NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Дэвид Харрис. Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 3

Блог Game of Endzones продолжает публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ». Сегодня на очереди третья глава книги, из которой мы узнаем о появлении кандидатуры Билла Уолша в сфере интересов Эдди ДиБартоло, о первом неудачном тренерском опыте Уолша в НФЛ и о создании им отличной команды в футбольной программе университета Стэнфорд.


Глава 3: Правильный выбор       

Эдди Ди не самостоятельно пришел к решению взять на работу Билла Уолша. Изначально такая идея прозвучала от Рона Барра, спортивного обозревателя «Канала 4», местного филиала NBC. Барр впервые познакомился с семьей ДиБартоло в начале семидесятых годов. Он тогда жил в Сиэтле и являлся активистом организации домовладельцев, боровшейся с застройкой большими торговыми центрами кварталов в пригороде Сиэтла. Этот проект в семье ДиБартоло вел как раз Эдди, а Барр сыграл немалую роль в том, чтобы эту стройку заблокировали местные власти. Когда Барр в 1977 году перебрался в Сан-Франциско, его первым редакционным заданием стало интервью с новым владельцем «Фотинайнерс», в ходе которого Барр осторожно напомнил Эдди обстоятельства их предыдущей встречи. Барр вел себя весьма корректно, а Эдди подтвердил, что никаких прошлых обид в этом случае быть не может. После этой встречи Барр и Эдди стали регулярно встречаться и даже смогли подружиться. Они оба были примерно одного возраста и Эдди быстро осознал, что с Роном ему можно вполне доверительно общаться на любые темы с уверенностью, что его частные комментарии не попадут в новостные ленты на следующий день. Барр хорошо знал Уолша. В то время Билл проводил второй год в качестве главного тренера футбольной команды университета Стэнфорд, который располагался в нижней части Пенинсулы в Пало Альто. Барр вел еженедельное шоу, посвященное команде Стэнфорда, на котором в качестве второго ведущего регулярно появлялся Уолш. Барр сразу увидел, что Уолш - один из самых умных людей, которые когда-либо встречались ему и, описывая Билла посторонним людям, постоянно употреблял эпитет «удивительный». Предложение работать с Уолшем Барр сделал Эдди через неделю после игры со «Стилерс», когда ДиБартоло-младший вернулся в Сан-Франциско. Барр и Эдди встретились за ужином в итальянском ресторане в деловой части города. На тот момент еще не было сделано никаких публичных или частных заявлений о судьбе Джо Томаса, но весь вечер Эдди с раздражением говорил о том хаосе, который создал в команде Томас и открыто обсуждал варианты, кого можно взять на замену Джо. На тот день его кандидатами были Чак Нокс из «Баффало Биллс» и Дон Шула из «Майами Долфинс». Когда Эдди спросил мнение Барра о двух своих кандидатах, Рон сразу предложил ему забыть о них. Оба были связаны многолетними контрактами и по правилам НФЛ даже сам факт предложения им работы мог повлечь наказание, как для самого Эдди, так и для обоих кандидатов. Но даже если бы правила лиги не запрещали такие переговоры, у «Фотинайнерс» сейчас была такая дурная слава, что ни Нокс, ни Шула даже не стали бы рассматривать такой вариант. И тогда Барр предложил кандидатуру Уолша. Эдди моментально отказался, он хотел именно Нокса или Шулу. Барр убеждал Эдди, что тот заблуждается. Уолш работал прямо здесь, его офис располагался в пятнадцати минутах ходьбы от штаб-квартиры «Фотинайнерс» в Рэдвуд-сити и Уолш был самым доступным вариантом из всех возможных. Эдди открыто выражал сомнение, но Рон продолжал настаивать. Ключевая фраза Барра просто поразила Эдди: «Если взять Уолша в команду, я обещаю, что он выиграет для вас три Супербоула». Спустя двадцать лет пророчество Барра кажется ошеломляющим. Но тем вечером Эдди просто сказал, что обдумает предложенный вариант.

 

Предложенная Барром кандидатура Билла Уолша в декабре 1978 года была не слишком популярна в НФЛ. Хотя Уолш уже стал заметной фигурой и обладал некоторой репутацией, он не был предметом обсуждения в качестве главного тренера какой-либо команды, так как сложилось мнение, что с ним что-то не так. Билл сделал себе имя в качестве помощника легендарного тренера Пола Брауна, являвшегося одновременно и владельцем «Цинциннати Бенгалс». Даже находясь в тени Брауна, Уолш уже был отмечен спортивной прессой в качестве восходящей звезды на тренерском поприще. Уолша расхваливали как теоретика и вдохновителя системы нападения в сочетании с отменным развитием работы с квотербеками. В первой половине 70-х годов никто не сомневался, что после ухода Брауна в отставку с поста главного тренера, свои полномочия он передаст именно Уолшу. Однако этого не произошло. Браун взял человека со стороны, а Билл покинул Цинциннати с весьма туманными перспективами. Выплыл он неожиданным образом в Сан-Диего, где провел полный сезон в качестве координатора нападения «Чарджерс», а затем перешел в Стэнфорд. В один год с уходом Уолша из «Чарджерс», Эдди стал владельцем «Фотинайнерс». Даже спустя два года после расставания с «Бенгалс», в среде тренеров НФЛ по прежнему ходили сплетни о причинах расставания Уолша и Брауна. Не став лучшим выбором для Брауна, который по идее должен был знать Билла как никто другой, Уолш стал  странной фигурой, ведь Браун отказался его рекомендовать в другие команды. Уолшу исполнилось 45 лет, а свой первый пост главного тренера со времен работы на школьном уровне он получил только на задворках футбольного мира, так как команда Стэнфорда в то время барахталась в болоте середняков НСАА. Этот факт убедил почти всех, что репутация Уолша подпорчена работой с «Бенгалс», хотя никаких явных поводов так считать не имелось. В итоге возобладало мнение, что Уолш был просто странным парнем как тренер, слишком зацикленным на теоретических разработках игры в футбол, словно безумный ученый. Положительные оценки его персоны в 1978 году были крайне редким явлением. Считалось, что Уолш мог быть потенциальным вариантом на пост тренера команды НФЛ, но поставить его возглавлять команду – не слишком безопасный выбор. Сам Уолш сразу пресекал все вопросы о своих «скрытых недостатках» в период работы с Брауном, но всегда признавал, что расставание с «Бенгалс» стало для него эмоционально болезненным. «То, что случилось в Цинциннати, просто потрясло меня, - вспоминал Билл, - и мне потребовалось немало времени, чтобы прийти в себя. Это было очень трудно и долгое время я ощущал себя потерянным. Боль и разочарование отступали медленно. Это был мучительный опыт, ничего хуже в профессиональной карьере я не испытывал». Работа в Стэнфорде стала бальзамом для его ран. Во-первых, это было возвращение домой. Билл окончил среднюю школу в Хэйворде, расположенном на востоке залива, поступил в начальный колледж в Сан Матео на севере Пенинсулы, а затем закончил колледж в Сан-Хосе, в самом центре Саут-Бэй. Его жена Джери провела детство в Уалнут Грик, по другую сторону тоннеля Калдкотт, а встретились они уже в Сан-Хосе. Первую работу Билл получил в средней школе Фримонта, на восточном конце моста Данбартон; вторую – ассистентом тренера в университете Калифорния, прямо через мост Бэй-бридж от Сан-Франциско. Затем он перешел ассистентом в Стэнфорд, располагавшийся у подножия гор Санта Круз, которые отделяют нижнюю половину залива от Тихого океана. Он часто шутил, что они с Джери провели много времени в Цинциннати, напевая «Я оставил свое сердце в Сан-Франциско». Возвращение обратно можно сравнить с тем, как причаливает корабль после шторма в родной порт. Его дети сменили три разные школы в прошлом году и, когда он наконец-то обустроился на постоянном месте, то смог по настоящему почувствовать себя дома. Также он заслужил престиж академического сообщества Стэнфорда. «Несмотря на показную уверенность в себе, Билл всегда ощущал себя неполноценным из-за посредственного образования, - вспоминают его лучшие друзья, - Стэнфорд в этом плане здорово поднял его самооценку». Успехи в качестве преподавателя позже станут еще одной из причин для прозвища Уолша – "Гений". Со своей стороны, Стэнфорд не заморачивался с сомнениями относительно карьеры Уолша в НФЛ и проявил изрядное рвение, чтобы заполучить его на пост тренера футбольной команды. Работая ассистентом линии нападения в Сан-Диего и являясь самым высокооплачиваемым помощником главного тренера в лиге, Уолш все еще горел желанием возглавить какую-либо команду. За короткий срок пребывания в «Чарджерс», Уолш сыграл важную роль в подъеме команды с показателя 2-12 до 6-8, а также приложил руку к волшебному превращению разочаровавшего поначалу всех квотербека Дэна Футса в будущего члена Зала Славы НФЛ. Ходили разговоры, что Билл станет одним из кандидатов на пост главного тренера «Чарджерс», но Уолш был не в том состоянии, чтобы ждать у моря погоды. Как только он узнал о предложении из Стэнфорда, он сразу согласился работать. «Я провел с ним многие часы на телефоне, - вспоминает ответственный за поиски тренера в Стэнфорде, - и я никак не мог понять, почему Билла до сих пор никто не взял тренером. Я пытался выяснить, что с ним случилось на прежнем месте работы. Я не мог понять, почему он до сих пор не топовый тренер лиги, и в свои 45 лет согласился на должность ассистента. Разговоры с ним убедили меня, что либо этот человек полностью сумасшедший, либо он знает о футболе намного больше, чем все остальные вместе взятые. В конечном счете, комитет Стэнфорда единогласно рекомендовал Билла к назначению».

 


 

И результаты, которые Уолш показал с командой, более чем оправдали такой выбор. В то время, как «Стэнфорд Кардиналс» имели долгую и славную спортивную историю в конференции PAC-10, одной из лучших лиг студенческого футбола,  существующие академические стандарты обучения ставили команду в невыгодное положение на футбольном поле. К тому времени, когда Уолш принял бразды правления, команда влачила жалкое существование, была неповоротливой, медлительной на поле и казалось, что «Кардиналс» так и останутся на дне конференции. Но именно с этой командой Уолш смог одержать победу.  Гай Бенджамин, квотербек Стэнфорда в первый год работы Билла, вспоминает: «В Стэнфорде для игроков всегда существовала дилемма: как можно уважать тренера, если ты чувствуешь себя умнее его. С первого же дня работы с Биллом этой проблемы больше не существовало. Он был выше всего этого. Не было сомнений, что его познания намного шире наших. Он настаивал, чтобы мы обращались к нему по имени и относились друг к другу серьезно, как мужчины, выполняющие одну важную работу. Я не припомню, чтобы он когда-либо повышал голос на нас. Он скорее был профессором футбола, а не типичным футбольным тренером, которых мы ранее встречали». Используя интеллектуальные способности своих игроков, Уолш наладил самое изысканное пасовое нападение, когда-либо существовавшее вне НФЛ, и команда отлично реализовывала все схемы тренера на поле. К концу первого сезона Уолша в команде, Стэнфорд шел на первом месте в НСАА в пасовом нападении, добился участия в Сан Боул, где и победил «Тигров» университета Луизиана Стэйт. На следующий год команда вновь лидеровала в пасовом нападении, и в период судьбоносного разговора Эдди с Роном Барром, Стэнфорд готовился к поездке в Джорджию на Блюбоннет Боул (матч должен был состояться в канун Нового года). Это был судьбоносный год для Уолша и его команды. «Во многих отношениях, Уолш является идеальным тренером для Стэнфорда. - писал обозреватель местной газеты, - Он проделал выдающуюся работу с тем составом, которым располагал… Уолш смог использовать таланты своих ведущих игроков лучше, чем можно было себе представить… Он, кажется, вообще не ошибается... Он выглядит и действует как человек, который рожден именно ради этой цели, и он превратил Стэнфорд в лучшую команду города».

 

Успехи Уолша не остались без внимания со стороны НФЛ. Несмотря на остававшиеся сомнения о персоне Уолша со времен событий в Цинциннати, два года Билла вне НФЛ сопровождались слухами о возможных предложениях возглавить команду главной футбольной лиги. Еще перед самой первой игрой Стэнфорда Джо Томас через Эла Дэвиса отправлял предложение Уолшу работать с «Фотинайнерс», но Билл являлся другом Монте Кларка и категорично отверг предложенный пост. Джим Финкс, бывший босс Томаса, а теперь генеральный менеджер «Чикаго Бирс» и старый приятель Билла, встретился с Уолшем в частном порядке и выразил заинтересованность в услугах Уолша для работы с «Медведями», при этом был готов удвоить сумму гонорара, который Уолш получал от Стэнфорда. Уолш отказался и от этого варианта, сославшись на его личную симпатию к Стнэфорду и желание жены остаться в Калифорнии. «Нью-Йорк Джайнтс» были готовы перетянуть Уолша обратно на восток страны на должность координатора нападения с возможным повышением до главного тренера, но существующая организационная структура команды из Нью-Йорка казалось слишком перегруженной для Билла и он даже не стал рассматривать это предложение. Самые серьезные переговоры велись с «Лос-Анджелес Рэмс». Генеральным менеджером этой команды был Дон Клостермен, еще один давний друг Билла. Уолш несколько раз ездил в Лос-Анджелес в начале 1978 года и вел переговоры с Клостерменом и владельцем команды Кэрролом Розенблюмом. В какой-то момент контракт был на стадии подписания. Одна из радиостанций Южной Калифорнии даже заявила о заключении сделки. В последний момент Кэрролл Розенблюм, который из-за многочисленных болезней доживал свои последние годы, решил что ему нужна победа «здесь и сейчас» и отдал предпочтение кандидатуре Джорджа Аллена, который уже выводил ранее свою команду в Супербоул. Все это время Билл испытывал двойственные чувства. «Несмотря на все предложения, - вспоминал он позже, - Я не так уж много думал про НФЛ в период работы в Стэнфорде. Я всегда напоминал себе, что когда я впервые взялся за работу главного тренера колледжа, то стремился именно к этой цели и достиг ее. Мне сразу стало комфортно в Стэнфорде, и я вполне хорошо бы себя ощущал, даже если там прошел бы остаток моей карьеры. Я был полон решимости скорее работать в полную силу в Стэнфорде, чем поддаться искушению уйти в НФЛ и затем разочароваться. Я по-прежнему не остыл от неудачного опыта предыдущей работы в НФЛ и сейчас счастлив быть именно там, где есть. Моя жена счастлива, моя семья счастлива. Я не чувствовал острой необходимости двигаться дальше. Я начал получать кайф от работы и считаю замечательным все время, проведенное в Стэнфорде. Я всегда вспоминаю эти времена, как самые лучшие в моей жизни». Тем не менее, Уолш все еще понимал, что он ничего не сможет доказать себе, если не вернется в НФЛ и не покажет всем недоброжелателям, как они ошибались. Также он понимал, что Стэнфорд все равно является «болотом» в НСАА и команда не сможет прыгнуть выше головы. Это понимание просто сжигало его изнутри, хотя на словах он утверждал обратное. Прежде чем предложить кандидатуру Уолша для Эдди, Рон Барр советовался с Биллом. Барр никогда не предложил бы этот вариант, если бы Уолш не выразил желания работать с «Фотинайнерс». Билл ответил, что не возражает работать с командой из Сан-Франциско, но не желает иметь ничего общего с Джо Томасом, чтобы не участвовать в дрязгах и склоках за место главного тренера. В любом случае, он был готов выслушать предложение Эдди. Спустя несколько дней после ужина Рона и Эдди, Билл Уолш находился в своем кабинете в спортивном департаменте Стэнфорда, принимая одного из своих старых друзей по университету Сан-Хосе. Этот друг стал менеджером, и они часто устраивали громкие дебаты о методах корпоративного планирования футбольных программ в НСАА. В это день их разговор был прерван звонком телефона. На проводе был Эдди ДиБартоло, он звонил из Янгстауна. Эдди представился и сказал, что планирует быть на матче «Фотинайнерс» против «Тампа Бэй Бакканиерс» на следующей неделе. ДиБартоло-младший предложил встретиться с Уолшем в субботу в Фэйрмонт-отеле. Билл еще не знал, что именно этот день стал поворотным в его судьбе.

Stevin
на самом интересном месте!!!
FatGuy
Спасибо огромное!!!!
salcon

сесибон!!

Tsvet
Давай еще!!!