NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 26



Блог Game of Endzones продолжает публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ». Сегодня на очереди двадцать шестая глава, из которой мы узнаем о невероятном драфте 1986 года, о катастрофической череде травм квотербеков команды, о сокрушительном фиаско в матче плей-офф против «Джайентс».


Глава 26: Падение, взлет, крах

 

«Фотинайнерс», которых Уолш после предыдущего сезона назвал «мы», конечно не могли остаться в прежнем составе к новому чемпионату. После того как тренер вышел из состояния депрессии и уныния от бесславного завершения прошлого сезона, он принялся за обновление ростера команды. В 1985 году он добавил в состав только четырех новых игроков, в 1986 году изменения были намного масштабнее. Прежде всего, предстояло расстаться с некоторыми футболистами, будущее которых в команде Уолш не видел.

Первым в списке отчисленных стал Фред Дин, который неважно провел сезон 1985 года. На собраниях команды Уолш неоднократно обращал внимание на низкие результаты работы игрока, но никакого эффекта на Дина это не произвело.

«Он перестал вкалывать на поле, словно проклятый, - отмечал генеральный менеджер одной из команд НФЛ, - Дин выглядел безвольным, у него не было видно энтузиазма и желания играть. Возможно сказывался его возраст».

В межсезонье Уолш дважды встречался с Дином и попытался еще раз исправить ситуацию. Однако игрок не проявлял желание прыгнуть выше головы, и тренер решил расстаться с Фредом. Менеджеры «Фотинайнерс» провели с агентом Дина плодотворные переговоры по расторжению контракта, в результате чего игрок получил достаточно денег, чтобы открыть собственный бизнес по ремонту автомобилей в Сан-Диего. После 11 успешных сезонов в НФЛ профессиональная карьера Дина подошла к концу.

Еще одним примечательным расставанием стал уход Дуайта Хикса, чей контракт закончился после сезона 1985 года. В межсезонье «Фотинайнерс» вели переговоры с игроком о продлении соглашения. На протяжении второй половины сезона 1985 года, предвидя возможный уход Хикса из команды, Уолш переместил Ронни Лотта на позицию фри-сейфти. Лотт отлично справился с новыми обязанностями, а вот Хикс не смог показать хороших результатов на позиции корнербека. Когда агент Дуайта отклонил предложение «Фотинайнерс» об уменьшении суммы нового контракта, Уолш прервал переговоры. Этот шаг ознаменовал конец Дуайта Хикса и знаменитого тандема «Hot Licks» в «Фотинайнерс». Эрик Райт, второй корнербек в этой паре, все еще восстанавливался от травм прошлого сезона и, хотя будет числиться в команде еще четыре года, больше никогда не станет постоянным игроком стартового состава. Хикс попытался найти себе другой клуб, однако не увидел достойных предложений и завершил карьеру в НФЛ.

Первым пополнением команды стал новый тренер квотербеков. Пол Хакетт перешел на должность координатора нападения «Далласа» и Уолш провел половину февраля ряд собеседований с потенциальными кандидатами на освободившееся место. Самым неопытным из кандидатов был Майк Холмгрен, который последние четыре года работал с квотербеками в студенческой команде университета Бригам Янга. Уолш отмечал, что у этой команды «самое сложное пасовое нападение в студенческом футболе». До работы в НСАА Холмгрен работал тренером одной из средней школы в пригороде Сан-Франциско. Майк только что получил отказ на соискание должности главного тренера команды университета Монтаны и был изрядно удивлен, получив приглашение на собеседование от «Фотинайнерс». Шансов получить работу у Холмгрена практически не было, но это собеседование могло стать хорошим опытом на будущее. Майк ухватился за эту возможность. Изначально Холмгрен котировался ниже остальных кандидатов на работу.

«Действительно, Майк не выглядел серьезным кандидатом для наших масштабных планов, - вспоминал Билл, - У меня было на примете несколько лучших парней в лиге, но я хотел поговорить с Холмгреном и оценить его наработки. Буквально через пару минут нашего разговора шансы Майка на получение работы взлетели до небес, я очень хотел получить его в команду. Мы откровенно пообщались на футбольные темы, обменялись мнениями по тактическим вопросам. Он чувствовал игру лучше, чем кто-либо еще. Мне было легко сделать выбор, Майк был явно нашим человеком».




Холмгрен немедленно перебрался в офис «Фотинайнерс», засел за сборником комбинаций нападения своей новой команды, а огромный видеоархив Уолша надолго перекочевал в кабинет Майка.

«Там было огромное количество материала, - рассказывал Майк, - Я был словно ребенок, впервые попавший в магазин сладостей».

Одним из первых людей в команде, которому Уолш представил Майка, стал Джо Монтана.

«Я вышел на улицу с Джо после первого знакомства в кабинете Билла, - вспоминал Майк, - Монтана сказал мне: «Я хочу, чтобы вы работали со мной на пределе сил. Хочу, чтобы вы видели все, чем я занимаюсь на тренировках». Джо был идеальным игроком для тренера, он сделал мою работу намного легче. У него всегда был внутренний огонь даже на самой заурядной тренировке, он словно взрывался во время исполнения каждого элемента».

После найма Холмгрена тренер все внимание сосредоточил на подготовке к драфту. И выбор игроков из класса новичков 1986 года вновь стал легендой.

Оценивая группу игроков, заявленных на драфт, Билл пришел к выводу об отсутствии большого количества действительно выдающихся личностей. Большая часть новичков могла претендовать на место рядовых и надежных игроков стартового состава, поэтому тренер принял за основу стратегию «количества, а не качества». Уолш решил отдавать все высокие номера «Фотинайнерс» на драфте в обмен на максимально большое количество пиков низших раундов. Так как тренерский штаб «Сан-Франциско» уже заработал репутацию экстремального проведения сделок непосредственно в день драфта, Джон МакВэй в течение нескольких недель собирал огромный список возможных опций для любого развития ситуации. Когда начался первый раунд драфта, второй этаж офиса «Фотинайнерс» напоминал активностью торги на фондовой бирже. МакВэй постоянно держал в руках две трубки телефона, а еще несколько вызовов находились в режиме удержания. К масштабным торгам были подключены все команды НФЛ, все генеральные менеджеры знали о стратегии Уолша и стремились получить высокие пики «Фотинайнерс». Эдди, который наблюдал весь процесс изнутри, позже в шутку спросил у Билла, почему он не довел стратегию до абсолюта и не получил все пики десятого раунда драфта. Такое количество обменов одной команды в день драфта никогда ранее в НФЛ не видели.

Восьмой пик первого раунда Уолш отдал в «Даллас» в обмен на пик 20 первого раунда и пики «Коубойс» пятого раунда. Затем пик первого раунда, полученный от «Далласа», и пик «Фотинайнерс» десятого раунда были отданы в «Баффало» в обмен на пики второго и третьего раундов. Далее пик второго раунда, ранее принадлежавший «Баффало», был передан «Детройту» за пики второго и третьего раундов. Еще один пик второго раунда был отдан «Вашингтону» в обмен на пик первого раунда драфта 1987 года.

По ходу переговоров в офис позвонили представители «Филадельфии» с предложением обменять запасного квотербека «Фотинайнерс» Мэтта Кавано на пики третьего раунда драфта этого года и второго раунда следующего года. Как вспоминал Майк Холмгрен, поставив звонок на удержание Уолш сказал, что и раньше думал над обменом Кавано. Билл обратился к своему штабу: «Что вы думаете?». Кавано был отличным бэкап-квотербеком и каждый помощник категорично возражал против сделки. Билл вежливо выслушал каждого, а затем заявил: «Парни, вы ничего не понимаете…». Он взял в руки телефон и сказал: «По рукам, вы получите Кавано». Чтобы сразу закрыть позицию запасного квотербека Уолш отдал «Рэмс» пик третьего раунда, полученный от «Детройта», в обмен на два пика четвертого раунда и бэкап-квотербека Джеффа Кемпа.

За первый день драфта Уолш заключил шесть сделок, после которых «Фотинайнерс» получили один пик второго раунда, три пика третьего раунда, три в четвертом раунде, по одному в пятом и шестом, а также еще пять пиков в последних трех раундах. За первые пять часов драфта «Фотинайнерс» даже ни разу не получали возможность выбирать новичков, все их пики уходили на обмен. После этого Уолш объявил: «Ну что парни, а теперь возвращаемся к работе!» и начал доказывать, что его стратегия поведения на драфте может создать идеальный порядок из хаоса.

Во втором раунде Уолш выбрал Ларри Робертса, дифенсив-энда из «Алабамы», которого «Фотинайнерс» были готовы выбрать и в первом раунде, если бы сохранили свой пик. В третьем раунде Билл выбрал фуллбэка Тома Рэтмена из «Небраски», корнербека Тима Маккайра из «Техас-Арлингтон» и ресивера Джона Тейлора из «Дэлавер Стейт». В четвертом раунде «Сан-Франциско» получили лайнбекера и классного пас-рашера Чарльза Хейли из «Джеймс Мэдисон», оффенсив-тэкла Стива Уоллеса из «Оберна» и дифенсив-тэкла Кевина Фагана из «Майами». В шестом раунде Уолш выбрал корнербека Дона Гриффина из «Миддл Теннесси Стейт». Все эти восемь новичков станут игроками стартового состава «Фотинайнерс» (оба корнербека – уже в дебютном сезоне), а пять из них в будущем будут выбраны в Пробоул.

Руководитель службы скаутов «Сан-Франциско» позже скажет Биллу, что этот драфт напоминал ему стихийное бедствие, однако тренер знал, какой цели добивался, и не обращал внимание на критику. На самом деле эффективность драфта 1986 года для «Фотинайнерс» была столь значима, что сам Уолш, принимая во внимание изначальный набор пиков, отметил, что «это возможно лучший выбор за всю историю драфтов НФЛ». Именно на этом драфте была заложена основа для будущего третьего чемпионского титула команды, а репутация «Гения» была в очередной раз подкреплена на практике.

 

Когда «Фотинайнерс» образца 1986 года завершили тренировочные сборы и ждали начала регулярного сезона, у каждого игрока было ощущение, что теперь то удача должна повернуться лицом к команде. Но это оказалось жестоким заблуждением.

Реальность оказалась хуже, намного хуже ожиданий, хотя в матче открытия сезона против «Тампа-Бэй» это еще не было так очевидно. На протяжении игры «Фотинайнерс» изо всех сил пытались доминировать. Нападение «Тампа-Бэй» возглавлял Стив ДеБерг и «Фотинайнерс» не собирались жалеть бывшего товарища по команде. Защита «Сан-Франциско» сделала семь перехватов, а нападение играло, по словам одного из журналистов, «так, как запланировал Билл Уолш». Перед игрой существовали опасения о состоянии здоровья Монтаны (сезон он начинал после операции на плече и страдал от боли в спине), но Джо набрал 345 ярдов, отдал 32 точных паса из 46, а «Фотинайнерс» уверенно победили 31-7. В конце матча Уолш даже убрал Монтану с поля и дал игровую практику запасному квотербеку Джеффу Кемпу. Превосходство «Фотинайнерс» было столь значительно, что один комментатор предсказал: «Я ожидаю, что это будет еще один Супер год для команды Уолша».

Относительный оптимизм по итогам первого матча могли испытывать болельщики и журналисты, однако уже в концовке игры на бровке «Фотинайнерс» царило не столь радужное настроение. Перед тем как Уолш выпустил на поле Кемпа, Монтана неудачно вышел из конверта и один из пас-рашеров «Тампа-Бэй» врезался в левый бок квотербека и перебросил его через свое тело. Это столкновение усугубило травму спины, Монтана едва мог наклониться, когда снимал форму в раздевалке. Боль не отступила даже после игры и Монтана пропустил первое собрание команды в понедельник. Сам по себе этот факт не являлся трагедией, ведь Монтана большую часть прошлого сезона играл с травмой. Однако очередное повреждение лидера команды не только омрачало настроение Уолша на протяжении всей недели, но и вынудило его оставить Джо в запасе на матч с «Рэмс», пока врачи безуспешно пытались определить серьезность травмы.

Стартовым квотербеком в то воскресенье вышел Кемп. Несмотря на заслуживающий уважение уровень игры запасного квотербека, «Фотинайнерс» проиграли 13-16 после филд-гола «Рэмс» за две секунды до конца матча. На пресс-конференции после матча Уолш, со «странным пассивным выражением красного и потного лица», поздравил с победой «Рэмс», защищавших титул чемпиона Западного дивизиона НФК. Билл отдельно отметил уверенную игру Кемпа, а затем выдал журналистам сенсационную новость.

«Джо Монтана завтра будет прооперирован, - объявил тренер, - Предположительно он пропустит весь текущий сезон, а возможно и часть следующего». Гнетущая тишина сопровождала его слова. Уолш продолжил: «Настоящие мужики не должны рыдать, забившись в угол, когда случаются такие вещи».

Тем не менее, Билл имел четкое представление о том, каким тяжелым обстоятельством для команды может стать потеря Монтаны.

«Существовала высокая вероятность, что Джо вообще может закончить карьеру из-за этой травмы, - вспоминал Уолш, - Никто в те дни толком не знал про последствия травмы спины, а операция на позвоночнике вообще могла привести к инвалидности. Лично я думал, что после операции на позвоночнике нельзя было даже думать о продолжении футбольной карьеры. Мне пришлось смириться с обстоятельствами и полагаться на удачу. Нам пришлось очень быстро приспосабливаться к потере Джо и я ловил себя на мысли, что наши перспективы без него выглядели мрачно».

По словам врачей травма Монтаны заключалась в разрыве диска между нижними позвонками спины и основанием позвоночника, крестцом. Диск, состоящий из мягкого материала и окруженный плотным фиброзным кольцом, смягчил последствия удара и не допустил перелома позвоночника. При столкновении с игроком «Тампа-Бэй» сильное и резкое давление на позвоночник фактически сломало кольцо диска, при этом усугубилась аналогичная травма сезона 1985 года. Был поврежден и седалищный нерв, что порождало постоянную интенсивную боль и вызывало онемение нижней части позвоночника и ног. Травма Джо осложнялась наличием врожденного состояния, известного как стеноз позвоночного канала. Нервные окончания позвоночника были особенно восприимчивы к травмам любого рода. В ходе двухчасовой операции в больнице Святой Марии в Сан-Франциско хирург извлек поврежденное основание диска и увеличил нервные каналы в двух нижних позвонках квотербека.

Операция Монтаны стала главной новостью газет Калифорнии, при этом все указывали, что шансы на возвращение квотербека в футбол составляют 50/50. Позже Уолш объяснил, что «операция дала меньше осложнений, чем думали врачи, поэтому команда испытывает осторожный оптимизм в отношении возвращения Монтаны в строй». Тем не менее, болельщики девяти районов Сан-Франциско затаив дыхание ждали новостей и прогнозов о восстановлении Джо. Никто не рассчитывал, что Джо сможет вернуться в этом сезоне, хотя врачи утверждали, что курс реабилитации займет от 12 до 15 недель и существовал теоретический шанс увидеть Монтану на поле. Однако состояние медицины тех лет даже не позволяло гарантировать, что Монтана вообще сможет полноценно ходить, не говоря уже о возвращении в НФЛ. В госпитале Святой Марии организовали прямую телефонную линию для обработки сотен и тысяч звонков обычных людей, которые просто хотели сказать, что любят Джо и желают ему выздоровления.

Через два дня после операции Ронни Лотт и Дуайт Кларк навестили Джо в больнице.

«Джо болтал без остановки, рассказывая о физических упражнениях, которые ему назначили врачи, - вспоминал Лотт, - Когда мы собирались уходить, медсестра предложила Джо проводить нас до лифта, чтобы размять ноги. Казалось что Монтана был готов продемонстрировать нам прогресс после операции, но реальность поразила нас… Во-первых, Джо едва смог подняться с постели. Потребовалась помощь нескольких медсестер, чтобы он сел и встал на ноги. Даже эти несколько движений практически лишили его сил. Он выглядел настолько хрупким, что я боялся прикоснуться к нему. Монтана начал провожать нас к лифту, едва передвигая ноги. Он делал крошечные шаги, двигаясь дюйм за дюймом, как 100-летний старик… Когда мы наконец добрались до лифта, я был очень расстроен. А Монтана радостно сказал: «Спасибо, что пришли. Я буду рад видеть вас, ребята». Двери лифта закрылись и я понял, что сейчас заплачу. Я подумал, Боже мой, этот парень больше никогда не будет играть».

 

«Команда, которая возможно была лучшей в лиге», как утверждал обозреватель «Кроникл» за день до операции Джо, теперь считалась «просто еще одной хорошей командой».

Теперь требовалось все мастерство Уолша чтобы помочь «Фотинайнерс» справиться с потерей Монтаны и не скатиться на дно лиги. В конце декабря даже самые мрачные предсказатели, хоронившие команду в сентябре, признавали, что увидели «возможно лучший отрезок тренерской карьеры Уолша в команде».

Он не проявлял никаких внешних признаков паники в крайне сложной ситуации.

«Мы опирались на фундамент, который заложили за годы кропотливой работы, - объяснял Уолш, - Этот фундамент был настолько прочным, что когда случались страшные вещи, вроде травмы Джо, нам удавалось оставаться дееспособными. Даже в отсутствие Монтаны команда продолжала играть».

Билл немедленно внес изменения в систему игры команды, чтобы она соответствовала новому квотербеку. Кемп был под шесть футов ростом, отличался мобильностью и обладал сильной рукой. Рост не позволял ему видеть глубину поля, поэтому Кемп не всегда мог найти достаточной окно для дальнего броска. Особенно это было заметно в условиях пас-раш соперника. Чтобы компенсировать этот недостаток Уолш решил проводить совместные тренировки ресиверов и пас-рашеров «Фотинайнерс».

«Нам пришлось пожертвовать возможность использовать ресиверов для постановки блоков, но если линии нападения удавалось справиться с пас-рашем соперника, у принимающих появлялось несколько лишних секунд, чтобы открыться для паса, – рассказывал Уолш, - В таком случае недостаток роста Кемпа был не столь важен. Также мы использовали ложные попытки выноса, чтобы дать Кемпу лишние шаги для броска. Но даже в этих случаях квотербеку приходилось максимально быстро избавляться от мяча».




Также Уолш сделал акцент на комбинациях с длинными пасами, чтобы использовать силу руки Кемпа. Результаты оказались впечатляющими. Джефф Кемп, который до прихода в «Фотинайнерс» имел показатель не более 50 % точных пасов, сразу довел эту цифру до 60 %, а на протяжении трех недель сезона вообще был лучшим квотербеком лиги по всем показателям.

После поражения от «Рэмс» команда сплотилась вокруг Кемпа и уверенно обыграла на своем поле «Сэйнтс» 26-17. В следующее воскресенье «Фотинайнерс» играли на выезде с «Майами». Несмотря на то, что нападение «Майами» занимало второе место в лиге, температура воздуха составляла 32 градуса, а влажность превышала 60 %, защита «Фотинайнерс» доминировала на поле.

«Дэн Марино в этой игре больше походил на Стива ДеБерга, чем на квотербека, который неделю назад стал лучшим пасующим всех времен в НФЛ», - отмечал журналист «Кроникл», - Он покинул игру под неодобрительный гул стадиона в середине заключительной четверти, когда после второго перехвата в матче Том Холмо пробежал 66 ярдов в тачдаун». «Фотинайнерс» выиграли 31-16.

После победы и поражения в следующих двух матчах команде предстояла игра с посредственными «Фэлконс». Черная полоса для квотербеков «Фотинайнерс» продолжилась в этом матче, который закончился изнурительной ничьей 10-10. Джефф Кемп провел всю игру, но получил травму бедра, которая выбила его из строя на три недели. Теперь «Фотинайнерс» предстояло играть с третьим квотербеком, Майком Мороски, который пришел в команду всего две недели назад.

Тем не менее, Билл всю неделю работал персонально с Майком и добился впечатляющего результата. В матче на выезде против «Пэкерс» Мороски показал результат в 59 % точных пасов, а «Фотинайнерс» выиграли 31-17. Перед матчем в Новом Орлеане на девятой неделе сезона «Фотинайнерс», потерявшие Монтану и Кемпа, имели результат 5 побед, 2 поражения и 1 ничья, что позволяло им находится в самой гуще борьбы за титул чемпиона дивизиона. В то же время «Чикаго» играли здорово (закончат сезон с показателем 14-2), «Джайентс» также уверенно шли к плей-офф (итог регулярного сезона 14-2), а «Редскинс» закончат чемпионат с 12 победами и получат место в уайлд-кард.

Игра в Новом Орлеане имела важное значение для Эдди. Семья ДиБартоло уже несколько лет имела определенные бизнес-интересы в этом городе, поэтому победа над «Сэйнтс» могла дать Эдди лишний повод для бахвальства перед партнерами. Однако к матчу «Фотинайнерс» подошли с очередными потерями. В дополнение к Монтане и Кемпу в список травмированных попали Ронни Лотт, Эрик Райт, а Уэнделл Тайлер балансировал на грани попадания в него. Майкл Картер проведет на поле только четверть и уйдет в раздевалку на костылях. Роджер Крейг будет играть с травмой бедра, что не позволит ему принимать активное участие в комбинациях. При этом «Сэйнтс», в последние годы поднявшиеся из аутсайдеров лиги, не выглядели легкой добычей.

Едва начав игру «Фотинайнерс» позволили сопернику сделать два тачдауна, 14-0. После этого команда Уолша, казалось, отыграет один тачдаун, когда Райс открылся после паса на 36 ярдов для приема в зачетной зоне, но ресивер выронил мяч в простой ситуации. Вместо тачдауна «Фотинайнерс» получили только три очка, однако на следующем драйве сделали перехват, вернули его в зачетную зону и сократили разницу в счете, 14-10. После этого нападение Уолша начало сдуваться. Драйв «Фотинайнерс» дошел до отметки 9 ярдов до зачетной зоны хозяев, когда Мороски на втором дауне отдал аутсайд-пас, который ресивер решил принимать на внутренней стороне. Как результат, «Сэйнтс» сделали перехват перехват. За две минуты до перерыва «Фотинайнерс» дошли до отметки 24 ярда на половине поля соперника, но Уэнделл Тайлер выронил мяч. На первом драйве после перерыва Мороски бросил точный пас на 50 ярдов, который поймал Фрэнсис. На отметке 5 ярдов до зачетной зоны соперника «Фотинайнерс» за три дауна умудрились потерять 10 ярдов, а попытка филд-гола была заблокирована защитниками. После этого, по сути, игра была закончена. Нападение гостей не могло пройти даже половину поля, а «Сэйнтс» забили еще 3 филд-гола подряд и одержали победу, 23-10.




Эдди, который по традиции проводил матч за выпивкой, был вне себя от ярости. Концовку матча он наблюдал по телевизору в раздевалке команды, а когда истекла последняя минута игры он со злостью запустил стакан в экран. Осколки разлетелись по всей комнате. По словам одного из журналистов, который невольно стал свидетелем этой сцены, «глаза Эдди налились кровью и натурально выскакивали из орбит… Он кипел от ярости. Когда он вдруг заметил рядом парня из отдела общественных отношений «Фотинайнерс», то схватил его сзади за рубашку, развернул лицом к себе и начал на него кричать. Эдди выглядел как рабовладелец, ругающий своего раба за провинность». Когда в раздевалку зашел врач команды, Эдди устроил ему такую же разборку, но оставил свои худшие эмоции для игроков, которые брели с поля, покрытые потом, кровью и ожогами от искусственного газона Супердоума.

Владелец «Фотинайнерс» срывал свою злость на игроков, когда в раздевалку зашел Уолш. Билл оттащил Эдди в комнату тренеров и заявил, что никто не смеет разговаривать с командой подобным образом. ДиБартоло начал повышать голос на Уолша, тренер не остался в долгу и вскоре вся команда слышала яростную перепалку между боссами. По воспоминаниям игроков команды среди потока брани было сложно выделить хоть одно приличное слово. Когда Майк Холмгрен направился в ложу прессы, он столкнулся в коридоре с Эдди и Биллом, которых пытался разнять Кармен Полиси. Майк проскользнул мимо них так быстро, как только смог. Эдди, наконец, закончил ссору угрозой в адрес Уолша: «Тебе утром позвонит адвокат, можешь забыть о работе, мы расторгаем контракт». Затем ДиБартоло в сопровождении охранников ушел в личную ложу.

Спустя десятилетие, когда Уолша спросили о том, что вызвало такую вспышку ярости у Эдди, тренер попросил выключить диктофон и рассказал, что «Эдди вероятно сделал невероятно большую ставку на исход матча». Такую информацию Билл получил от одного из общих друзей. К тому времени случаи открытых столкновений с Эдди уже стали частым явлением, но Уолш принимал их как часть той цены, которую он платил за возможность работать с командой.

После ссоры с Эдди тренер ушел в свою комнату, успокоился и бодро вышел к прессе. Он рассказал журналистам, что не видит трагедии в поражении: «Можно смело утверждать, что мы все еще участвуем в гонке за победу в дивизионе. Просто сейчас мы пропустили вперед «Рэмс», но мы не собираемся уступать кому-нибудь еще свое место наверху».

«Через несколько минут Уолш ушел в свою комнату, у которой была стеклянная дверь, - вспоминал журналист «Кроникл», - Глядя через дверь можно было увидеть, что Уолш сидел поникший и уставший. Его глаза были опущены в пол, а он сам буквально вжался в кресло. Создавалось впечатление, что после встречи с журналистами он с трудом добрел до своей комнаты и просто рухнул в кресло».

Уолш едва выдержал долгий перелет в Сан-Франциско. Когда он наконец укрылся в личном кабинете офиса на Невада-стрит, то позвонил Кристине Хенсон и сказал, что не уверен, что все еще работает в «Фотинайнерс».

 

Фактически именно после перепалки в Новом Орлеане отношения Билла и Эдди окончательно испортились.

«Прошло почти 48 часов, прежде чем мы поговорили по телефону сквозь зубы, - позже рассказывал Уолш, - Мы напомнили друг другу, как тяжело мы работали, чтобы добиться успеха и попасть в число лучших команд лиги».

К моменту разговора Билл и Эдди уже знали новость о маленьком чуде, которое реанимировало надежду на успех «Фотинайнерс» в текущем сезоне. Восстановление Монтаны после операции на спине шло опережающими темпами, такого никто не ожидал. Хирург оценил происходящее короткой фразой: «Удивительно, просто удивительно». Эдди был в шоке.

«Я думал, что либо никогда не увижу возвращение Монтаны на поле, либо это займет невероятно долгое время», - признался ДиБартоло.

Вместо этого Монтана уже уверенно встал на ноги через две недели после операции, а к четвертой неделе реабилитации начал бросать мяч на поле рядом с госпиталем. В конце седьмой недели лечения врачи разрешили Джо принять участие в тренировочной двусторонней игре, хотя и отметили, что Монтана должен быть сумасшедшим, чтобы решиться на это. У Джо оставались симптомы незначительной атрофии левой стороны спины и пятна онемения в левой ноге и ступне. По словам Монтаны, это иногда создавало ощущение, что у него плоская нога. Терапия будет продолжаться более года, на протяжении которых у Джо будут сохраняться симптомы онемения, но они не создавали особых трудностей в физических нагрузках.

«Принятие решения – играть Джо или не играть – для меня было невероятно тяжелым, - вспоминал Уолш, - По данным врачей Монтана был готов играть, но окончательное решение оставалось за мной. На самом деле мне пришлось заглянуть в глубину своей души, чтобы решить эту дилемму. Я не хотел быть ответственным за то, что Джо выйдет на поле и получит еще одну травму. Но после того как Монтана отлично отработал неделю на спарринг-практике, врачи заявили, что Джо стал сильнее, чем был до операции. К моему облегчению все опасения оказались напрасными. Джо мог играть».

Первая игра Монтаны после возвращения состоялась на Кендлстик-парк против «Сент-Луис Кардиналс», хозяева одержали легкую победу. Джо отдал 13 точных пасов из 19, набрал 270 ярдов.

«Матч был странным, Джо играл в очень необычной манере, - вспоминал журналист «Кроникл», - В одном эпизоде лайнмен «Кардиналс» оказался прямо перед Монтаной, но не стал атаковать его. Никто не хотел нанести удар, который мог парализовать Джо».

«Фотинайнерс» набрали в нападении 460 ярдов и выиграли 43-17.

После этой игры было много разговоров, что сезон для «Фотинайнерс» спасен с возвращением Джо, но матч в следующее воскресенье против «Редскинс» показал, что делать такие выводы преждевременно. Защита «Редскинс» играла мэн-ту-мэн прикрытие против ресиверов и Уолш решил этим воспользоваться. Он постоянно назначал пасовые комбинации и Монтана слишком много бросал. За игру на счету квотербека было 60 пасов (33 точных), из них более десяти пасов на Джерри Райса, который лидировал в лиге по ярдам на приеме. В заключительной четверти Монтана выглядел явно уставшим, нападение никак не могло набрать очки, команда допустила за игру 14 нарушений, а оффенсив-лайн временами напоминало сито, через которое раз за разом проникали защитники. «Фотинайнерс» набрали 501 ярд, но установили уникальный рекорд НФЛ: они стали первой командой в истории, набравшей более 500 ярдов в нападении, но не сделавшей ни одного тачдауна. «Редскинс» выиграли 14-6.

Теперь у «Фотинайнерс» было в активе 7 побед, 4 поражения и 1 ничья. В матче тринадцатой недели на Кендлстик-парк им предстояло играть с «Джайентс». Хотя на протяжении карьеры Уолш постоянно злоупотреблял термином «самое худшее» к поражениям команды, этот матч действительно соответствовал такому описанию. Газета «Кроникл» описала произошедшее как «коллективную потерю концентрации, игрового воображения и характера». Монтана и нападение «Фотинайнерс» обеспечили к перерыву преимущество в счете 17-0, но на этом успехи хозяев неожиданно закончились. Защита Билла Парселлса заперла нападение «Фотинайнерс» в шкатулку и выбросила ключ от нее. «Джайентс» сделали три тачдауна в третьей четверти и вышли вперед. В заключительной четверти Джо нашел открытого Джерри Райса за спинами защитников и сделал пас в гарантированный тачдаун, но перебросил ресивера почти на 5 ярдов. На критическом четвертом-и-2 непосредственно перед ред-зон Монтана отдал еще один неточный пас, хотя видел открытый коридор, чтобы сделать скрэмбл и заработать первый даун. Это вызвало неизбежные разговоры, что до операции Джо не задумываясь пролетел бы эти два ярда, тогда как сейчас становится «хрустальным» квотербеком, рассчитывающим только на свою руку. Матч закончился со счетом 21-17, а Уолш после матча «казался больным».

Последствия этого поражения сказывались на протяжении всей следующей недели. В четверг один из приятелей Билла приехал в офис на Невада-стрит, чтобы навестить тренера. Он застал Уолша в кабинете в подавленном состоянии.

«Именно я проиграл этот матч, - сказал Билл, - И я не могу выбросить его из головы. Я все еще думаю об этом».

Уолш продолжал объяснять, что на последнем драйве, столкнувшись с необходимостью проходить четвертый даун, у него была в запасе комбинация, которая должна была сработать. Но Монтана неправильно запустил розыгрыш и замысел тренера провалился.

«Это была моя вина, - продолжал тренер, - Но я не могу вечно сетовать на невезение. Сейчас я должен быть с командой и двигаться вперед. Чтобы сделать шаг вперед мне нужно быть лидером».

Этот настрой сработал. После двух побед подряд против команд, выходивших в прошлом году в плей-офф АФК, «Фотинайнерс» имели показатель 9-5-1 и в последнем матче регулярного сезона против «Рэмс» (показатель 10-5) могли завоевать титул победителя дивизиона. К счастью, по словам журналиста «Кроникл», команда оставила свою лучшую игру в сезоне именно для этой встречи.

Монтана быстро вывел «Фотинайнерс» вперед, отдав пас на 44 ярда в тачдаун на Райса. После филд-гола счет стал 10-0 в середине первой четверти. «Рэмс» сократили разрыв после перехвата паса Монтаны и, казалось, завяжется открытая игра с обилием тачдаунов. Однако сочетание неожиданных комбинаций Уолша и эффективная реализация их Монтаной уже к перерыву развеяли надежды «Рэмс» на победу. На драйве, который фактически решил исход матча, «Фотинайнерс» прошли с отметки 8 на своей половине поля 92 ярда за 15 комбинаций. В газетных отчетах эта атака была названа «блестящей задумкой Уолша» и «великолепным исполнением Джо Монтаны», а сам Билл позже признал его лучшим драйвом сезона. За матч «Фотинайнерс» прошли 408 ярдов против 229 у «Рэмс», но даже это соотношение не в полной мере отражало превосходство команды Уолша. «Фотинайнерс» сделали 21 первый даун (у «Рэмс» - 12) и владели мячом на 13 минут больше соперника. За свои первые 12 драйвов «Рэмс» только дважды пересекали центр поля. Окончательный счет матча 24-14 в пользу «Фотинайнерс».

«Билл назвал эту игру великой», - вспоминал Дуайт Кларк, - Все остальные соглашались с таким определением».

Вопреки всем обстоятельствам «Фотинайнерс» выиграли Западный дивизион и вновь вышли в плей-офф.

 

И вновь в первой игре плей-офф команде Уолша предстояло встретиться с «Джайентс». В этом году команда из Нью-Йорка выиграла Восточный дивизион НФК, намного опередив всех конкурентов. Эксперты сходились во мнении, что именно «Джайентс» должны будут дать решающий бой «Чикаго» на пути в Супербоул. Журналисты Сан-Франциско, тем не менее, сохраняли оптимизм относительно шансов «Фотинайнерс».

«У «Джайентс» лучший показатель в Национальной футбольной конференции, - отмечал один из журналистов, - И они будут играть в это воскресенье на своем поле. Но у «Фотинайнерс» есть Билл Уолш, Гений футбола… У «Джайентс», по общему мнению, больше сильных сторон, но Билл Уолш одним своим присутствием уравновешивает шансы соперников».

Ожидалось, что подготовка плана на столь важную игру ляжет тяжелым грузом на плечи Уолша, но Билл не показывал никаких признаков психологического давления, под которым он находился на протяжении двух недель. В своей бессвязной речи, которой он открывал вторую неделю перед матчем с «Джайентс», он постарался убедить журналистов, что обе команды имеют равные шансы на победу. После этого, по традиции, тренер не преминул уколоть прессу. Билл отметил, что все комментаторы уже предвкушают матч «Беарс» - «Джайентс», который может состояться в случае проигрыша «Фотинайнерс».

«Мы просто команда, которую им предстоит одолеть, чтобы выйти на «Чикаго», - издевательским тоном говорил Уолш, - Нас считают аутсайдером. Мы уважаем соперника, но нет никаких оснований думать, что мы не можем играть с ними на равных. Мы готовы к выходу в следующий раунд. Вся эта шумиха ничего не значит. Многие из нас помнят опыт прошлого года, это было унизительно. И мы не хотим пройти через это снова. Возможно в этом и есть ключ к успеху».

Его команда выглядела достаточно уверенно и мотивированно, когда подъезжала к Джайентс-стэдиум, но это мало что изменило. Первый и единственный шанс повести в счете «Фотинайнерс» упустили на четвертой комбинации игры, когда нападение дошло до середины поля. Монтана отдал пас на Райса, перед которым был открытое поле почти на 50 ярдов. Джерри набрал скорость, но выронил мяч на отметке 27 ярдов до зачетной зоны. Отчаянно пытаясь подобрать фамбл, Райс несколько раз ударил мяч, пока не подоспели защитники «Джайентс» и не накрыли его в своей зачетной зоне. После этого у гостей игра закончилась.

«Нет никакого способа сгладить ужасное впечатление от игры «Фотинайнерс», - отмечал журналист «Кроникл», - Наша команда не могла бежать, не могла проходить дауны, не могла блокировать, не могла играть в защите, не могла делать тэклы».

За отрезок в 22 минуты «Джайентс» сделали шесть тачдаунов на шести драйвах – пять в нападении и один после перехвата в защите. Типичный эпизод, характеризующий игру «Фотинайнерс», произошел незадолго до перерыва. Проигрывая 21-3, Монтана готовился к пасовой комбинации, когда центр Фред Куиллэн проиграл свой блок и пропустил тэкла к квотербэку. Защитник сильно ударил Джо шлемом, как только тот приготовился бросить мяч. Удар пришелся Джо точно под подбородок, мяч отлетел в руки лайнбекеру «Джайентс», который вернул его в тачдаун. Монтана лежал на газоне и на короткое время потерял сознание. Тренер «Фотинайнерс» помог ему подняться и увел с поля в раздевалку. После этого Джо снял форму и закончил сезон. Монтана наблюдал за окончанием игры, которое превратилось в избиение его команды, на бровке, когда у него пошла кровь носом. Джо почувствовал головокружение, едва не упал в обморок и его увезли на носилках в больницу для обследования.

Окончательный счет, 49-3, по разнице в счете в матче плей-офф уступил только игре «Чикаго – Вашингтон» в 1940 году (73-0). Это поражение журналисты оценили как второе худшее в истории «Фотинайнерс», оставив на первом месте фиаско 1958 года (56-7). Также в этой игре «Фотинайнерс» установили рекорд по наименьшему количеству набранных первых даунов под руководством Уолша.




«Мы были разгромлены великой командой, - признался Уолш журналистам, - Они просто уничтожили нас».

В тот же уик-энд «Редскинс» неожиданно выиграли у «Беарс» и вышли в финал Национальной футбольной конференции. «Джайентс» легко обыграли «Вашингтон» и вышли в Супербоул, где выиграют первый титул под руководством Билла Парселлса.

Игроки «Фотинайнерс» в мрачном настроении и при полной тишине летели чартерным рейсом домой. Монтана остался в больнице Нью-Йорка еще на один день и вернется в Сан-Франциско на частном самолете корпорации ДиБартоло. Когда команда приземлилась в аэропорту Сан-Франциско поздно ночью, почти 350 болельщиков постарались поддержали игроков.

Уолш уже бодро рассуждал о шансах на победу в следующем сезоне, но в тот момент он не находил себе места. Он был крайне обеспокоен тем, что второй год подряд с треском провалил решающую игру.