NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Дом для Пэкерз. Часть 4: Между двух стульев (Кремовый город, 1933-1951)

«Все, что мне нужно – это комната, где можно положить шляпу и нескольких друзей» 
© Дороти Паркер

С момента своего становления НФЛ постоянно рассматривала Милуоки как один из перспективнейших рынков для развития. Предполагалось, что команда из Кремового города составит надлежащую конкуренцию в регионе клубам из Чикаго. Лига намеревалась зарабатывать на принципиальном противостоянии двух близлежащих динамично развивающихся городов.

Уже в 1922 г., на третий год существования НФЛ, Милуоки получил свой франчайз. Бэджерс, обладая неплохим составом, только во втором своём сезоне смогли составить конкуренцию, оказавшись четвертыми в итоговой таблице с результатом 7-2-3. Но команда по ряду причин так и не сумела прижиться в Немецких Афинах – матчи Барсуков уступали по популярности и посещаемости играм не только студенческих, но и любительских и даже школьных команд. После пяти лет пребывания в городе франчайз был расформирован.

К 1927 г. в профессиональном футболе осталась единственная команда из Висконсина – Грин-Бэй Пэкерз выиграли конкуренцию у Милуоки Бэджерс, Расин Лэджион и Кеноша Марунз. Директорат Лиги и хозяева клубов начали склонять Упаковщиков к переезду на юг. Руководство Пэкерз и жители Грин-Бэй всячески сопротивлялись подобным намерениям, но маленький размер домашней арены, финансовые трудности в разгар Великой депрессии, а также проигранное дело болельщику Уилларду Бенту, заставили Упаковщиков обратить свой взор на рынок Милуоки.

В средине 1930-х годов основным источником дохода команд была выручка от продажи билетов в день домашней игры. «Пэкерз, вопреки распространённому мнению, не всегда собирали полный стадион в Грин-Бэй. Руководство всеми силами пыталось реализовать абонементы. На играх с Бэарз проблем не было, матчи с Лайонс также привлекали публику, но было сложно продавать билеты на другие игры», – объясняет историк команды Клифф Кристл.

В 1933 г. Пэкерз воспользовались предложением Лиги и запланировали провести один из домашних матчей в Милуоки. Таким образом Упаковщики планировали увеличить свои доходы, расширить фанатскую базу, заявить права на рынок большого города с возможностью в будущем воспрепятствовать появлению в Городе пивоваров нового независимого франчайза. Возможно, на такое решение повлияло и то обстоятельство, что 1933 г. был для Пэкерз неблагоприятным не только в финансовом плане, но и в спортивном: этот сезон стал единственным в промежутке с 1921 по 1947 гг., который Упаковщики закончили с отрицательным балансом побед-поражений.

«Пэкерз приехали в Милуоки, чтобы использовать как демографию населения, так и возможности стадионов ... это был финансовый выбор» – сказал исследователь истории Государственной ярмарки штата Висконсин Джерри Циммерман. «Жители Грин-Бэй были очень ревнивы и обеспокоены таким решением … они хотели, чтобы команда все матчи проводила дома» – продолжил он, – «Но этот шаг помог сформировать у болельщиков Грин-Бэй привычку полностью заполнять трибуны своей домашней арены, и в результате, они всецело вернули команду в родной город».

Предлагаю вам, дорогие читатели, ознакомиться с историей стадионов, которые служили домашним полем Пэкерз в Милуоки на протяжении долгих 62 лет, а также с историей выступлений на них Упаковщиков.


* * *
Борчерт Филд (1933)

Зимой 1888 г. бейсбольная команда майнер лиги из Милуоки приобрела на севере города участок земли по цене 25 000 $ для строительства собственной арены. Уже 20 мая того же года боллпарк принял первых соперников: хозяева победили гостей из Сент-Пола. Сооружение арены, получившей имя Атлетик Парк, обошлось команде ещё около 15 000 $, таким образом полные затраты на возведение стадиона достигли 40 000 $. Архитектором нового парка был Эдвард В. Кох, который позже стал главным инспектором по строительству Милуоки.



Несмотря на то, что стадион располагался далеко от центра, он очень быстро стал основным бейсбольным парком города, во многом из-за удобных подъездов по недавно проложенным автомагистралям. К тому же, к новейшей арене были подведены трамвайные линии. Интересно, что сразу же после завершения строительства спортивного объекта, стоимость недвижимости в этом районе, заселённом преимущественно немецкими эмигрантами, увеличилась на 50%.

В 1888 г. Атлетик Парк считался образцовой и комфортной ареной, способной принять около 10 000 человек. Крытые трибуна и два павильона располагались за домашней базой и были рассчитаны на 3600 зрителей. По бокам размещались два открытых стенда, вместимостью до 2500 болельщиков. Центральные трибуны состояли из двух этажей, и на втором уровне располагались 32 частные комфортабельные ложи, на 8 человек каждая. Под основной трибуной были устроены буфеты и салоны для курящих, где одновременно 500 человек могли наблюдать за игрой принимая пищу.

С 1894 по 1901 гг. арена не использовалась по назначению, поскольку Кремовый город потерял свои бейсбольные команды. Сначала стадион стал пристанищем для любительских команд, а с июня 1897 г. Атлетик Парк арендовал эскадрон лёгкой кавалерии Милуоки (на 2,5 года с правом последующего выкупа). Старые трибуны были снесены, а на их месте построены новые здания: конюшня на 54 лошади, казармы для солдат, вспомогательные помещения.

Весной 1902 г. местный бизнесмен Гарри Куин получил права на новый бейсбольный франчайз, Милуоки Брюэрс. Обветшалый Атлетик Парк, на котором планировала выступать команда, был реконструирован. Архитекторами нового парка были Джеймс Ангоу и Троубридж Пирс. Изначально планировалось возвести трибуны из стали и бетона, но древесные конструкции были на 8000 $ дешевле и выбор был сделан в их пользу. Центральная трибуна была рассчитана на 4100 зрителей. На ней было установлено 1200 индивидуальных сидений («оперных стульев»), но она лишилась второго этажа. Первый ряд трибуны состоял из 25 комфортабельных лож на 5 человек каждая. Кроме того, на трибуне были предусмотрены даже женские туалетные комнаты. Вдоль базовых линий размещались ещё два павильона на 1500-2000 мест каждый. На север от них, при необходимости, можно было установить дополнительные временные стенды. Одновременно парк получил и новое имя, Брюэр Филд, которое не прижилось и почти не использовалось.

В 1910 г. провели ещё одну модернизацию арены. Трибуны за первой и третьей базой были заменены на крытые, в северо-восточном углу площадки построили раздевалки для игроков, а в центре напротив основной трибуны установили табло. Вместимость стадиона увеличилась до 13 000 зрителей, однако на некоторых матчах количество болельщиков достигало 18 000 человек. В этой конфигурации, без каких-либо значительных изменений (в 1935 г. установлено освещение, построены открытая трибуна на северной стороне), боллпарк просуществовал 50 лет.

В 1919 г. Пивоваров и стадион купил Отто Борчерт. После его внезапной смерти в 1927 г. в прямом эфире во время бейсбольной радиопередачи, стадион переименовали в его честь.




Несмотря на то, что владельцы попытались сделать арену комфортабельной, конфигурация боллпарка, порождённая особенностями участка, была не очень удобна для просмотра матчей. Левые и правые трибуны находились очень близко относительно друг друга, и на какой бы стороне зритель не располагался, он почти не видел ближайшую к себе часть поля. Один из владельцев команды-соперника однажды заметил: «Чтобы увидеть все поле на Борчерт Филд, вам нужно купить два билета по разные стороны и сидеть на этих местах одновременно». Поскольку стадион был полностью деревянным, огонь был основной угрозой, поэтому в день матча нанимали специальные бригады подростков, которые должны были искать горящие окурки, брошенные зрителями под трибуны.

На Борчерт Филд играли три разные бейсбольные команды с идентичным названием – Милуоки Брюэрс: в 1888-1894 гг. – команда Западной Лиги, ныне Балтимор Ориолс; в 1891 г. – команда Американской Ассоциации системы мэйджор-лиг; в 1902-1952 гг. – команда Американской Ассоциации системы майнер-лиг. В 1923 г. на стадионе выступала команда Негро Лиги Милуоки Бэарз, а в 1944 – команда Женской бейсбольной лиги Милуоки Чикс, которая в своём единственном сезоне стала чемпионом. Часто, особенно до и после окончания бейсбольного сезона, арена становилась пристанищем для проведения матчей любительских команд города.



Кроме бейсбола боллпарк принимал и другие спортивные соревнования. Например, в зимнее время поле служило в качестве хоккейной площадки, в тёплую пору года проходили состязания по соккеру, гимнастике, борьбе и боксёрские поединки. В 1936 г. на боллпарке даже был построен временный велодром. После сооружения, на поле Борчерт Филд играли и различные футбольные команды колледжей и хай скул, например, программы Маркетт-колледжа, университета Висконсин Стейт в Милуоки, Средней школы Милуоки и Военной академии Св. Иоанна. Арена использовалась для проведения родео, реслинг-матчей, театральных постановок, цирковых и пиротехнических шоу, а также политических партийных конференций.

Борчерт Филд не остался в стороне и от НФЛ. На стадионе состоялись 23 футбольных матча в рамках Лиги. В 22-х из них хозяевами поля были Милуоки Бэджерс, которым в 1922-1926 гг. стадион служил домашней ареной. Бэджерс 9 домашних матчей выиграли, 9 проиграли и 4 свели к ничьей.



Именно этот стадион был выбран Упаковщиками для проведения первой своей домашней игры в Милуоки. Нужно сказать, что арена была довольно хорошо знакома Пэкерз. До этого они сыграли на этом поле 7 матчей и ни в одном не потерпели поражения, общий результат 5-0-2.

Впервые Упаковщики вышли на поле арены Борчерт Филд в 1921 г. в титульной игре за звание чемпиона штата Висконсин среди профессионалов. Игра с Расин Лэджион закончилась со счётом 3-3, проводилась не под эгидой НФЛ, но стала причиной для исключения Пэкерз из Лиги на полгода (но это уже совсем другая история). Через год эти же соперники снова сошлись на этом же стадионе в титульной игре чемпиона штата, и на этот раз Пэкерз уверенно победили 14-0.

В пяти матчах в рамках НФЛ с Барсуками Упаковщики испытывали трудности только в первой игре – в сезоне 1922 г. соперники разошлись миром, не набрав ни одного очка. В следующем году Пэкерз сенсационно обыграли Бэджерс на их поле 7-10, что позволило Упаковщикам обогнать Барсуков в турнирной таблице (3-е и 4-е места соответственно при равном показателе процента побед-поражений). В 1924 г. Пэкерз победили с разницей в тачдаун 17-10, а две последние игры и вовсе закончились шатаутами – 0-6 и 0-21.

А 1 октября 1933 г. Пэкерз провели свою первую игру в Милуоки в качестве хозяев поля – в рамках регулярного сезона НФЛ они принимали Нью-Йорк Джайантс. Об игре было объявлено заранее, 9 сентября, а организацию матча взяла на себя Торговая ассоциация Милуоки. «Упаковщики всегда подсознательно знали, что должны сыграть для своих поклонников в самом большом городе штата, но, как это часто бывает, они не сразу это поняли» – написала Милуоки Джорнал.


Пэкерз прибыли в город железной дорогой утром в субботу накануне игры и разместились в отеле Шрёдер, который стал резиденцией команды в Городе фестивалей на долгие годы. Перед игрой Кёрли Лэмбо и игроки провели практику на поле Борчерт. Игра же закончилась поражением хозяев 7-10. Милуоки Джорнал: «Упаковщики сыграли одну из самых неряшливых и самых плохих игр с момента их присоединения к Лиге».

Несмотря на результат, эксперимент закончился успешно с финансовой стороны. Трибуны стадиона были полностью заполнены, на игре присутствовало 12 467 зрителей, что стало наибольшей посещаемостью матча Пэкерз за всю историю. Таким образом было принято решение и в следующих сезонах проводить несколько матчей в Кремовом городе.

Пэкерз продолжали проводить домашние игры в Милуоки в течение следующих шестидесяти лет, однако они никогда не вернутся на Борчерт Филд. Клифф Кристл, ссылаясь на спортивного редактора журнала Милуоки Джорнал Сентинел Р. Дж. Линча написал в своей статье 1993 г., что Кёрли Лэмбо настолько был недоволен состоянием поля, сидениями на трибунах и парковкой, что заявил: «Никогда больше!».

К средине 40-х гг. ХХ в. стадион обветшал. В 1940 г. после метели рухнули несколько стендов боковой трибуны, в 1944 г. буря снова повредила часть секций западной трибуны и ограждений. Два месяца спустя, во время игры, ветер снял крышу над некоторыми стендами и разрушил половину сдений. Парковка не удовлетворяла потребности зрителей. Жилые кварталы окружили арену со всех сторон, а возможности реконструкции были ограничены. К тому же, влиятельные бизнесмены города, пытаясь заполучить для Милуоки один из франчайзов МЛБ или НФЛ, финансировали постройку нового многофункционального стадиона. Последняя игра на Борчерт Филд была проведена 21 сентября 1952 г. – Пивовары проиграли решающий седьмой матч финальной серии Американской Ассоциации. А в конце года закончился договор аренды команды с вдовой Отто Борчерта, владелицей арены.


Миссис Борчерт продала стадион и землю городу за 123 000 $. В конце 1952 г. начались работы по демонтажу боллпарка, на протяжении 65 лет служившего главной спортивной ареной города. 30 декабря Милуоки Джорнал опубликовал фотографию с места работ с подписью: «Несколько стеклянных бутылок и старая женская обувь среди стоек секций трибун Борчерт Филд, подобных надгробиям, – это все что осталось от зрителей, когда-то заполнявших пустующие ныне места».

На территории бывшей арены в течении десятилетия располагались игровые площадки для детей, пока власти Милуоки определяли судьбу приобретённого участка. В 1963 г. на этом месте проложили полотно скоростной автомагистрали Интерстэйт 43, ныне соединяющей Белойт и Грин-Бэй.




Название Борчерт Филд не исчезло с карты – сегодня так именуется один из микрорайонов города. Памятные вещи и фрагменты боллпарка ныне можно увидеть в Историческом обществе округа Милуоки.



* * *Висконсин Стэйт Фэйр Парк (1934-1951)
В 1892 г. Висконсинское аграрное общество приобрело почти 100 акров сельскохозяйственных угодий фермы Стивенс (по 850 $ за акр) на запад от Милуоки, для размещения главной ярмарки штата, которая проводилась с 1851 г. и не имела постоянного местоположения. С 1902 г. эта территория вошла в состав городка Вест-Эллис, ныне пригорода Милуоки, а вокруг ярмарки вырос Выставочный центр штата. Сегодня Висконсин Стэйт Фэйр Парк ежегодно привлекает около двух миллионов посетителей, а на его территории расположены Аграрная деревня (для сельскохозяйственных мероприятий), Экспоцентр, Продуктовый павильон, Молодёжный центр, Рекреационный парк и палаточный кемпинг, Национальный ледовый центр Петтита (олимпийский учебный комплекс сборной США), спидвей Миля Милуоки и другие.



Для нашей темы, собственно интересен последний объект, Миля Милуоки, – старейший действующий спидвей в мире, на котором ежегодно, начиная с 1903 г., проводиться автогонки. Первоначально, по крайней мере с 1876 г., на этом же месте находился частный ипподром c дистанцией для скачек в одну милю. Постепенно овал был усовершенствован для проведения авто и мотогонок: в 1925 г. была построена защитная ограда вокруг полотна трека, а через два года для безопасности зрителей она была заменена на бетонную стену. Однако, до 1954 г. гоночная дорожка оставалась грунтовой и на ней продолжали проводить скачки (персоналу стадиона постоянно приходилось трамбовать поверхность трека для колёс автомобилей и разрыхлять для копыт лошадей).




За свою богатую историю овал стал местом для гонок крупнейших американских серий: Американской автомобильной ассоциации, USAC, NASCAR, CART Champ Car, IndyCar, ARTGO и других. Трек принимал состязания всех видов автоспорта, от соревнований на скорость до 24-часовых гонок на выносливость, а список имён победителей может заменить собой историю американского и мирового автоспорта. Правда в настоящее время спидвей переживает не лучшие времена.




В 1892 г. к открытию выставки в юго-западной части овала был построен крытый павильон на 6000 мест. Через десять лет электрические огни впервые осветили все площадки ярмарки. В 1914 г., после торнадо и пожара, уничтоживших старые трибуны, пришлось возвести новые на том же месте, а зрителям разрешили парковать автомобили вокруг трассы и наблюдать за гонками и скачками со своих авто. В 1925 г. к существующим добавили дополнительные стационарные стенды со скамейками. В 1930-е годы были установлены новые железобетонные трибуны, способные вместить 14 900 человек, а в 1938 г. над ними построили крышу. В последующие десятилетия трибуны несколько раз модернизировались, их вместимость довели до 37 000 мест, и в таком виде они служили до 2002 г., когда были установлены новые.



Вероятно, в средине 20-х годов, внутри трека была оборудована площадка для игры в футбол. Располагалась она в юго-западной части овала (ориентировочно на месте нынешнего медиа-центра), а 50-ярдовая линия поля проходила примерно на уровне финишной линии современной трека. Поле в Стэйт Фэйр Парке получило неофициальное название Деэри Боул (Молочная чаша) и принимало домашние игры Грин-Бэй Пэкерз в Милуоки в 1934-1951 гг. Кроме того, в 1940 и 1941 гг. арена служила в качестве домашнего стадиона для команды Американской футбольной лиги Милуоки Чифс.

Стадион Ярмарки штата Висконсин мог вместить 30-32 тысячи болельщиков, намного больше чем Сити Стэйдиум. Такая вместимость достигалась за счёт размещения в дни матчей дополнительных временных трибун-стендов с юга, севера и востока от футбольного поля. Боксы для прессы и раздевалки команд располагались к западу от поля, на основной стационарной трибуне спидвея. Дополнительные сидения часто оборудовали и на полотне гоночного трека.




Грин-Бэй Пэкерз в рамках регулярного сезона НФЛ провели на Стэйт Фэйр 40 матчей: в 28 – праздновали победу, в 12 – проиграли. Ежегодно Упаковщики приезжали в Милуоки по два раза, кроме сезонов 1941 и 1947-1949 гг., когда на Стадионе Ярмарки состоялось по три игры.

Первыми экзаменовали поле стадиона Нью-Йорк Джайантс, 30 сентября 1934 г., на третьей неделе чемпионата. Хозяева были негостеприимными и, в присутствии одиннадцатитысячной публики, победили Гигантов 20-6. Первые очки заработал халфбэк Упаковщиков Боб Моннетт, реализовав 20-ярдовый филд гол. Грин-Бэй Пресс-Газетт, в отчёте о матче от 2 октября, писала: «Новое футбольное поле в Стэйт Фэйр Парк идеально, гораздо более удовлетворительное, чем на Борчерт Филд. Зрители хорошо видят игру, и располагаются не так далеко от боковой линии, особенно на востоке. Торф, устланный накануне, отлично справился. Было несколько мягких пятен, но они были заменены во время перерыва…».




Чаще всего гостили на Стэйт Фэйр Парке Чикаго Кардиналс – 11 раз (результат 7-4 в пользу Пэкерз). Причём с 1934 по 1941 гг., Кардиналы приезжали в Милуоки ежегодно, 8 лет кряду. В шести играх соперниками Пэкерз были Детройт Лайонс (6-0) и Питтсбург Пайрэтс/Стилерз (4-2). Ни одного матча в рамках регулярного чемпионата на Стэйт Фэйр Парке не провели Чикаго Бэарз – шкуру поверженного медведя Пэкерз предпочитали делить на Сити Стэйдиум, перед глазами родной восхищённой публики (Справедливости ради отметим, что за эти 18 лет Упаковщики очень плохо противостояли Медведям дома, закончив серию с результатом 6-11-1, но принципиальное соперничество всегда гарантировало отличную посещаемость). Кроме Медведей не посчастливилось сыграть на этой арене Сент-Луис Ганнерс и Цинциннати Редс, покинувших Лигу после сезона 1934 г. и Сан-Франциско 49ерз и Кливленд Браунс, присоединившимся к НФЛ в 1950 г.

Бэарз провели на Стэйт Фэйр Парке первую выставочную игру, которая состоялась 17 октября 1934 г., и победили 10-6. С 1940 г. выставочные и предсезонные игры на Стадионе Ярмарки стали регулярными, а наиболее частым их участником стала Филадельфия Иглс, которая гостила в Милуоки перед началом сезона трижды. Всего сыграно 9 матчей, с положительным для Упаковщиков балансом 5-4.




Рекорд посещаемости стадиона, 34369 зрителей, был установлен 10 октября 1948 г. во время матча Чикаго Кардиналс – Грин-Бэй Пэкерз. Наименьшее количество болельщиков, всего 3000, наблюдали за игрой тех же команд 21 октября 1934 г. Наиболее посещаемым соперником Пэкерз на Стэйт Фэйр Парке стали Лос-Анджелес Рэмс – в каждый из четырёх приездов в Милуоки, в качестве команды Города Ангелов, Бараны собирали больше 20 000 зрителей (ещё одну игру Рэмс сыграли как франчайз Кливленда и собрали 18 000 зрителей). Интересно, что эта тенденция будет продолжена и в дальнейшем, в 50-60-х гг. Причём наибольшее количество болельщиков будут собирать две команды из Калифорнии – Рэмс и Сан-Франциско 49ерз. На противоположном конце шкалы популярности расположились Питтсбург Стилерз, матчи которых в 1942 и 1949 гг. посетило лишь немногим больше 5000 человек.




* * *Особняком стоит игра, состоявшаяся на Стэйт Фэйр Парк 10 декабря 1939 г. Грин-Бэй Пекерз сошлись в борьбе за титул Чемпиона НФЛ с Нью-Йорк Джайантс. Это первый титульный матч, проведённый Пэкерз на домашнем стадионе, и единственный в Милуоки, поэтому заслуживает особого места в богатой истории Упаковщиков.

НФЛ только с 1933 г. начала проводить поединки за звание чемпиона: победитель западного дивизиона встречался с победителем восточного (ранее титул вручался команде с лучшим соотношением побед-поражений в сезоне, без учёта ничьих). Таким образом, это была всего лишь седьмая титульная игра в истории Лиги. И Пэкерз успели принять участие в двух из них: в 1936 г. на поле Поло Граунд в Нью-Йорке Грин-Бэй победил Бостон Редскинс 21-6, а через два года на том же стадионе, в матче, названном прессой борьбой «Давида против Голиафа», Пэкерз проиграли Нью-Йорк Джайантс 23-17.

Преимущество домашнего поля не очень беспокоило команды в те далёкие годы. Выбор стадиона определялся прежде всего финансовыми факторами: больше мест на трибунах означало больше билетов и больше поступлений в клубную кассу. Чемпионы дивизионов определились на последней неделе сезона 1939 г., в играх с участием прямых конкурентов: Нью-Йорк Джайантс победили Вашингтон Редскинс 9-7, а Грин-Бэй Пэкерз обыграли Детройт Лайонс 12-7.

Перед решающими играми главный тренер Упаковщиков Кёрли Лэмбо сказал, что он был бы не против предоставить права на титульную игру Вашингтону, но категорически отказывался играть финал на поле Гигантов. Лэмбо был обижен на Джайантс, поскольку команда из Нью-Йорка в последние несколько сезонов отказывалась проводить матчи регулярного сезона в Грин-Бэй. Менеджер Упаковщиков твёрдо решил заставить Гигантов приехать на запад.




В преддверии последней недели сезона главы четырёх клубов-претендентов встретились в Питтсбурге, чтобы определить возможные места для проведения финала. Упаковщики сделали хитрый ход: чтобы заполучить финал себе, они заявили домашней ареной Стэйт Фэйр Парк, который мог вместить на 7000 болельщиков больше, чем Сити Стэйдиум. Лэмбо согласился перенести игру в Кремовый город после обсуждения условий с Оливером Кюхле, спортивным редактором газеты Милуоки Джорнал, который заверил руководство Пэкерз в стопроцентной заполняемости арены на титульной игре. В результате совещания, руководители команд и Лиги официально объявили, что, если Пэкерз пробьются в финал, игра состоится на Стэйт Фэйр Парк.

Фанаты Милуоки были вне себя от радости: на следующий день после победы над Детройтом футбольные болельщики выстроились в большущую очередь у здания Милуоки Джорнал, где была установлена предварительная касса. Владелец Гигантов Тим Мара был очень недоволен, считая, что высокие цены на вход, установленные руководством Пэкерз (от 1,10 до 4,40 $ за место), провалят продажи. Но за сутки со времени открытия касс жители Милуоки, Грин-Бэй и других местечек Висконсина приобрели около 30 000 билетов, а к средине недели все места на стадионе были раскуплены. «Меня не волнует цена, просто достаньте мне билеты!» – эти слова в те дни повторяли тысячи болельщиков Висконсина.




«Слишком часто мы слышим эту фразу: «Милуоки – гнилой спортивный город и не поддержит событие первого класса». Однако после потрясающего старта продаж, есть только один логический ответ. Фанаты Милуоки слишком умны, чтобы бросаться на любое событие, привлекающее молодых людей в центрах изощрённости, таких как Нью-Йорк или Чикаго. Но дайте нам что-то действительно стоящее футбол, бейсбол, бокс и мы ответим на это по-крупному» – написала Милуоки Джорнал в ответ на реакцию некоторых нью-йоркских изданий о выборе места проведения финала.

Несмотря на ажиотаж, решение играть в Милуоки вызвало возмущение у многих жителей Грин-Бэй. Согласно Дэвиду Циммерману, автору книги «Кёрли Лэмбо: человек из легенды», болельщики были так удручены, что некоторые бакалейные магазины перестали принимать продукты от оптового поставщика «Джоанес Бразерс», – компании, принадлежавшей Ли (Леланду) Джоаннесу, президенту и члену совета директоров «Грин-Бэй Пэкерз, Инкорпорэйтид».




В дни перед игрой фанаты наводнили Милуоки: ночные клубы и рестораны были заполнены посетителями, а вот свободный номер в отелях отыскать было сложно. А на Стэйт Фэйр Парк продолжалась подготовка стадиона к игре. Устанавливались дополнительные трибуны, работа над которыми была завершена вечером субботы; на крыше стационарной трибуны спидвея специально была сооружена пресс-ложа на 75 мест; вместимость парковочной площадки увеличили на 5000 автомобилей. Особое внимание уделили газону: утром в понедельник, за неделю до игры, все поле было укрыто толстым слоем сена, чтобы предотвратить промерзание грунта.

Оливер Кюхле не ошибся, в день игры 32 279 болельщиков заполнили трибуны, проходы и трек Стэйт Фэйр Парк (что ровно на 2279 человек больше, чем официальная вместимость арены, причём 1500 из них пробрались на стадион по поддельным билетам). Это были рекордные показатели для домашней игры Пэкерз, которые заработали больше 83 000 $. Матч полностью оправдал финансовые ожидания руководства команды. После вычета всех налогов, оплаты суммы за использование стадиона и покрытия затрат на подготовку матча, прибыль Пэкерз от игры составила около 23 230 $, Нью-Йорк Джайантс получили 15 487 $.




Добавим, что встреча Упаковщиков и Гигантов стала самым посещаемым спортивным состязанием в истории Висконсина, и оставалось таковым до Мировой серии 1957 г., в которой Милуоки Брэйвс играли с Нью-Йорк Янкиз. Зрители правда нарекали на места на дополнительной трибуне, расположенной на гоночном треке. Они были наиболее близкими к полю, их цена составляла 3,30 $, но удобство сидений было отвратительным. Болельщики в первом ряду на главной крытой трибуне находились в приблизительно 30 метрах от боковой кромки поля, прямо скажем, далековато для комфортного просмотра.

Гиганты прибыли в город за несколько дней до игры и остановились в отеле Амбассадор на Вест-Висконсин Авеню. Им было отказано в тренировках на Стэйт Фэйр Парк, и они были вынуждены практиковаться на поле Борчерт Филд. Капитан команды Мел Хейн оценил отказ в тренировках как происки Упаковщиков. Владелец, Тим Мара, не был насколько категоричен и заверил болельщиков, что между клубами установились рабочие дружеские отношения. Но теперь он пожаловался на слишком большой ажиотаж на билеты, поскольку не успел приобрести парочку для своих друзей из Нью-Йорка. Лэмбо же держал свою команду в Грин-Бэй до последнего дня перед игрой, предпочитая уберечь игроков от вечеринок и суеты ночной жизни Милуоки.




Самыми недовольными были представители нью-йоркской прессы. Ещё до игры, Билл Корум из Нью-Йорк Джорнал-Америкэн оценивая организацию матча писал, что «НФЛ пошла на поводу у маленького городка». Небольшая ложа для репортёров находилась на крыше главной трибуны спидвея, на высоте около 30,5 метров от земли. В день игры в Милуоки разгулялся сильный ветер, который постоянно атаковал пресс-бокс, заставляя стены содрогаться от ударов, приводя в ужас изнеженных, привыкших к удобствам представителей мегаполиса. Согласно Луису Эффрату из Нью-Йорк Таймс, пресс-ложа «…дрожала и качалась непрерывно, и казалось, что в любой момент все это рухнет. Когда, наконец, репортёры спустились, один заметил: “Нам повезло остаться в живых”», и все согласились...». Стэнли Вудворд из Нью-Йорк Геральд Трибьюн: «…при ветре силой в 35 миль в час … мы не могли смотреть на поле, опасаясь, что ложа с прессой, прикреплённая к крыше двумя тонкими кабельными проводами, оторвётся, или крыша сломается». К тому же крохотная комната просто не была рассчитана на наплыв журналистов со всей страны. Десять радиокомпаний вели радиорепортаж со Стэйт Фэйр Парк. А на крыше были установлены кинокамеры, благодаря которым сегодня мы имеем возможность увидеть фрагменты этого матча.

 10 декабря 1939 г., Стэйт Фэйр Парк, Нью-Йорк Джайантс – Грин-Бэй Пэкерз, хайлайты матча.


«В течении этого дня профессиональный футбол снова погрузился в своё сомнительное прошлое и нанёс себе непоправимый вред», – резюмировал Стэнли Вудворд из Геральд Трибьюн, – «Национальная футбольная лига не может позволить себе повторить подобные события и рассчитывать, что футбольная публика будет серьёзно относиться к Лиге».

Игроки, мягко говоря, также были не в восторге от стадиона. Раздевалки, размером 10×12 футов (3×3,5 м) с одним окошком, едва могли уместить всех игроков команды. Маленькая душевая была рассчитана лишь на 6 человек (благо она была предусмотрена). «Трудно поверить, что профессиональные футболисты использовали эту комнату», – объяснил Джерри Циммерман, во время экскурсии по спидвею для представителей средств массовой информации в 2002 г., перед модернизацией автодрома, – «…вряд ли игроки могли тщательно подготовиться к игре в этом печальном помещении».

В предматчевых прогнозах Джайантс единодушно признавались фаворитами, но неожиданно проиграли. В первой четверти Милт Гантенбейн, капитан Пэкерз, открыл счёт, приняв пас в тачдаун от Эрни Хербера. Во второй половине Упаковщики доминировали на поле, набрав в третьей и четвертой четвертях по 10 очков, последовательно занеся по тачдауну и реализовав по филд голу. Финальный свисток зафиксировал на табло стадиона счёт 27-0 в пользу Грин-Бэй Пекерз.


Джерри Циммерману, в то время одиннадцатилетнему подростку, удалось пробраться на игру и занять место в туннеле под трибуной. «Большую часть матча игроки проводили на южной половине поля и мне было хорошо все видно» – говорит он, – «Я помню, игроки следовали мимо меня в раздевалку в перерыве матча. Я никогда не встречался с такими устрашающими людьми и никогда не был так близок к футболисту. Почему-то чётко запомнились ботинки с шипами…».

В перерыве губернатор штата Висконсин Джулиус Хейл и мэр Милуоки Даниэль Хоан провели церемонию посвящения стадиона. «В Лос-Анджелесе есть Розовый Боул, в Далласе есть Хлопковый Боул, в Новом Орлеане есть Сахарный Боул. Поэтому вполне уместно, что здесь, в Висконсине, у нас также есть футбольное поле, которое должно носить имя Молочного Боула, что очень точно подчеркнёт особенности нашего великого штата», – заявил губернатор, торжественно разбив бутылку с молоком. Однако, как уже упоминалось, имя стадиона не прижилось.

После окончания игры болельщики Пэкерз выскочили на поле, а после праздновали в барах по всему городу. В отеле Шрёдер, где остановились Упаковщики, фанаты штурмовали входы, и менеджер приказал отключить лифты и вызвал полицию.

Джерри Циммерман говорит, что жители Милуоки часто и не подозревают, что Парк когда-то принимал игру, которая в конечном итоге превратилась в Супербоул: «Меня никогда не перестаёт изумлять, как удивляются люди, впервые узнав, что Пэкерз выиграли чемпионат НФЛ на Стадионе Ярмарки штата Висконсин».

Уверен, что организация и условия проведения регулярных матчей на Стадионе Ярмарки были ещё хуже, как для болельщиков, так и для игроков. Тем не менее, Пэкерз продолжали играть здесь до 1951 г., и, безусловно, Висконсин Стэйт Фэйр Парк помог Упаковщикам пережить финансовые трудности и, возможно, спас команду от исчезновения. К тому же мы оцениваем стадионы и удобства просмотра футбола в те дни с точки зрения болельщика начала ХХІ века. Но тогда футболисты попросту играли в любимую игру, а зрители приходили смотреть футбол, несмотря на неудобства.

* * *Интересно, что сразу же после финальной игры снова активизировались разговоры о полном переезде Упаковщиков в Милуоки. Президенту «Грин-Бэй Пэкерз, Инк.» Ли Джоаннесу пришлось публично заявить: «Определённо НЕТ, – прописными буквами. Мы не намерены никогда покидать этот город, пока у нас есть поддержка местных болельщиков. Пэкерз – это институт Грин-Бэй и тысяч его жителей. Мы не уверенны, что большой рынок будет поддерживать нас так же, как это делает этот город». Признавая, что в этом отношении было много слухов, Джоаннес утверждал, что профессиональный клуб никогда не рассматривал вопрос переезда всерьёз. Президент заверил, что на встрече с группой бизнесменов из Милуоки, которая вероятно и породила слухи, этот вопрос не подымался. Но, заметил, что руководство рассматривает возможность проведения в Кремовом городе трёх игр регулярного сезона, вместо традиционных уже двух матчей.

В прессе Милуоки, на фоне успеха этой игры, вновь разгорелись дискуссии о постройке в городе нового современного вместительного стадиона и организации или приобретения бейсбольного и футбольного франчайза. Больше чем через десятилетие эти разговоры приведут к строительству «Каунти Стэдиум» (на котором Пэкерз проведут немало игр), а в городе появиться команда МЛБ Милуоки Брэйвз.

В начале 1950-х началась реконструкция Мили Милуоки, в результате которой внутри овала были проложены новые гоночные треки дистанцией в 1,8 мили, полумилю и четверть мили. Вероятно, что после этой модернизации футбольному полю на спидвее места больше не нашлось. Упаковщики планировали играть в Милуоки на новом Окружном стадионе, но его строительство затягивалось. Руководству пришлось обратиться за помощью к иезуитам.

(продолжение следует)

GBP Ruslan
Щиро дякую, Сергійко!)
peacock
Много о стадионах Милуоки интересного, пусть и не относящегося прямо к футболу и Пэкерз, пришлось делить на две части. Через неделю или после СБ.
SirMichael
Ну вот, на самом интересном месте. Про универ Маркетт хочу! :)