NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Ирландские легенды: Эра Ары

После Эры Фрэнка Лихи «ирландцы» постепенно стали превращаться в заштатную футбольную программу, проводя один за другим бледные, а, порой, даже провальные сезоны.

В то время, середине двадцатого столетия, произошло одно из главных событий, навсегда изменивших расстановку сил в студенческом спорте. Образованная в 1954 году «Лига Плюща», включавшая в себя 8 элитных ВУЗов США, приняла решение практически полностью ликвидировать предоставление  полных спортивных стипендий. В особенности данное решение касалось футбола.

Университеты, в первую очередь, готовили высококачественных специалистов, а уже потом атлетов. Однако, раз за разом, вчерашние спортсмены, не сумевшие закрепиться на профессиональном поприще, позорили свою альма матер в качестве некомпетентных работников, что стало серьёзным ударом по репутации ведущих ВУЗов страны.

Столь радикальные меры, принятые «Лигой Плюща», достаточно быстро нашли своих сторонников и в других конференциях, после чего ряд университетов либо полностью убрал спортивные стипендии, либо существенно их сократил, увеличив при этом свой проходной бал академической успеваемости для поступления.

Нотр Дам, уже постоянно входивший в число 30 элитных учебных заведений США, не мог стоять в стороне, и, несмотря на недавние успехи в футболе, также произвёл реформы, направленные на поднятие академического престижа ВУЗа.

Добавьте к этому узкие религиозные рамки, не самую манящую погоду штата Индиана и отсутствие успехов с начала 50-х годов в футболе. Да, программа «ирландцев» постепенно превращалась в историю.

Сезон 1963 года Нотр Дам закончил с результатом 2-7 и готовился к очередному безрадостному году.

Стали очевидны и футбольные проблемы «ирландцев»: никто из наставников команды не являлся представителем прогрессивного крыла тренерского цеха Америки. Фрэнк Лихи был явным консерватором, но это приносило успех, поскольку он феноменально разбирался в игре линейных и мог создать бетонную стену даже из малогабаритных пареньков. Кухарич и Девор, также воспитанники Нотр Дама, были сторонниками консервативной игры и также любили линии, но вот создать механизм, подобный тому, что был у Лихи, они не сумели, ровно как и не сумели адаптироваться к быстро прогрессировавшему пасовому нападению. Вдобавок ко всему, после того, как защите и нападению разрешалось выпускать разных футболистов, состав команды пришлось увеличивать двое.

Волна нововведений готова была утопить «ирландцев», и, понимая это, руководство университета пошло на беспрецедентный шаг, пригласив на пост главного тренера человека, не имевшего до этого ни малейшего отношения к Нотр Даму, чего не было со времён Джесси Харпера.

Наставником футбольной команды университета стал интересный импозантный специалист, чей отец, Майкл Парсегян, покинул родную Армению во время турецкого вторжения, отправившись сначала в Грецию, а затем в США, где встретил француженку, на которой вскоре и женился. Одним из детей от этого брака стал мальчик, получивший имя Ара.

Он рос в Эйкроне, штат Огайо, месте, где преимущественно небогатые семьи, и где любят футбол. После школы Ара поступил в местный университет Майами (не путать с тем, что находится во Флориде – прим.), находящийся в городе Оксфорд, штат Огайо.

Отыграв пару лет задним бегущим и ди-бэком, Парсегян был выбран «Кливлендом» на драфте НФЛ 1947 года, но закончил карьеру всего через два сезона в результате сильного повреждения шейных позвонков.

В родном ВУЗе как раз освободилась вакансия главного тренера, и Ару пригласили её занять. За пять сезонов, что Парсегян был у руля «Краснокожих», его рекорд побед составил 39-6-1. Ему также удалось выиграть два титула чемпионов конференции в 1954-55 годах, что привлекло внимание руководства куда более престижного университета Норсвэстерна, переманившего к себе талантливого наставника.

Нельзя сказать, что за 8 лет, в течение которых Ара возглавлял программу «Диких кошек», он добился феноменального результата. Нет, лишь скромные 36-35-1 и один по-настоящему мощный сезон 1962 года, когда Норсвэстерн с результатом 7-2 стал третьим в конференции и шестнадцатым по итогам сезона.

Однако команда Парсегяна, не обладавшая звёздным составом, прослыла на всю страну очень крепким и неудобным коллективом, успев обыграть Айову, Оклахому, Мичиган и Огайо Стэйт.

Руководству Нотр Дама понравился интересный тренер, чьи подопечные четыре года подряд обыгрывали «ирландцев».

Вокруг фигуры Парсегяна разгорелись жаркие дебаты, ведь он не был ни воспитанником Нотр Дама, ни католиком, но всё же его кандидатуру утвердили.

Волшебный сезон, сохранивший команду Нотр Дама

О чувствах, вызванных полученным предложением, Парсегян затем скажет следующее: «Я был крайне взволнован. Я почувствовал, как волна электричества пробежала по моему позвоночнику. Потому что я вдруг понял, что взял на себя огромную ответственность, решив поддержать замечательные традиции Нотр Дама. Я вырос во времена, когда «ирландцы» были самой уважаемой программой в нации. Я слушал все их игры по радио. И я вдруг осознал, что Нотр Дам может снова стать великим».

Поднимаясь по лестнице главного кампуса университета, ведущей в кабинет руководителя университета, Ара воскликнул: «О, Боже! У вас здесь Рокне и Лихи. И теперь я иду в учреждение, известное всей стране».

Посмотреть на нового наставника сбежались почти все студенты, что находились в тот момент на территории университета. Они застали странного невысокого мужичка с внешностью итало-американца, не обращая внимания ни на кого подошедшего к бронзовому бюста Кнута Рокне и громко сказавшего, положив ему руку на плечо: «Ты несёшь ответственность за то, что начал всё это. Да, ты об этом знаешь».

Пока руководство Нотр Дама ещё думало, какое помещение предоставить под кабинет, а какое под жильё, новому наставнику футбольной команды, Парсегян уже вовсю обзванивал каких-то людей и что-то им говорил. Понимая, что после провального сезона игроки находятся не в лучшем состоянии, Ара надеялся взбодрить их приветственной речью и донести до каждого из футболистов свою философию. Однако, сев писать слова, он так и оставил листок бумаги чистым, вспоминая всю свою футбольную жизнь. Он не знал, что и как говорить. Он понимал лишь одно – это был момент для того, чтобы сплотить команду, и его нельзя было упускать.

На следующий день по зову Парсегяна в университет приехали одни из лучших специалистов во всей стране: Пол Шульц согласился тренировать ди-бэков, Джон Рэй лайнбэккеров, Джо Йонто линейных обороны, Том Пагна футболистов бэкфилда, Дон Урих и Дэйв Хурд линейных нападения, Джон Мёрфи вторую команду и Джорж Сефтик новичков.

Пагна играл у Парсегяна, когда тот тренировал Майами и был 3 года его помощником в Норсвэстерне. По-сути, Пагна был координатором нападения, во времена, когда ещё этой позиции вовсе не существовало. Джон Рэй играл центра в Нотр Даме, до того, как в 1944м не записался в десант и отправился на Вторую Мировую. Последние 5 сезонов он провёл в качестве главного тренера футбольной программы университета Джона Кэрролла, и в 1962-1963 годах его команда оставалась непобеждённой. Его назначили координатором обороны.

После представления тренеров команде, каждого игрока попросили встать, назвать своё имя, позицию и родной город.

Затем подошла очередь Парсегяна, которому предстояло произнести мотивирующую речь. Холод пробежал по спине тренера. И он сказал: «Знаете, почти вся моя жизнь связана с футболом. И, знаете, у меня к вам одно единственное условие – слушайте меня и слушайте других тренеров. И тогда я вам обещаю, что мы победим!».

«Знаете, что нужно, чтобы выиграть? Просто посмотрите на мой кулак – он крепко сжат и вам его не разорвать. Пока есть единство – есть сила. Мы все должны стать верными общему делу и быть готовыми к самопожертвованию. Сблизиться  друг с другом так, чтобы никто и ничто не могло нас оторвать друг от друга. Если преданность начнёт исчезать, то появится желание расслабиться, сходить попить пива, пропустить пару тренировок или не выкладываться на них, вы начнёте слушать кого-то, кто будет вас уверять, что именно вы должны играть в основе, а не кто-то ещё. Но если это произойдёт, то наш кулак превратиться в вялую руку».

«Как мы достигнем успеха? Вы должны заставить поверить меня, что хотите стать футболистами! И я должен вас заставить поверить в то, что я ваш лидер. Что я вам обещаю? Я обещаю вам, что вы попали в лучшую футбольную команду, в которой вы когда-либо были. Вы будете иметь абсолютно лучшую стратегию в футболе. Я постоянно учусь и обновляю свои методы. Я также обещаю, что мои двери всегда будут открыты для вас, и я буду говорить с вами на любые темы, какие вы пожелаете. Я буду работать так тяжело, как смогу. Я обещаю никогда не критиковать вас публично, но я ожидаю того же и от вас. Я буду справедлив с вами, также как и любой из тренерского штаба, но и мы ожидаем от вас уважения. Я не хочу, чтобы вы превозносили кого-то из нас. Да, и обращайтесь к нам по именам, если вам так удобней».

Парсегян говорил около часа. Всё это время никто не отрывал от него своих глаз. Никто не посмел даже чихнуть. Он захватил внимание абсолютно всех в помещении, произнося свою речь, словно читал Евангелие. Такого никто не делал со времён Рокне.

В конце речи, Рассас повернулся к Кэри и сказал, что, приди Ара пораньше, то они бы могли выиграть на несколько матчей больше. На что Кэри ответил, что чувствует себя сейчас как за каменной стеной.

Парсегян никак не мог дождаться начала весенних тренировок. Он хотел увидеть своих ребят в действии.

Мемориальное здание Рокне, прозванное в народе «Рок», что означает «Скала» было построено в 1938 году и стало пристанищем для большинства спортивных программ университета. Когда это аккуратное двухэтажное кирпичное здание было построено, то посторонний человек вряд ли бы догадался, что оно является спортивным сооружением. Оно так разительно отличалось от величественного Филдхауса с его арками и готическими колоннами, что больше напоминало небольшую галерею современного искусства. Что сказать, это был памятник Рокне, а тот не любил величие.

Через месяц после приезда Ары в кампус, все тренеры по ночам стали просматривать прошлогодние записи и читать историю Нотр Дама. Парсегян говорил следующее: «Я хочу, чтобы вы прочли всё, что только можно. Я хочу, чтобы вы знали кто такой Кнут Рокне от и до. То же самое с Фрэнком Лихи. Я хочу, чтобы мы узнали всё возможное прежде, чем начнём сезон 1964 года».

В здании Рокне Парсегян занял просторный кабинет в углу с видом на Южный Четырёхугольник из одного окна и Озеро святой Марии из другого. Это была просторная, но не роскошная комната. Буквой «Т» к своему столу Ара распорядился поставить длинный письменный стол, за которым стали собираться члены тренерского штаба.

Однажды вечером в середине февраля в кабинете Ары зазвонил телефон, голос на другом конце линии принадлежал Фрэнку Голу, члену «комитета бодрости духа». Гол попросил Парсегяна подойти к Сорин Холлу для поднятия духа студентов, которые действительно хотели его видеть. Тренер очень сильно удивился, ведь был ещё февраль – до футбольного сезона было далеко, шли лишь баскетбольные состязания.

«Совершенно верно, тренер» - сказал Фрэнк, - «Но дети очень голодны. Вы знаете, у нас давно не было выигрышных сезонов».

Парсегян повесил трубку и снова вспомнил свои обязательства перед Нотр Дамом. Также он вспомнил о глазах студентов, полных отчаяния и печали.

Февраль в Индиане крайне холодный и снежный месяц. Пробираясь сквозь сугробы вместе с Томом Пагна, Ара наконец-то добрался до Сорин Холла, где, к его удивлению, собралась толпа из более, чем трёх тысяч студентов. Студенты, стоя в мороз по щиколотку в снегу, играли на инструментах, строили пирамиды и скандировали: «Мы хотим Ару! Мы хотим Ару!» Парсегян повернулся к Пагне, и тот подмигнул ему, сказав, что тренеру лучше поговорить со студентами, поскольку те совсем не собирались расходиться.

Парсанян поднялся по ступенькам Сорин Холла, развернулся к ревущей толпе и поднял вверху правую руку, призывая всех к тишине. Однако рёв не смолкал, и тогда Ара поднял обе руки вверх и слегка наклонился. Раздался ещё один заряд рёва, а затем толпа замолчала. В тишине тренер прокричал: «Я пришёл в Нотр Дам возобновить победные традиции. Я действительно считаю, что мы выиграем ещё раз». Этого было достаточно для возобновления рёва. Толпа прыгала и кричала. Студенты, стоя в сугробах, строили пирамиды, смеялись и веселились. Через несколько минут Парсегяну удалось успокоить их ещё раз.

«Я не знаю сколько времени понадобится, чтобы мы выглядели как одна из тех старых великих команд Нотр Дама, - сказал Ара, - Но я не думаю, что это будет длиться так долго, как некоторые думают. Мы снова победим!»

Аплодисменты раздались вновь, толпа снова подняла невыносимый рёв. Парсегян помахал ей рукой и направился в свой кабинет, проходя мимо памятника Кнуту Рокне, он остановился, заглянул ему в глаза и произнёс: «Я вам уже говорил. Вы тот, кто начал всё это безобразие».

«Ирландцы», ведомые квотербэком Джоном Хуарте, на которых никто не ставил перед началом сезона 1964 года, действительно, устроили настоящее безобразие:

Гостевые победы над Висконсином- 31:7, ВВС -34:7, Флотом- 40:0, Питтсбургом -17:15 и домашние над Пардью -34:15, УКЛА -24:0, Стэнфордом -28:6, Мичиган Стэйт -34:7 и Айовой - 28:0.

Оставалась всего одна игра. Один шаг до столь долгожданного чемпионства. Но, 28 ноября 1964 года, после выигрыша первой половины 17:0 в Лос-Анджелесе, «ирландцы» проиграли заклятым врагам из Южной Калифорнии 20:17.
Парсегяна никто не упрекнул в том поражении. А Хуарте получил Хайсманн Трофи. Футбол возвращался в Саут Бэнд. «Ирландцы» продолжали сражаться.

Первый титул Ары

В 1965 году Нотр Дам выступил несколько хуже, потерпев обидное поражение от Пардью 25:21, а затем и от будущих чемпионов из Мичиган Стэйт 3:12. В заключительной встрече чемпионата подопечные Парсегяна сыграли 0:0 с командой университета Майами из Флориды.

Звездой того состава был лайнбэккер Джим Линч, являвшийся её капитаном. Он лидировал в команде по таклам, сделав 108 удачных захватов, что во многом позволило «ирландцам» стать шестыми в нации по общей защите.

Сезон 1966 года навсегда останется в памяти поклонников Нотр Дама. Джим Линч проводил свой выпускной год в программе и вселял уверенность в сердца партнёров. Высокий, мощный, улыбчивый и уверенный в себе молодой человек был одним из любимчиков не только главного тренера, но и всего кампуса.

Перед началом сезона фаворитами считались чемпионы из Алабамы и Мичиган Стэйт. Также специалисты отмечали коллективы Небраски, УКЛА, Арканзаса и Нотр Дама, сохранившего большую часть состава.

Помимо Линча, выпускались взрывной раннинбэк Ник Эдди и ди-такл Алан Пэйдж, который в последствии станет одним из «пурпурных людоедов». Но в составе «ирландцев» были и молодые талантливые игроки - квотербэк Терри Ханратти и ресивер Джим Сэймур.

Именно Сэймур стал героем первого матча своей команды, в поединке против Пардью поймав 13 передач на 276 ярдов и сделав 3 тачдауна. Этот показатель стал рекордом и продержится до 2006 года, когда его побьёт Рема МакНайт.

В жёсткой схватке Нотр Даму удалось одолеть своих соперников, набрав решающие очки в четвёртой четверти и победив со счётом 26:14.

После этого матча подопечные Парсегяна почувствовали вкус крови и выходили на поле не просто сражаться, а побеждать. В октябре были повержены Норсвэстэрн – 35:7, Армия – 35:0, Северная Каролина 32:0,  Оклахома, десятая команда в нации, – 38:0 и Флот 31:7.

{youtube}n6sKvlg2W4Q{/youtube}

Начинался самый тяжёлый и нервный отрезок чемпионата – ноябрь. Нотр Дам благодаря своей феноменальной игре стал первым номером посева, за ним расположились не знавшие поражений Мичиган Стэйт, УКЛА, Алабама, Джорджия Тэк, Небраска и Флорида.

Последний месяц осени обещал стать крайне жарким.

Уже первая неделя ноября выбила из чемпионской гонки сразу два коллектива. И, если Флорида вряд ли бы получила заветный трофей, то у УКЛА были все шансы, но «медведи» оступились в гостевой игре с  Вашингтоном 16:3. В Сиэтле всегда тяжело играть.

Следующую неделю все лидеры провели ударно, одержав победы, особенно впечатлил третий подряд «сухой» триумф Алабамы.

Момент Икс настал 19 ноября 1966 года, когда в матче на «Спартан Стэдиум», прозванном позднее «Игрой Века» встретились непобедимые «ирландцы» и «спартанцы».

{youtube} 4TBhouzLVJM {/youtube}

{youtube}M-uEp7uhMnw{/youtube}

{youtube}PtXuN0bQ4oc{/youtube}

{youtube}XL2ZJfY0GCE&feature=relmfu{/youtube}

{youtube}Jmf_wjhHDN0{/youtube}

{youtube}iQoL0dwNViA{/youtube}

{youtube}3CkKyrSE7yo{/youtube}

Хозяева с первых же минут стали играть в очень жёсткий футбол и повредили сразу нескольких ведущих игроков нападения соперника, включая квотербэка Терри Ханратти, которого мощно приложил линейный мичиганцев Бубба Смит (да-да, тот самый сержант Хайтауэр из «Полицейской Академии» – прим.).  В конце первой четверти хозяева вышли вперёд благодаря пяти-ярдовому тачдауну Реджиса Кавендера. Во втором отрезке матча «спартанцы» усилили давление и заработали ещё три очка, удачно пробив филд-гол. Однако избитые и истерзанные «ирландцы» не сдавались. Запасной квотербэк гостей Коли О’Брайан перебросил сэйфти соперника Джесса Филлипса, и мяч оказался в руках у хафбэка Нотр Дама Боба Гладью, сделавшего приём в тачдаун на 34 ярда. В раздевалку команды отправились при счёте 10:7 в пользу Мичиган Стэйт. В начале заключительной четверти встречи гостям удалось сравнять счёт благодаря точно пробитому филд-голу с 28 ярдов. Позднее обе команды имели шансы отличиться, но защита была на высоте. За 1.10 до конца встречи Нотр Даму нужно было пройти 40 ярдов для победного филд-гола, однако Парсегян не стал рисковать и убил часы выносной игрой, сохранив ничью, оставившую Нотр Дам на первом месте в национальном рейтинге. Позднее, журналисты назовут этот матч «Ничья для Гиппера».

В последнем матче чемпионата, «ирландцы», как и два года назад встречались с Южной Калифорнией. Алабама имела 11-0, но уровень её соперников был несколько слабее, потому уверенная победа над «троянцами» оставляла Нотр Даму шансы на чемпионство.

И они победили. Нет. Они отомстили и уничтожили обидчиков, разнеся УЮК в Лос-Анджелесе со счётом 51:0. Это был окончательный триумф. Нотр Дам признали национальными чемпионами 1966 года. А капитан «ирландцев» Джим Линч получил престижнейший Максвелл Эворд. В 1967м Линча задрафтует «Канзас» и Джим станет частью одного из величайших корпусов лайнбэккеров за всю историю профессионального футбола, который принесёт «Вождям» победу в Супербоуле.

Для Парсегяна же этот успех стал наградой за фантастический вклад в свою команду, за любовь и верность футболу. Но путь великого Ары только начинался. Не все были довольны признанием Нотр Дама над Алабамой. История сведёт эти две команды через несколько лет в очном противостоянии. Матче, доказавшем тренерский гений Парсегяна.

Охота на медведя

При Аре Парсегяне «ирландцы» вновь вернулись в элиту футбола, штампуя победные сезон один за одним. Да, успех 1966 года им так и не удалось повторить. Зато были 8-2 в 67м, 7-2-1 в 68м, 8-2-1 в 69м, 10-1 и победа в «Коттон Боуле» над великолепным Техасом в Далласе 24:11, 8-2 в 71м и 8-3 в 72м, омрачённым разгромом в «Орандж Боуле» от «красной машины» из Небраски со счётом 6:40.

Те годы навсегда останутся эрой соперничества Южной Калифорнии, Огайо Стэйт, Пенн Стэйт, Техаса, Нотр Дама и Алабамы с Небраской. Две последние пары несколько раз встречались в межсезонье. И, если «ирландцы» и «длиннорогие» имели результат 1:1, то «кукурузники» оказывались сильнее «слонов» намного чаще. Пол Брайант жаждал добыть очередное кольцо и потому ещё больше ужесточил занятия в своих знаменитых тренировочных лагерях.

К фигуре этого наставника можно относиться по-разному. Ясно лишь одно – это легенда и один из величайших тренеров за всю историю футбола, выигравший 6 титулов национальных чемпионов и 14(!!!) титулов чемпионов Юго-Восточной конференции. Да, он был деспотом, безжалостно изматывая своих подопечных, он стирал всякую личность, превращая игроков в послушных солдатов, но он добивался потрясающих результатов.

Машина из Тускалусы в 1973м набрала полный ход. Конечно, специалисты считали главными претендентами чемпионов из Южной Калифорнии, но «медведь» Брайант вышел на охоту, твёрдо намереваясь получить очередной чемпионский перстень. Тогда ещё никто не знал, что охотиться будут на него самого, и сделают это далеко не «троянцы», а их злейшие враги.

Перед началом сезона «ирландцы» и «слоны» не были в числе главных претендентов. Всё внимание было приковано к Южной Калифорнии, Огайо Стэйт, Техасу, Небраске и Мичигану.

Уже 29 сентября «троянцы» сыграли в ничью с Оклахомой, что заметно ухудшило их шансы в борьбе за чемпионство. Феноменальный старт Алабамы поместил её на третье место в национальном рейтинге вслед за Огайо Стэйт и Небраской.

А 13 октября в потрясающем по драматизму матче Небраска уступила Миссури в гостях 13:12, практически лишившись шансов на чемпионство. Последние матчи в октябре Огайо Стэйт и Алабама провели феноменально, разорвав Норсвэстерн 60:0 и Виргинию Тэк 77:6 соответственно. Шедший в конце десятки Нотр Дам наконец-то вошёл в первую пятёрку после триумфа в родных стенах над ненавистной Южной Калифорнией 23:14.

Ноябрь все лидеры провели ударно, и 25 числа в очной встрече Огайо Стэйт, шедших 9-0 и Мичигана, шедшего 10-0, должен был фактически определиться чемпион страны. Однако никто не хотел уступать, и встреча завершилась вничью 10:10, что позволило Алабаме и Нотр Даму, одержавшим победы во всех своих поединках, занять первые два места в нации.

Оба коллектива были великолепны. Ими восхищалась вся страна, и решить, кто же лучше, не смог не один специалист. Самым разумным решением оказалось свести обе команды в решающем матче, победитель которого становился бы безоговорочно первым во всех мыслимых рейтингах.

«Золотым» матчем было решено сделать «Шуга Боул», намеченный на 31 декабря. Предпочтение в поединке отдавалось подопечным Брайанта. Ведь «медведь» вновь сумел подготовить крайне жёсткую и выносливую команду, которая бесподобно выносила, но также была опасна и пасом, и, конечно же, отлично оборонялась.

{youtube} ji7W8fITBEk {/youtube}

Парсегян несколько изменил свою стратегию, сделав акцент на бэкфилд, а не на фланговое нападение, которое стало его фирменным почерком в предыдущие годы. Основной формацией ирландцев стал «вишбоун», где за спиной у квотербэка стоял сначала фулбэк, а затем два параллельно расположившихся раннинбэка.
Если Брайант больше уповал на свою феноменальную линию нападения, способную продавить любую защиту, то в распоряжении Парсегяна не было подобных монстров, и он сделал ставку на скорость и внезапность. Неизвестно, в какой из коридоров и когда могли ворваться фуллбэк Уэйн Баллок, сделавший 750 ярдов за сезон, или раннинбэки Арт Бэст и Эрик Пеник, набегавшие 700 и 586 ярдов соответственно, также опасен на выносе был и квотербэк команды Том Клементс, набравший 360 ярдов. Интересно, что Бэст и Пеник пробегали 100 метров за 10 секунд, а это является потрясающим уровнем и в наше время. Ещё одним козырем у Нотр Дама стал великолепный тайт-энд Дэйв Каспер, являвшийся одной из главных опций в пасовом нападении команды. Разнообразие выносной игры сделало крайне опасным плэй-экшн Нотр Дама. Однако всё это, по мнению большинства специалистов, должно было рассыпаться при натиске обороны «слонов», которая бы начала избивать нападение подопечных Парсегяна с первых секунд.

Ара не обладал ни глубиной скамейки, ни подбором игроков, сравнимым с теми, что были у Брайанта. Парсегяну предстояло придумать, как одолеть «медведя».

В самом начале встречи Баллок заносит тачдаун на 6 ярдов, но реализация неточна, и Нотр Дам повёл 6:0. Брайант быстро понял, как противостоять мобильной команде соперников. Ему понадобилось лишь 2.40 минуты, чтобы выйти вперёд, после того, как Рэнди Биллингсли также с 6 ярдов сделал выносной тачдаун. Однако такой удар не отправил в нокаут «ирландцев» и, едва «слоны» ввели мяч в игру, как Нотр Дам вернул им его в тачдаун на 93 ярда усилиями Эла Хантера. Под занавес первой половины Билл Дэйвис забил филд-гол с 39 ярдов и сократил отставание Алабамы. Команды ушли на перерыв при счёте 14:10 в пользу подопечных Парсегяна. В целом, преимущество было на стороне Бамы, но соперник сумел выстроить грамотную оборону в своей «красной зоне» и не давал «слонам» сделать главное – занести тачдаун. «Кримсон Тайд» приходилось бить по воротам, а это не всегда у них получалось.

По ходу встречи Парсегян постоянно менял формации нападения, стараясь запутать Брайанта. Его основной задачей было добиваться на каждом владении преимущества в скорости и неожиданности для своих подопечных. Бороться на линии, стараясь перетолкать соперника и выгрызать ярды против выносливой и дисциплинированной обороны Бамы стало бы настоящим самоубийством. Ещё одной головной болью для Парсегяна стала линия нападения соперника и квотербэк Алабамы великолепный Ричард Тодд.

В третьей четверти «слоны» за 4 минуты и 11 розыгрышей прошли 93 ярда и занесли тачдаун, выйдя вперёд 14:17. «Ирландцы» устали и не могли уже резво носиться с мячом по полю. Однако своё слово сказала защита Нотр Дама, отнявшая мяч у соперника на отметке в 12 ярдов на их половине поля. Таким подарком было глупо не воспользоваться. И Пенник уже в первом розыгрыше зарабатывает 6 очков, а реализация на сей раз не подкачала. Перед началом заключительно отрезка встречи «ирландцы» вели 21:17. Но нападение команды, казалось, окончательно выдохлось и не могло ничего противопоставить мощной заградительной линии Алабамы. «Кримсон Тайд» завладели мячом на отметке в 39 ярдов «ирландцев» и за две с небольшим минуты оформили 7 очков, поведя 23:21.

На следующем владении Парсегян неожиданно стал играть в медленный футбол. Стараясь больше не рисковать. Всё, что ему было нужно, это дойти до филд-гола. Он верил в свою оборону, уже сумевшую здорово помочь команде, и неожиданно для всех Нотр Дам начал давить. Они шли целых 5 минут и 13 секунд, остановившись в «красной зоне» Алабамы. Боб Томас точно пробил с 19 ярдов и «ирландцы» вышли вперёд 24:23.  У Брайанта оставалось достаточно времени – целых 4 с половиной минуты, но перестроиться он уже не мог, его команда сама убивала себя медленной выносной игрой, а квотербэк Ричард Тодд не мог совершить чуда, ведь его адресатов отлично перекрывали скоростные сэкондари Нотр Дама.

Счёт в этом жёстком и драматичном поединке так больше и не изменился. Кто-то после говорил, что нападение Нотр Дама выглядело намного хуже. Возможно это и так. Но в футбол играют не только атакующие футболисты.

Именно таким и был второй чемпионский титул для Парсегяна и девятый для Нотр Дама.

Год спустя команда Парсегяна потерпит два поражения и лишится шансов на чемпионство, но они с результатом 9-2 попадут в постсезон, где в «Орандж Боуле» встретятся с Алабамой, шедшей 11-0. Ещё один великолепный жёсткий матч, в котором легендарный «медведь» вновь попался в капкан, и Алабама проиграла 13:11. На этой фантастической ноте Парсегян покинул футбол.  Позже он будет работать на телевидении и займётся благотворительностью. Но фанаты «ирландцев» навсегда запомнят этого потомка армянского эмигранта, как человека, спасшего их программу.

*Использованы материалы из книги Джима Дента Resurrection: The Miracle Season That Saved Notre Dame.