отличных квотербэков. Джо Монтана станет венцом его творения и утвердит легенду.По мнению Билла, игра на позиции квотербэка начиналась непосредственно с ног. То, как квотербэк отходит от линии скриммиджа, выполняет стойку и делает шаг перед броском мяча, определяет итог розыгрыша. Иногда он даже просил снимать на видеокамеру только ноги квотербэков, чтобы показывать их правильное положение при реализации броска. Он настаивал, что всегда может рассказать про исход матча, просто наблюдая за ногами квотербэка. В системе «Фотинайнерс» были три главных метода исполнения броска, каждый зависел от времени исполнения ресивером маршрута и цели комбинации. Трехшаговый метод являлся самым быстрым и позволял получать мяч почти сразу. После снэпа квотербэк делал три больших шага назад – или коротких, в зависимости от ситуации, - быстро принимал стойку и бросал мяч.Пятишаговый метод предусматривал три больших и два коротких шага, семишаговый – три больших и четыре коротких. Перед выбросом мяча квотербэк должен был направить весь импульс руки для придания мячу нужного вращения. Чтобы подправить стойку или получить лишнюю секунду для броска, квотербэк мог сделать короткий шаг как вперед, так и назад. Для точного и эффективного броска у квотербэка должны быть согнуты колени. Если бросок мяча идет с жесткими коленями – велика вероятность неточного паса. Монтана, как и другие квотербэки команды, отрабатывали пасы бесконечно. Иногда с ними работал сам Уолш, но чаще на поле был Сэм Виши. Но даже когда Уолш работал с другими игроками на дальней стороне поля, Монтана часто слышал его крик: «Держи колени согнутыми, Джо!».Вторым важнейшим фактором для квотербэка Уолш считал умение просчитывать движение. Каждая пасовая комбинация состояла, как минимум, из пяти возможных маршрутов для получения мяча. Три принимающих всегда были потенциальной мишенью для броска квотербэка: первоочередная цель, вторая цель и альтернативная (запасная). Для выбора цели квотербэку давалось примерно три секунды. Если первый ресивер не открывался по задуманной схеме, квотербэк немедленно переключался на второго. Если оба первых ресивера были закрыты, квотербэк быстро сбрасывал мяч альтернативному принимающему, который выбегал из глубины построения и мог поймать короткий пас. К моменту, когда приходилось использовать третью цель, предполагалось, что пасс раш защиты уже будет висеть на руках квотербэка. Поэтому каждая комбинация «Фотинайнерс» была разработана так, чтобы при двух закрытых ресиверах всегда была возможность отдать уверенный короткий пас на третьего принимающего.На тренировках, чтобы отработать такую схему до автоматизма, Уолш кричал снова и снова: «Один, два, три, гарантия!». Для развития навыков игры в таких схемах Уолш разработал простое упражнение. Билл ставил трех ресиверов в различные точки на поле и моделировал игровую ситуацию. Сам тренер занимал место позади квотербэка. Ресиверы начинали бег по назначенной схеме, затем Уолш подавал сигнал одному из ресиверов, который должен был поднять руку, сигнализируя, что готов для приема мяча. Два других ресивера оставались с опущенными руками. Момент сигнала квотербэк не видел, он держал в поле зрения всех принимающих. Квотербэк должен был мгновенно отреагировать на поднятую руку одного из ресиверов и бросить мяч именно ему, учитывая скорость перемещения бегущего игрока. После каждого паса Билл вносил коррективы относительно движения ресивера, времени реакции квотербэка и техники броска. Это упражнение повторялось снова и снова.Как правило, Билл хотел создать у игроков мышечную память для стандартных комбинаций еще до проверки их реальными защитниками. На протяжении процесса тренировок Уолш продолжал отмечать «врожденный атлетичный ритм» Джо Монтаны и то, как он быстро адаптировал все задумки тренера. Однако Джо пока был еще далеко не так хорош, как рассчитывал Уолш. «Первый полноценный тренировочный лагерь проходил для меня крайне некомфортно и странно, - вспоминал Монтана, - Я не мог избавиться от ощущения, что люди ожидали от меня подвигов на поле. Если я ошибался, для меня это было больше, чем рядовая ошибка».Джо пытался сделать каждую комбинацию идеально, но, как он сам позже вспоминал: «когда начинаешь играть под таким внутренним прессингом, стабильности ждать не приходится». И это замечали окружающие. «Мы не всегда были уверены, что Монтана станет лучшим квотербэком. – признался Майк Шуманн, - Несколько дней он даже не мог как следует придать вращение мячу. Мы называли такие пасы «колебательными бомбами», их было сложно принимать. Монтана был сырой квотербэк, без заметного прогресса. Но постепенно тренировки с Сэмом Виши дали о себе знать, и мы стали видеть то, что первым разглядел в нем Билл. Когда Джо наконец начал играть в официальных матчах, мы сразу увидели, что он умеет держать взглядом все поле и всегда может сделать с пасом что-то особенное».В первом сезоне Монтана получил только ограниченные возможности проявить себя, таким был план Уолша - не перегружать молодого квотербэка и кормить его реальными играми «по чайной ложке».«Мне было важно постепенно развивать его способность вести команду вперед, - вспоминал Уолш, - Только так он имел шанс добиться успеха».Уолш видел многих молодых квотербэков, «убитых» слишком ранним контактом с жестокими защитниками команд НФЛ. Как правило, Уолш выпускал Монтану на вторую четверть для нескольких серий бросков.«На тренировках мы отрабатывали с Джо конкретные комбинации, - объяснял Билл, - Когда он выходил на поле, мы назначали только те розыгрыши, которые он мог исполнить идеально».Также его использовали по ходу игр в те моменты, когда требовалась мобильность Монтаны. Нередко Стив ДеБерг проводил полный драйв, команда подходила к зачетной зоне соперника, а затем выходил Монтана и проводил комбинацию, которая зависела от его универсальных ног. Этот план гарантировал, что Джо будет работать под особо тщательной защитой о-лайн, а большую часть матчей проведет на бровке, наблюдая за игрой ДеБерга и системой нападения «Фотинайнерс».В конце сезона Уолш убедился, что его план сработал. Все были приятно удивлены прогрессом Монтаны, хотя у него было в активе только 23 паса в матчах регулярного сезона. «Джо был отличным учеником, - вспоминал Билл, - Он делал именно то, что мы просили. Он не просто пытался преодолеть слабость на поле, он играл воистину грациозно. Чему бы мы его не учили, он всегда справлялся с заданием. Когда дело доходило до выбора ресивера для паса, он не просто выбирал приоритетную цель, а чувствовал, кому нужно бросить мяч. Этот план стал для него способом подготовится к долгой карьере в НФЛ, обрести уверенность и почувствовать команду».В то время в НФЛ считалось, что квотербэк с драфта должен отработать четыре или пять лет, чтобы получить место в стартовом составе. Но к началу второго предсезонного сбора Билла Уолша он был уверен, что Монтана возглавит нападение «Фотинайнерс» намного быстрее.