NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Что, если? Пять моментов, которые изменили бы историю Пэкерз, если бы они не произошли


Боб Харлан, бывший президент Пэкерз, пользуется большим уважением в футбольных кругах и никогда не был замечен в преувеличениях. Поэтому, когда он вспоминает некоторые из определяющих моментов организации и говорит, что франшиза могла бы рухнуть или перестать существовать, если бы эти события не произошли, он не упоминает об этом ради эффекта.



В течении 19-летней карьеры на посту президента клуба и 37-летней работы в Пэкерз, которая началась в 1971 году, Харлан насмотрелся всякого в жизни команды. Он сыграл важную роль в обновлении Лэмбо Филд в начале 2000-х годов, полностью отдаваясь этому делу. Во время строительства он по четыре раза в день появлялся в чаше стадиона, постоянно наблюдая за ходом работ, а по окончании рабочего дня он объезжал весь комплекс стадиона, включая парковки, и иногда подолгу засиживался в машине, переваривая произошедшее за день. «Я думаю, рабочие устали видеть меня постоянно перед глазами», – смеётся он.

По правде говоря, в тот сложный момент, руководству Пэкерз было не до смеха. Не все тяжёлые для команды моменты выпали на долю Харлана, но во многих из них он принимал непосредственное участие. Все началось с того, что в 1991 году он назначил на должность генерального директора Рона Вольфа, а затем, в следующем году, затеял обмен квотербэка Бретта Фарва. Подписание свободного агента, изменившего культуру и восприятие болельщиков, состоялось в 1993 году. А ещё через год команда решила покинуть Милуоки и играть все домашние игры в Грин-Бэй. Продажа акций в 1997 году, а затем и проект реконструкции Лэмбо, события, определившие его срок пребывания в должности.

Но восстановление легендарного стадиона было только одним из решающих моментов в истории команды. 11 августа 2019 года Грин-Бэй Пэкерз отмечают свой 100-летний юбилей. Вот пять основных событий, без которых, возможно, эта историческая веха никогда бы не была достигнута.

 

Милуоки Пэкерз

С 1933 по 1994 год отдельные домашние игры Пэкерз играли в Милуоки на четырёх разных стадионах, хотя в основном они использовали два: Стэйт Фэйр Парк в Западном Эллисе, пригороде Милуоки, где они играли с 1934 по 1951 год и выиграли звание чемпионов НФЛ 1939 года. Также игры проходили на Милуоки Каунти Стэйдиум, где команда играла по несколько матчей каждый год в период с 1953 по 1994 гг.

Однако, решение команды перенести часть своего расписания в Милуоки было связано не только с расширением фан-базы. В 1930-е годы финансовые проблемы команды стали настолько глобальны, что франшиза провела 17 месяцев в процессе реструктуризации. Большая, чем в Грин-Бэй численность населения Милуоки позволила команде увеличить продажи билетов и, вероятно, спасла франшизу.

 

«Они были на грани банкротства, так что это была экономическая необходимость», – говорит историк команды Клифф Кристл. «А потом Милуоки стал частью территории Пэкерз. (Президент команды) Ли Йоханнес был тем, кто действительно настаивал на этом. В итоге НФЛ проголосовала за и приняла его предложение. В итоге, это решение тоже имело решающее значение для выживания Упаковщиков».

Позже, строительство Каунти Стэйдиум принесло и другие дивиденды для Пэкерз, поскольку возведение арены в Милуоки подтолкнуло руководство города Грин-Бэй к действиям в 1950-х, что привело к началу возведения нового Городского Стадиона – позже, в 1957 году, переименованного в Лэмбо Филд.

Позже, в 1965 году, несколько групп из Милуоки, в том числе одна во главе с риелтором Марвином Л. Фишманом, делали попытки организации франшизы АФЛ в Милуоки. В ответ на это тогдашний тренер Пэкерз Винс Ломбарди отправился в Милуоки и подписал новый семилетний договор на аренду Каунти Стэйдиум для Пэкерз, что давало клубу эксклюзивные права на футбол в Милуоки до 1976 года или другими словами, до тех пор, пока не исчезнет угроза появления новой команды по соседству.

Харлан принял решение перенести все игры на Лэмбо Филд, начиная с 1994 года, взамен оставив владельцам билетов из Милуоки пакет на сезонный абонемент, который включал две регулярные и одну предсезонную игру.

«Когда я начал писать о команде в 70–80-х годах, многие игроки предпочитали играть в Милуоки», – сказал Кристл. «Пэкерз действительно играли лучше в Милуоки, и многие думали, что поддержка болельщиков там была более сильной. Но все меняется».

 

Винс Ломбарди

1958 год. Как оказалось, с пятью будущими игроками Зала славы профессионального футбола в своём списке, Пэкерз провели провальный сезон 1–10–1 под руководством незабываемого Рэя «Скутера» Маклина. Это был 11-й сезон кряду, когда поражений в итоге оказывалось больше, чем побед. Лучшими «успехами» за эти годы были два сезона 1952 и 1955 года, окончившихся с результатом 6–6. Перед появлением нового главного тренера, когда-то доминирующая в Лиге франшиза была на полтора десятилетия отдалена от своего последнего чемпионского звания, завоёванного в 1944 году.

Последние пять сезонов легендарного Кёрли Лэмбо оказались разочарованием, и последовавшие за ним тренеры – Джин Ронзани, Лиз Блэкборн и Рэй Маклин вместе взятые, в течение следующих девяти лет достигли не примечательного результата 33–74–2.

28 января 1959 года, Пэкерз наняли Винсента Томаса Ломбарди.

 

«И все изменилось», – вспоминал в интервью Джерри Крамер, член Зала славы НФЛ и один из игроков Пэкерз «эры Ломбарди».

Ломбарди, бывшему координатору нападения Нью Йорк Джайантс, в то время было 45 лет. Он был игроком «Семёрки гранитной стены», знаменитой линии нападения Университета Фордхема в середине 30-х годов, но он никогда не был главным тренером футбольной команды выше уровня средней школы. Винс подписал пятилетний контракт на должность тренера и генерального менеджера и чётко обрисовал свои ожидания со дня его приёма на работу.

«Моё слово будет окончательным», – сказал Ломбарди на пресс-конференции в Нью-Йорке. «Я никогда не был связан с командой проигравших, и я надеюсь привить Упаковщикам дух победителей намного быстрее, чем за пять лет».

Как мы знаем, он сдержал слово. В 1959 году Пэкерз почти тем же составом, что отыграл в предыдущем провальном сезоне, пришли к результату 7–5. Они улучшили результат предшествующего года на шесть побед, но не попали в плей-офф. В следующем сезоне результат был 8–4, с поражением в финале чемпионата НФЛ. Однако после этого, в последующие семь лет Грин-Бэй Пэкерз выиграли пять чемпионатов НФЛ, в том числе первые два Супер Боула.

«Вся разница была в тренере Ломбарди», – говорит Крамер, появившийся в команде в 1958 году. «Его эмоциональное отношение к делу, его самопожертвование, огонь, его дух, голод на победы, – вот та разница, что отразилась на игре. Тренер Чикаго Бэарз, Джордж Халас сказал однажды после поражения: «Мы знали, что они собираются делать. Мы знали, где они собирались сделать это, и мы знали, когда они собирались сделать это. Мы просто ничего не могли с этим поделать. Мы были исполнительны, мы не поддавались эмоциям, мы не играли от защиты, мы не делали глупостей и не совершали ошибок. Тренер Ломбарди все время был на высоте».

Если бы не контракт с Ломбарди, Крамер полагает, что никакой другой тренер не смог бы максимально раскрыть талант игроков и кто знает, куда это привело бы.

«Он был вездесущ, его присутствие постоянно ощущалось», – продолжает Джерри. «Иногда он не знал точно, что сказать. Поэтому он кричал: «Что, черт возьми, там происходит!?». Все начинали понемногу верить в свои закрытые способности и немного повысили производительность. Он был невероятно ярким, эмоциональным, замечательным, религиозным, не терпящим никаких предрассудков. Просто очень особенный человек».

 

Обмен Бретта Фарва

Бретт Фарв сразу понял, что у него проблемы в Атланте. Он не знал всех подробностей. О том, что генеральный менеджер Атланты, Кен Херок, хотел его видеть в команде и сделал это, взяв квотербэка под 33-м общим пиком на драфте НФЛ 1991 года. А вот главный тренер Джерри Глэнвилл, наоборот не хотел. Но уже первое знакомство Фарва с Глэнвиллом всё расставило по местам.

«Когда я впервые встретился с ним, я как на зло опоздал на первую тренировку мини-лагеря. Из Галфпорта, штат Миссисипи, в Атланту было два рейса, и первый был отложен, поэтому, когда я появился в лагере, тренировка уже шла довольно долго», – вспоминает Фарв. «И первые слова Джерри ко мне были: «Из какой ты школы, Миссисипи?». Я сказал: «Южная Миссисипи, тренер». А он ответил: «Черт возьми, мы взяли не того парня. Мы хотели игрока из Миссисипи Стэйт». Это было началом конца – и никогда наши отношения не становились лучше».

Фарв сидел на скамейке в Атланте. В своём первом сезоне в Лиге он бросил четыре раза, причём два броска были перехвачены, а два не завершены. При этом он не подозревал, что Рон Вольф уже собирался его заполучить. Вольф руководил драфтом Нью-Йорк Джетс в 1991 году и был готов взять Фарва под 34-м пиком, но его опередили Фэлконз. В ноябре 1992 года, Грин-Бэй играл с Атлантой, матч пришёлся на четвёртый рабочий день Вольфа в команде.

«И так, я в пресс-центре в Атланте, примерно за полтора часа до игры, просто сижу там», – вспоминает Харлан. – «Рон подходит, кладёт свой портфель в кресло рядом со мной и говорит: «Я спускаюсь на поле, чтобы посмотреть на запасного квотербэка Атланты. Если его рука все ещё так же сильна, как в колледже, – мы идём на обмен за ним». Просто так.

«Рон спускается вниз, и через 45 минут он возвращается и говорит: «Я собираюсь обменять к нам Бретта Фарва. Тебя это устраивает?». Я сказал: «Конечно».

Харлан прерывает воспоминания и улыбается.

«Я не знал, кто такой Бретт Фарв».

 

После двух месяцев торгов с Хероком, Вольф согласился отдать за Фарва второй из двух пиков первого раунда Пэкерз 1992 года, то есть 17-й общий.

«Мне кажется, что кто-то думал, что я не знаю, что я делаю. Я имею в виду, что вся статистика Фарва – это два перехвата и две незавершённые передачи. Никто не обменивает пик первого раунда на такого парня», – сказал Вольф. «Просто я верил в него, как в игрока, и приятно, что твои надежды оправдались».

Фарв, в свою очередь, сделал карьеру члена Зала славы профессионального футбола, привёл Пэкерз к победе в Супер Боуле XXXI, тем самым положив конец 29-летнему периоду без побед. Он трижды становился МВП Лиги. Без него франшиза, возможно, продолжала бы терять свои позиции, как это было в 1970-х и 80-х.

Фанаты Пэкерз вечно благодарны Глэнвиллу за то, что он не увидел того, что Херок и Вольф увидели в №4.

«Я думаю, что план Глэнвилла состоял в том, чтобы сделать жизнь невыносимой для парня, которого выбрал Кен, вместо того, кого хотел он. Он знал, что не собирается играть со мной, если не будет абсолютной необходимости, поэтому тренер собирался сделать несчастной мою жизнь – и он сделал», – говорит Фарв. «Сейчас, по прошествии лет, я очень благодарен ему, за его действия. Но в то время я действительно чувствовал, что мне некуда деваться».

«Всё происходящее в Атланте отчасти сделало меня ленивым. Да, я пропустил командную фотографию. Я разжирел на 25 фунтов. Я не отказывал себе в пиве и крылышках. Они не заботились обо мне, а я не заботился о них. Это был менталитет. Примитивный способ справиться с вещами, но это сработало. Почти, как если бы это был мой план, который я разрабатывал до совершенства».

 

2000. Лэмбо Филд. Референдум о стадионе

Когда 22 января 2000 года Пэкерз обнародовали свой план реконструкции Лэмбо, Харлан не думал, что процесс убеждения законодателей штата и избирателей округа Браун принять законопроект о реконструкции, стоимостью в 295 миллион долларов, будет лёгким. Но он не понимал, насколько это будет сложно.

«Я понятия не имел, не предполагал, во что это в итоге выльется», – сказал Харлан. «Я думал, что это будет сложно, но не понимал насколько. Народ нас любил, но и противников было не мало. Часто возвращаясь домой из Мэдисона, меня накрывала мысль о том, что этот проект не лучший вариант».

К моменту референдума 12 сентября, на котором должно было быть принято решение о просьбе к избирателям ввести 0,5% налог с продаж в округе Браун, чтобы собрать 160 миллионов долларов в виде государственных средств для стадиона, борьба за проект взяла своё. Харлана постоянно критиковали в письмах редактору в местных газетах, ему приходилось бороться в политической сфере. После очередного медицинского осмотра, врачи сообщили ему, что стресс влияет на его здоровье.

«Мой друг-адвокат, а тем летом я вёл переговоры с компанией, в которой он работал, признался мне, что сказал своей жене: «Этот человек умрёт от сердечного приступа», – вспоминает Харлан. «Я не спал ночами. Я просто продолжал думать: «Что мы будем делать, если проиграем?».

 

Поэтому Харлану приходилось проводить постоянные агитационные кампании. Он посещал местные фабрики до рассвета, чтобы приветствовать рабочих, когда они шли на смену. Он лично отвечал на все телефонные звонки всякий раз, когда у кого-то возникал вопрос о проекте. Перед голосованием, и воскресной игрой команды в Баффало, Харлан с утра в субботу начал обход местных ресторанов. Пожимая руки и приветствуя людей, час он провёл у входа в Волмарт, ещё час – у Клуба Сэма, затем поехал в Де Пер и ходил от двери к двери.

Предложение прошло, набрав 53% голосов. 7 сентября 2003 года, за два дня до 67-го дня рождения Харлана, новый/реконструированный стадион был официально открыт домашней игрой Пэкерз против Миннесоты. Чтобы произошло, если бы на референдуме не набралось нужное число голосов?

«Худшее, что я когда-либо слышал, случилось после победы на референдуме. Пол Джадин, который в то время был мэром, позвонил мне и сказал: «Я чувствовал, что если вы проиграете референдум, то уже к 2015 году Пэкерз покинут город», – продолжает Харлан. «Я не уверен, как бы мы могли играть на старом стадионе. Чтобы было яснее, мы делали 2-3 миллиона долларов в год на старом Лэмбо. В первый год после реконструкции мы заработали 25 миллионов».

«В конце 1990-х мы фактически говорили о необходимости кредита, который потребуется уже через несколько лет для финансирования нашей деятельности. Когда мы прикидывали, куда идут расходы и что мы можем заработать на старом стадионе. Это было пике, мы камнем падали вниз, оставаясь позади всех франшиз, которые переходили на новые арены».

 

Провальный драфт Аарона Роджерса

Аарон Роджерс думал, что он был на грани осуществления своей детской мечты. Ведь он всегда был фанатом Сан-Франциско 49ерз. Он жил в Северной Калифорнии, учился и играл в местном университете Калифорнии в Беркли, и за недели, предшествовавшие драфту, у него сложилось впечатление, что Фотинайнерз собираются взять его под первым номером в 2005 году. Вместо этого 49-е первым пиком взяли другого квотребэка – Алекса Смита из Юты. После чего Роджерс провёл следующие 4½ часа, как в клетке, под прицелами телевизионных камер, документирующих каждую мучительную минуту его ожидания в зелёной комнате Центра Джейкоба Джавитса.

Когда Роджерса, наконец то, выбрали Пэкерз под общим 24-м пиком, он сказал правильные слова во время своей пресс-конференции. Он с уважением отозвался о Бретте Фарве и ожидании своей очереди за легендой. Он говорил о необходимости проявить себя и оценить будущие возможности.

 

Однако, после этого, состоялось краткое интервью для канала KPIX-TV 1-на-1 из Сан-Франциско. В нем Деннис О’Доннелл из CBS5 задал Роджерсу простой вопрос из 11 слов: «Насколько Вы разочарованы тем, что Вы не будете играть за 49-х?».

Ответ Роджерса был таким же кратким: «Я не так разочарован тем, что меня не будет в Фотинайнерз, по сравнению с тем, как будут расстроены они, что меня нет в 49-х».

Отвечая на вопрос об этих его словах спустя годы, Роджерс улыбнулся. «Это высказывание было сразу же после краткого интервью на трибуне, позади зелёной комнаты. Меня выбрали, наверное, на 20 минут раньше, чем задали этот вопрос. Это был эмоциональный день, долгий день», – сказал он. «В то время я хотел играть прямо сейчас и доказать другим 22 командам, которые пропустили меня, что они допустили ошибку».

«Сейчас я смотрю на это иначе. Это то место, где я бы хотел быть, если бы я знал тогда то, что знаю сейчас, – о том, какая это рабочая среда, какие у меня будут возможности, тренерский штаб, который будет здесь. Я имею в виду, что моё интервью в Сан-Франциско было с Майком Маккарти».

Да, Маккарти, главный тренер Пэкерз с 2006 по 2018 гг., был тогда координатором нападения 49-х под руководством тогдашнего главного тренера Майка Нолана, который, в конечном итоге, и настоял на выборе Смита вместо Роджерса. Учитывая, как Роджерс играл с Маккарти, привёл команду к Супер Боулу XLV, выиграл пару МВП Лиги – и как Маккарти помог развитию Роджерса в начале его карьеры, обоим повезло, что судьба свела их вместе и была благосклонна к обоим.

И такой же была судьба организации Пэкерз.

«Если они выберут меня, обе наши жизни изменятся», – сказал Роджерс о Маккарти, который заменил Майка Шермана на посту тренера Пэкерз в 2006 году. Что бы произошло, если Фотинайнерз выбрали меня? Не знаю. Я не люблю риторических вопросов. Я просто знаю, что я действительно рад тому, что попал в Благословлённое место здесь, в Висконсине, и имел возможность провести свои первые годы так, как я это сделал, и теперь получил возможность быть лидером и играть за эту команду».

Sbond

Благодарю!

а пикча - вообще огненная