NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

«Вы превзошли все ожидания и уже зашли дальше, чем большинство людей». Мемуары игрока НФЛ


Пролог. Прощай, чувак (2008)

Глава 1. Первые семь лет (2002)

Глава 2. Изображая Рэнди Мосса (2003)

Глава 3. Найн жизней (2004)

Глава 4

Основной состав (2004)

Я прилетаю в Денвер с целой группой новых парней. Вместе с Чемпом Бэйли мы также подписали еще одного будущего члена Зала Славы – Джона Линча, и, таким образом, усилили и без того мощную защиту. Репутация этих двух корнербеков заслуженна, и мы сразу это понимаем. Чемп собран и спокоен, терпелив и безжалостен. На поле он ведет себя расслаблено, никогда не потея и не сбивая дыхания. Джон – убийца на траве и дипломат в раздевалке. Он быстро находит общий язык абсолютно со всеми. Теперь у нас есть лидеры по обе стороны от мяча.


В дополнение к новым свободным агентам у нас появляются свежезадрафтованные новички.

Мы все вместе сидим в одной большой аудитории на первой встрече. Места заполнены, нас здесь больше восьмидесяти человек. Перед нами на стульях сидят представители различных отделов нашей большей команды. Они ерзают на стульях под нашими взглядами:  мы не привыкли видеть в этой комнате «гражданских». Тренер по очереди вызывает представителя каждого департамента к микрофону.

Первым трибуну занимает Тед Сандквист, генеральный менеджер, и представляет нам своих скаутов. Мы не часто видим этих парней. А они не видят вообще ничего, кроме футбола. У них всех переизбыток веса и недостаток секса. Иногда их можно заметить на тренировках, но большую часть времени они проводят, разъезжая по стране и собирая информацию об игроках в колледжах. Я сижу в своем кресле и пялюсь на скаута, которого зовут Бобби, надеясь, что он заметит мой тяжелый взгляд. До возвращения из Европы я даже не знал, как его зовут. Мой бывший тренер в колледже Дейв Мюир теперь тренирует в Айдахо, и Бобби приезжал туда, чтобы понаблюдать за одним из студентов. Когда Дейв спросил обо мне, Бобби хмыкнул и сказал, что я даже куска говна не стою: в лучшем случае ресивер номер пять, но, скорее всего, не попадет в команду. Дейв тогда посоветовал ему заткнуться и идти в задницу. Я знаю, что Бобби знает, что я знаю про это. Я пытаюсь заглянуть ему в глаза, но он их прячет. Мне кажется забавным, когда скаут говорит о профессиональном спортсмене, что он – кусок говна. В таком случае, по этим же стандартам, сам скаут – кусок говна размером с Килиманджаро.

Главный тезис от Теда: за вами следят не только ваши тренеры, но и мы.

Следующим выступает Грек, и он представляет своих ассистентов: Кори и Скотт. Затем он рассказывает о том, как важно быть послушным мальчиком и следовать его указаниям. А также нам предстоит сдать тест на наркотики.

- Если вы проваливаете тест, то вы либо тупой, либо у вас проблемы с наркотой. В любом случае, вы нуждаетесь в помощи.

Затем встает доктор Бублик, наш ортопед. Он действительно выглядит как доктор, стройный парень с русыми волосами. Бублик рассказывает, что он и его коллега доктор Шлегель будут «заботиться о нас» и «следить, чтобы мы всегда были здоровы и возвращались на поле только в лучших кондициях». Он сыпет на нас штампы, характерные для его профессии, говоря о важности понимания серьезности травм.

Я оглядываюсь вокруг, всматриваясь в лица ребят. У них на лицах еще отпускной взгляд, когда они смотрят на говорящего человека, но не слышат ни слова из того, что он говорит.

Наш директор по связям с общественностью, Джим Саккомоно, выступает следующим. У него на лице всегда такое выражение, будто он только что придумал о тебе классную шутку, но решил ее не озвучивать. Он представляет своих ассистентов: Пол, Дейв и Патрик. Все прекрасные ребята, умеющие общаться с людьми и помогающие наладить связь между игроками и медиа.

Теперь Крис Валенти, он же «Флип», наш менеджер по экипировке. Оборудование и экипировка – это очень важная часть команды НФЛ. У Флипа три ассистента: Кенни, Гарри и Джейсон. Именно эти парни работают больше всех в здании. Теннисные кеды, шипы, сандалии, носки, шорты, ремни, бандажи, наколенники, тренировочная одежда, игровая одежда, свитера, футболки, перчатки, налокотники, шапки, кепки, пиджаки, напульсники, защита ребер, плеч, шеи, подбородка, капы и, наконец, на вершине всего – шлемы. Ребята не только выдают нам все это, но и содержат их в чистоте и рабочем состоянии. Все проходят через Флипа и его парней. Хорошо иметь их в друзьях.

Кен, наш видео-директор. Каждая тренировка записывается с двух камер: одна стоит за боковой линией, другая в эндзоун. Обе записи склеиваются в одну непрерывную с разбивкой по эпизодам. Любой розыгрыш любой команды любого года может быть предоставлен Кеном и его командой с нереальной быстротой.

- Эй, Кен, можешь сделать мне ДВД со всеми пасовыми розыгрышами на Рэнди Мосса в рэдзоун с 4-й по 8-ю неделю 2001 года?

- Конечно, Нейт. Зайди сегодня чуть позже за диском.

Единственное, что нам было запрещено – это уносить диски с записями домой. Руководство боялось, что так диски могут попасть в чужие руки.

Наш тренер по силовой подготовке, Рич Татен, сильно напоминает мне Сержанта Слотера, только без шляпы. Он стоит, выпятив грудь, и зачитывает что-то со своей бумажки. Его помощник – Грег Сапорта, по кличке «Крайм», в честь мультяшного пса МакГраффа. Голова Крайма гладко выбрита небезопасной бритвой, он улыбается только тогда, когда вынужден это делать. Рич зачитывает список игроков, кто хорошо себя проявил на силовых тренировках в межсезонье. Имя Рода зачитывается уже 12-й сезон подряд. Он – ролевая модель для Рича, его не задрафтовали, и первый сезон он провел в тренировочном составе. Бобби наверняка думал, что он тоже кусок говна.

Затем Тренер представляет нам Реджи Риверса, местного телеведущего. Реджи был раннинбеком «Бронкос» в 1990-е и сейчас работает на CBS. Реджи рассказывает нам о местных компетентных медиа изданиях, и также зачитывает список из фраз, которые стоит и которые совсем не стоит употреблять при общении с прессой. В качестве примера он показывает нам ролики. Можно  говорить: «Для нас самая важная игра – следующая, и в итоге мы посмотрим, что получится». Нельзя говорить: «Чувак, мне срочно нужно пойти домой и захавать героиновый сэндвич». 

Следующим утром мы возвращаемся в котел тренировочного лагеря, и Чемп показывает нам, кто тут папа. При полной экипировке его физическое превосходство просто поражает. Он – идеальный кавер корнер. Он умный и жесткий, он в отличной форме. Но больше всего Чемп выделяется на линии скриммиджа. Мы просто физически не можем уйти от его пресса. Он втыкается в нас в то же мгновение, как происходит снэп. Но мне нравится это, поскольку я знаю, что в мире нет никого лучше Чемпа. Отсюда и имя. 

После Германии я в отличной физической форме: тело чувствует себя хорошо, колени вылечены, правда мизинец раздроблен, но это всего лишь палец. Единственное, что меня беспокоит, это огромные волдыри, вздувшиеся на моих ногах. Все трение и взрывная энергия, которые испытывает мое тело, проходят через ту часть стопы, которая служит основанием пальцев. После первого же дня тренировки мои ноги – это фарш для гамбургера. С каждым днем они чувствуют себя хуже и хуже. Перед каждой тренировкой я прыгаю на процедурный столик к Кори, и он чем-то намазывает, а затем заворачивает мои ноги в пластыри. Это не сильно помогает. Каждый шаг я делаю как будто ставлю ногу на горячие угли. К концу каждой тренировки мои носки можно выжимать от крови.

Каждый вечер мы собираемся в кабинете Блейда для просмотра видео. 

Обычный вечер просмотра выглядит так:

- Теперь посмотрите на Рода, парни. Смотрите, как он действует.

У Рода перед глазами корнер, и он уходит от него широко вправо. Его маршрут – слэнт. Он быстро поднимает голову в обманном движении, затем делает 3 широких шага, тормозит на носовом платке и подрезает Чемпа левой рукой, чтобы уйти от него в сторону центра поля. Пас пойман.

Замедленный просмотр, перемотка назад, замедленный просмотр, перемотка назад, замедленный просмотр, перемотка назад: бесконечный цикл, пока наш координатор нападения Гари Кубиак, говорит о розыгрыше. Кьюб, как мы его называем - бывший квотербек «Денвера», который играл за спиной Джона Элвея всю карьеру. Однако в качестве тренера он уже выиграл 3 Супербоула. Где бы он ни работал, успех всегда следует за ним, а сейчас он руководит нашим нападением.  

- Смотрите, если корнер играет плотно и персонально, то вы должны заставить его двигаться, иначе у вас не будет шансов. Отличная работа, Род. Парни, смотрите, как он терпелив. Смотрите, как он заставляет защитника поверить, что будет уходить глубоко. Вы должны заставить корнера поверить вам, особенно если этот корнер - Чемп. Он уже знает все ваши трюки наизусть. Отлично, Род.

Следующий розыгрыш – вынос. Я и Чарли на поле. Вынос идет в мою сторону: комбинация 18 тосс. Я блокирую корнербека, но сэйфти захватывает нашего раннинбека.

- Отличный блок, Чарли. Нейт, а кого ты должен был блокировать на этом розыгрыше?

- Это зависит от прикрытия.

- Какое у них прикрытие?

- Кавер-3.

- Да, но это больше 3-Клауд, или как мы его называем Кавер-4.

- Я думал Кавер-4 – это квотерс.

- В некоторых ситуациях да, но тогда мы зовем его Кавер-8. Тебе бы следовало это знать к настоящему моменту.

Я прочищаю горло, но отмалчиваюсь.

- Так что если бы это был обычный Кавер-3, то сэйфти с твоей стороны был бы глубоко по центру, а стронг сэйфти был бы здесь внизу.

Он рисует область на экране лазерной указкой.

- Тогда ты был бы справа, и это был бы Кавер-3, и в этом случае ты поступил совершенно правильно, блокируя корнера. Но твой сэйфти гораздо ближе к розыгрышу. Это кавер-4. Какие у тебя должны быть действия?

- Оттолкнуть корнера и уйти на следующий уровень.

- Правильно. Оттолкнуть корнербека, затем уйти к стронг сэйфти, чтобы заблокировать его, если он пойдет к раннеру. Если сэйфти стоит на месте, или корнербек слишком упорен, то оставайся с корнером. Парни, это очень важный момент, в этом разница: либо три набранных ярда, либо тачдаун.

- А что если это Кавер-4?

- Тогда ты остаешься с корнером, если конечно сэйфти не покажет поздний блиц, а у нас уже не будет времени, чтобы это проверить. Тогда ты должен будешь его перехватить, или наш розыгрыш потерян. То же самое с Кавер-2: следи за сэйфти. При этом помни, что при Кавер-2 корнербек еще должен страховать от выноса, поэтому если ты его оставишь, когда будешь уходить к сэйфти, то он может достать раннера. Особенно внимательно смотри, нет ли здесь Кавер-6. Это Кавер-2 на одной половине и Кавер-4 на другой половине поля. В общем, следи за сэйфти на своей стороне, и если он идет к мячу – блокируй его. Если нет, то оставайся с корнером. Если ты точно уверен, что у них персональное прикрытие, то просто выноси своего корнера на бровку.

Род влазит:

- Ты знаешь, как распознать персональное прикрытие?

- Эм…

- Главное – смотри в глаза. Если корнер смотрит только на тебя и ни на кого больше – это персоналка, тем более если он стоит прямо напротив тебя. Если они играют зону, то смотрят на квотербека и на других ресиверов. Но будь осторожен, иногда они стоят и дышат тебе прямо в лицо, а сразу после снэпа уходят в прикрытие. Ты должен это чувствовать.

- Хорошо, я понял.

- Смотри, видишь, как тайт-энд перемещается вдоль линии?

- Ага.

- Как на это реагирует защита? Что делает?

- Никак.

- Точно. И о чем это говорит?

- Они играют зонное прикрытие.

- Верно. Если бы они играли персоналку, то за ним бы побежал его защитник. Но так как никто не двигается, то это точно зона. Парни, вот почему мы постоянно делаем смены позиций и перебежки. Это не просто, чтобы вас размять, мы пытаемся дать вам возможность прочитать защиту до момента снэпа. Мы пытаемся получить хоть какое-то преимущество, каждая мелочь тут может помочь. Ладно, следующий розыгрыш.

Эшли Лели на экране бежит маршрут камбэк: 20 ярдов по прямой и затем под острым углом назад к боковой линии. Чемп подрезает его на маршруте и перехватывает мяч, вынимая его из протянутых рук Эшли как рожок с мороженым у ребенка.

Блэйд наклоняется к Эшли и шипит:

- На камбэке тебе надо очень сильно хотеть вернуться.

Блэйд делает то, что хорошо получается у бывших игроков, ставших тренерами: объяснять на словах то, что они умели делать инстинктивно. Мы все понимаем, что Блэйд имеет в виду. Но Кубиак идет дальше.

- Эшли, ты должен быстрее идти на мяч, атаковать его. И полностью добегать свои 20 ярдов. Не 18 и не 19, а полные 20 ярдов. И не надо замедляться заранее. Смотри, Чемп прочитал тебя сразу же, как только ты начал притормаживать. И не уходи с прямой линии. Смотри, как ты виляешь.

Лазерная указка ползет по экрану.

- Это не сработает. Когда ты начинаешь вилять, он сразу понимает, что ты уже не будешь бежать в глубину. Смотри, он читает твою задницу как открытую книгу.

Слоумоушн.

- Держи локти высоко и жестко, толкайся руками. Вставляй локоть перед ним, атакуй мяч. Давай, Эш, мы должны улучшать свою игру.

Есть два тренерских подхода. Один из них, как у Блэйда – это доверие инстинктам профессионального футболиста, потому что Блэйд верил в них, когда играл сам. Он позволяет больше импровизации, игрок должен следовать концепции розыгрыша, а все остальное ему подскажут инстинкты.

Другой подход, более распространенный в НФЛ, это строгая система практически идентичных правил. При таком подходе тренеры верят, что каждый футбольный розыгрыш имеет единственный верный ответ. Это очень жестко структурированная философия, и с годами она очень медленно эволюционирует. Блэйд и Кубиак, оба играли в НФЛ, но у них разный опыт. Блэйд играл ресивера в каждой игре, а Кьюб был бэкапом, который хорошо знал систему, но очень редко играл, что естественно повлияло на его философию. Для него игра стала более концептуальной, Кьюб больше верит в строгие правила, чем в инстинкты игрока, но при этом он умеет разговаривать с футболистами на их языке.

Оба тренера очень строги к Эшли, потому что он наш первый пик. Они много от него ждут. Также много они ждут и от второго нашего выбора – Дариуса. И он следующий на разборе: бежит скинни пост. Мяч пролетает сзади него. Инкомплит.

- Окей, Ди. Ты догадываешься, о чем я хочу тебе сказать?

- Лови мяч?

- Нет. То есть да, конечно, но нет. Сколько шагов мы делаем при скинни пост?

- Семь.

- Правильно. Теперь давай считать.

Слоумоушн.

- Сколько ты сделал?

- Пять.

- Да. Вот почему мяч прошел сзади тебя. Квотербек выпустил мяч вовремя, а ты затормозил на 9 ярдах, а скинни пост – это двенадцатиярдовый маршрут. Запомните, парни, для всего есть своя причина. Скинни пост идеален против Кавер-3 или Кавер-4, но для него необходима синхронизация между квотербеком и ресивером. И прежде всего, внутренняя нога должна быть впереди, иначе ты затормозишь на шестом или восьмом шаге, и квотербек бросит мяч невовремя. Именно семь шагов. Делаешь внутренней ногой седьмой шаг и разворачиваешься. Но не надо двигаться поперек поля. Понял меня?

- Да, сэр.

- И ты прав, лови этот чертов мяч.

Следующее видео, еще один новичок Трайандос Люк бежит 12-ярдовый камбэк. Чемп отпускает Трая с линии скриммиджа, показывая, что он играет Кавер-2. Трай бежит свой маршрут, но квотербек, видя, что Чемп перекрывает линию паса, отдает пас в другую сторону.

- Трай, что играет защита в этом эпизоде?

- Кавер-2?

- Да, ты прав. И что мы делаем, если играем против такого прикрытия?

Род наклоняется и подсказывает Траю. Тот повторяет для Кьюба:

- Меняем маршрут.

- Правильно. Вы должны сменить маршрут на фейд. Вот смотрите, здесь есть дыра в прикрытии, но если ты там не спеша выгуливаешь свое собственное дерьмо, то у нас нет никаких шансов. Видишь, как Чемп закрывает линию? Твой маршрут не подходит для Кавер-2. Мы должны постоянно следить за тем, что происходит на поле. Не закрывайтесь, парни. Каждый розыгрыш зависит от того, какие возможности нам предоставляет защита. Мы должны быть уверенны в том, что вы, парни, знаете свое дерьмо наизусть. Понятно? Ладно, на сегодня все.

Двухчасовое собрание знаменует собой конец тринадцатичасового рабочего дня.

- Отличная работы, мужики. Я знаю, вы все устали. Все это дерьмо дается непросто. Если бы это было легко, то все бы могли играть в НФЛ. Вам будет тяжело, но вы должны улучшать свою игру. Просто продолжайте бороться, каждый день. Каждый день чуточку лучше. Тренеры вам помогут.

Мы остаемся в комнате с Блэйдом, а квотербеки, раннинбеки и тайт-энды разбредаются по другим комнатам. У каждой группы будет свое мини-собрание. В 21:30 нас отпускают, и я захожу в кафетерий, чтобы заполнить свой ланч-бокс какой-нибудь поздней закуской: корндоги, такитос, бурритос. Домой я еду в компании с тишиной и болью.

Первые 10 дней тренировочного лагеря – самые жесткие. Каждый шаг ощущается как последний. Боль постоянна и идет из каждой клетки организма. Но вскоре наступает время первой предсезонной игры, которая нарушает монотонность тренировок. После второй игры мы готовимся к первому из двух раундов отчислений. Первые отчисления происходят после третьей предсезонной игры, и это около двадцати человек, а затем финальные увольнения – после четвертой игры. После первого раунда отчислений я оглядываюсь в комнате для собраний и чувствую себя, будто присутствую сразу на двадцати футбольных похоронах. Флип проходит по раздевалке, заполняя свою тележку шлемами и щитками и снимая таблички с фамилиями отчисленных.

Вечером перед последней предсезонной игрой Кубиак отпускает стартовый состав с собрания по домам. Они не будут играть, они уже в команде. Остальные же надеются на еще несколько недель бесплатных тренировок.

- Парни, я понимаю, что это не место, где вам сейчас хотелось бы сидеть. Вам хочется отдохнуть вместе с другими парнями. Не надо опускать руки. Вы не просто так надрывали задницы все лето. Не надо думать, что мы не видим, как вы работаете. В этой комнате собраны отличные футболисты. Завтра, когда вы выйдете на поле, постарайтесь выложиться на все сто. Воспринимайте завтрашнюю игру как собеседование сразу для 31 команды лиги. Все они будут смотреть запись, и если у вас не получилось здесь, то вас может пригласить другая команда. Покажите себя на этой кассете. Всевидящее око не будет врать, запись останется навсегда. Гордитесь тем, что вы сделали для нас, не испортите впечатление о себе завтра. Поверьте, я бы оставил вас всех, но НФЛ – это бизнес. И это самая тяжелая часть моей работы.

Множество из того, что говорят тренеры – полная чушь, но сегодня мы верим Кубиаку.

- Вне зависимости от того, сыграете ли вы завтра свою последнюю игру или нет, вы должны понимать, что даже просто сидя там, где вы сидите сейчас, вы уже превзошли все ожидания и зашли дальше, чем большинство людей. Вы должны собой гордиться. Завтра развлекитесь на всю чертову катушку, парни. Удачи вам.

Следующим вечером я выбегаю из туннеля на стадионе и смотрю на трибуны. Мои родители и девушка сидят там и машут мне. Тренер сказал, что мы получим много времени. Это и хорошо, и плохо. Нагрузка в футбольных матчах – совсем не то, что нагрузка на тренировках. Плюс ко всему, я еще играю в спецкомандах. Я уже приготовился к длинному и тяжелому вечеру.

Наши стартеры сегодня отдыхали в отличие от основных игроков «Аризоны». Мэтт Мок и Брэдли Ван Пелт сражались за позицию нашего бэкапа-квотербека. Огромные плэйбуки и внимание к деталям делают жизнь квотербека в НФЛ очень сложной. Для квотербека-новичка такая ноша может быть непосильной, но Мэтт и Брэдли успешно справляются. Сегодня их время показать себя. Мэтт выходит в старте, Чарли, Трайандос и я весь матч играем ресиверов, меняясь так часто, как можно, но при этом все равно частенько встаем на линию скриммиджа, жадно хватая ртом воздух. В середине третьей четверти я бегу бэксайд-пост на розыгрыше, пас в котором должен будет пойти в другую сторону. На тренировках я никогда не получал мяч в такой ситуации, однако в игре дерьмо случается. Мэтт делает скрэмбл и находит глазами меня, делает низкий бросок, который я вылавливаю в длинном прыжке над самой землей. Тачдаун! Трайандос хлопает меня по шлему, все обнимаются, и я снова бегу в хаддл для кикоффа.

Мы проиграли ту игру, но какая разница? Я играл хорошо, Чарли и Трайандос играли хорошо, Мэтт и Брэдли отлично играли. Но некоторым все равно придется уйти. Вик Ломбарди, журналист с CBS, берет у меня интервью после игры:

- Как ты себя чувствуешь после сегодняшней игры?

- Отлично, я хорошо играл, но теперь от меня уже ничего не зависит. Тренер сказал мне быть завтра рядом с телефоном и ждать звонка. Именно тогда они будут отчислять лишних.

- То есть мне не стоит звонить тебе завтра?

- Пожалуй, не надо.

Он поворачивается к камере.

- Вы слышали? Если вы знаете Нейта Джексона, то, пожалуйста, не звоните ему завтра утром. Я – Вик Ломбарди, из раздевалки «Бронкос».

Утром мой телефон молчит. Я проверяю, не села ли батарейка. На следующий день я прокрадываюсь на работу и осторожно осматриваюсь. Табличка с именем на моем шкафчике все еще висит. Никто не смотрит на меня с насмешкой. Я попал в чертову основу. Трай и Чарли тоже здесь. И Мэтт, и Брэдли. Мы все прошли.

Тренер Шенахан занимает трибуну на первом собрании команды в регулярном сезоне.

- Оглянитесь вокруг себя, парни. Это наша команда. В комнате довольно пусто, да? Но все, кто здесь есть, заслужили это, тяжелым трудом заработали право здесь быть. И я уверен во всех вас, у нас есть шанс сделать что-то особенное, и только от нас зависит, сможем ли мы им воспользоваться. Вы знаете, что мы должны сделать, давайте сделаем это.

Вечером я болтаю с Райаном, своим агентом. Он поздравляет меня и говорит, что это только следующая ступенька, но далеко не вершина.

- Продолжай делать то, что тебя просят, внимательно слушай тренера спецкоманд. Чем больше на тебе обязанностей, тем лучше.

Мы также поговорили о моем контракте, но обсуждать там особо нечего: это минимальная зарплата игрока НФЛ. С примечанием о том, что если я попаду в список травмированных игроков, то зарплату урежут вдвое на остаток сезона. Да похрен. Я в команде. Только это имеет значение. А команды играют в настоящих играх. Но игры занимают только 16 дней в году.

Остальные 349 дней я – профессиональный футболист. В эти дни меня не показывают по телевизору, но именно они являются моей работой. Как себя вести в эти дни нам подсказывает Род. Он всегда даст знать, если ты облажался. Он заботится о команде. На этой неделе мы выигрываем наш первый домашний матч с «Чифс». Затем мы летим во Флориду, чтобы сыграть с «Джексонвиллом». Моя работа четвертого принимающего заключается в том, чтобы дать отдохнуть Роду, Эшли или Дариусу. Иногда я целую четверть стою на бровке со шлемом в руке, иногда получаю довольно много времени.

В середине матча мы сидим в раздевалке, Джейк взбешен. Мы проигрываем 6-7, нападение не работает, ресиверы выглядят уставшими на поле.

- Нам нужен кто-то, кто б**** умеет бегать. Нам нужны свежие ноги. Б*** поставьте Нейта, он по крайней мере будет бегать.

Позднее в последней четверти Ди-Уоттс с трудом встает после того, как в падении пытался поймать мяч около бровки. Блэйд смотрит на меня:

- Выходи вместо Дариуса!

Я киваю и выбегаю на поле. Остается чуть больше двух минут, мы на наших 32 ярдах, отставая на одно очко. Я бегу «Омаху» - пятиярдовый аут – и Джейк бросает мне мяч. Я ловлю его и тут же получаю удар. Мой первый прием в НФЛ! Телевизионщики отпраздновали мое свершение, запустив коммерческий перерыв.

Тренер сигнализирует мне оставаться в хаддле. У нас состав «зебра» - три принимающих, один тайт-энд и один раннинбек. Первый пас – инкомплит на Рода. На втором дауне Эшли набирает 8 ярдов. Часы тикают. Мы строимся на линии, я в слоте. Снэп, я бегу 10 ярдов по прямой, поворачиваю к центру поля и вижу, как мяч летит ко мне. Он бьет меня в грудь практически одновременно с ударом сэйфти в левый бок. Однако на землю я падаю, не отпускаю мяча от груди. Первый даун на 35 ярдах «Джексонвилла»: хорошее расстояние для нашего Про-боул кикера Джейсона Илама.

Таймаут. Я убегаю с поля, вместо меня выходит раннер. Парни на броке хлопают мне по шлему и одобрительно гудят.

Когда на секундомере остается 44 секунды до конца матча, Джейк делает вкладку раннинбеку, но допускает фамбл. «Ягуары» забирают мяч, и мы проигрываем. Вот так просто. Мы опускаем головы и бредем в раздевалку. Блэйд всю дорогу обнимает меня за плечи.

- Отличный прием, Нейт.

Я принимаю душ и сажусь в автобус, открывая один из контейнеров с ланчем, которые ждут игроков у выхода: сэндвич с индейкой, сникерс, картофельные чипсы и яблоко.

После этой игры мы одерживаем 4 победы подряд. Дариус поправился, и большинство своего времени я провожу на поле в спецкомандах. Каждую неделю в среду в 8:15 наш тренер спецкоманд Ронни Брэдфорд ходит перед нами с полной чашкой кофе и презентует английский язык в новой форме. Ронни так часто повторяет слова «джентльмены» и «окей», что мы каждый раз делаем ставки. Однажды он произнес 77 океев в течение тридцатиминутного собрания.

Я изучаю бытовую сторону существования футболиста в НФЛ. Оказывается, быть профессионалом – это жуткая рутина. Это не только ежедневные тренировки на поле, но и сидение в кожаном кресле, просмотр видео и выслушивание тренеров по 3-4 часа каждый день. К тому же мое тело нашло новую проблему – больные ахиллы заставили поменять меня обувь и стельки. Я попробовал чуть приподнять пятку с помощью мягких стелек, и это действительно уменьшило боли.

Однако, вскоре мои ноги снова начинают страдать. Соединительная ткань между пяткой и основаниями пальцев, фасция, наливается болью. Доктор определяет подошвенный фасцит, это хроническое заболевание, ничего не помогает, и боль отдается в ступни при каждом шаге. Но после 30 минут разминки, ткань разогревается настолько, что позволяет тренироваться оставшееся время. При этом ни массаж, ни лед, ни ультразвук, ни иглоукалывание не помогают. Врачи решают сделать МРТ.

После анализа доктор Бублик рассказывает мне о возможности использования инъекций. Несмотря на риски, включающие в себя боль, риск инфекций, возможность разрыва фасции, я решаюсь на ежедневные уколы. Торадол, Бекстра, Кеналог, Дексаметазон, Медрол, Кортизон, Кетракс, ПРП – теперь мои друзья и мое убежище от боли, когда она становится непереносимой.

Вместе с инъекциями я снова меняю стельки: теперь они у меня тяжелые и пластиковые. Они ставят мои ступни в такое положение, которое наука находит правильным, а я чувствую себя, будто стою на куче скальных обломков.

- Грек, я не думаю, что они мне помогут.

- Нейт, требуется немного времени, чтобы к ним привыкнуть. Потерпи чуть-чуть.

Несколько недель спустя мы играем против «Чарджерс» в Сан-Диего. Мои ноги ощущают только тлеющие угли вместо стелек. Я вбегаю в эндзоун вместе с корнербеком и пытаюсь поймать мяч. Корнер спотыкается и падает мне на ногу, я слышу треск. Я еще не знаю этого, но у меня сломана большая берцовая кость: вертикальная трещина через нижнюю суставную часть.

На следующее утром меня ждет очередная МРТ и окончание сезона. Пункт в моем контракте вступает в силу и свои последние 4 чека я получаю с урезанной вдвое суммой. Я прыгаю на костылях вокруг базы как привидение, пока мои парни выходят в плей-офф, где снова натыкаются на «Индианаполис». Результат остается таким же, как и в прошлом году. Пейтон слишком хорош.


От переводчика: как все заметили, времени у меня катастрофически не хватает, поэтому желающие присоединиться к проекту и перевести главу - пишите мне в личку.

Страницы: 1 2 След.
Underdog
Отлично.

Увлекательно и познавательно.

Полное соответствие стиля и лексики - огромная заслуга переводчика.


С нетерпением ждем продолжения.

reranq
Как и всегда - огромное спасибо за громадный труд!!!
FatGuy
Спасибо, здорово переведено! Я себе уже все опубликованные главы на комп копирнул)
Vitaliy_P
Спасибо. Очень здорово !
Assasin26
Леш, огромное спасибо ! Чувствую себя прям как Алиса в Зазеркалье, будто сам присутствую на командных совещаниях и тренировках "Бронкос" ))
max_phg
Спасибо! классный перевод!
Влад Вульф
Спасибо за интересное чтиво
naivnyi
galerus написал: brave написал: Очень, очень органично все сделано. Браво, naivnyi! Да. Присоединяюсь. Очень круто. Я прочел книгу в оригинале, но в переводе Наивного вот читаю второй раз за полгода.
Спасибо парни. Это много для меня значит) а меньше двух лет назад просто хотел поднять немного свой уровень английского :)
ElephantLFC
Очень круто, на одном дыхании. Перевод отличный. Самая интересная глава из пока опубликованных, про дуэль с корнерами и схемы прикрытия особенно.
galerus
brave написал: Очень, очень органично все сделано. Браво, naivnyi!
Да. Присоединяюсь. Очень круто.

Я прочел книгу в оригинале, но в переводе Наивного вот читаю второй раз за полгода. :)

brave
StarGazer написал: Обалденная глава
Особенно командные собрания, это высшак. Отмечу качество перевода. Много терминов, каверы, рауты, и т.д., при этом ни разу не словил себя на мысли, что читаю перевод. Очень, очень органично все сделано. Браво, naivnyi!
naivnyi
StarGazer написал: Обалденная глава! А главное – большая ) Спасибо!
Это я еще все медицинские выписки и анамнезы выкинул.
StarGazer
Обалденная глава! А главное – большая ) Спасибо!
LIqvID
Шикарно.
salcon
Очень сильно и очень интересно! Автору респект)))
rotoz
Отлично!
Jordan
Спасибо. Как всегда интересно!
Шелтон
Отлично, спасибо!
brave
Ух, хорошо.
sm1rnov
Отличный перевод, ждем следующую главу
Страницы: 1 2 След.