NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 17



Блог Game of Endzones продолжает публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ» Сегодня на очереди семнадцатая глава, в которой мы пройдем с «Фотинайнерс» через три великих матча на пути к чемпионскому титулу: победа на болотистом поле над «Джайнтс», легендарный «The Catch» в матче против «Коубойс», а также еще одна историческая встреча Уолша со старым «другом» Полом Брауном и «Бенгалс» в матче за Супербоул XVI.

Глава 17: Из худших в лучшие

 

В старости, вспоминая успех, которого тренер добился спустя всего три года после прихода в "Фотинайнерс", Билл Уолш больше всего гордился своим влиянием на Сан-Франциско и Бэй-Ареа. Он всегда хотел иметь значение не только для футбольного мира, и сезон 1981 года подарил ему престиж и уважение не только на территории девяти округов залива, но и за ее пределами. За Уолшем закрепилась репутация великого тренера, выигравшего чемпионат, и спасителя духа города.

"Я всегда был уверен, что важно иметь команду, которой можно гордиться, - вспоминал Уолш, - Успешный спортивный клуб является частью всех социальных, этнических и культурных сфер, связывает их. В те времена город Сан-Франциско был в конфликте даже с самим собой, а мы помогли исцелить его. Я думаю, мы оказывали влияние на город больше, чем любая другая спортивная франшиза".

Один из социологов Калифорнийского университета отмечал: "Весь район  Бэй-Ареа на долгое время потерял свой внутренний облик, он фактически был опустошен. Жители залива всегда ощущали себя космополитами, кичились интеллектуальным превосходством над остальной частью страны.  Но в конце семидесятых три события разрушили этот самодовольный и блаженный мир. Первым эпизодом стало массовое самоубийство в Джонстауне. Ранее уважаемая религиозная община покинула Сан-Франциско и перебралась на Гайану, после чего случилась трагедия. Вторым случаем можно считать убийство мэра и члена Наблюдательного совета. Третьим событием стала эпидемия СПИДа, которая только-только набирала свой безжалостный ход и начинала уничтожать огромное городское сообщество геев. Эта триада ужасных эпизодов буквально распространяла шоковые волны, которые разрушали социальную и этническую основу города, не делая различий между высшими и низшими слоями общества. А затем пришел Билл Уолш... "Фотинайнерс" совершили победный поход за Супербоулом и все люди вдруг осознали, что все может измениться к лучшему. Все снова стали верить в себя".

В тот исторический момент "Фотинайнерс" представляли из себя не просто команду, которая выигрывает. Они побеждали и показывали такую игру, что вызывала восхищение не только у болельщиков Сан-Франциско, но и всех прилегающих штатов. Команда Уолша играла вдумчиво, используя как лаконичные и кратковременные тактические приемы, так и глобальные теоретические наработки тренерского штаба. "Фотинайнерс" выигрывали сражения на уровне мышления, действуя эффективно и смело даже против более мощного соперника.

Они были доминирующей силой в городе и стали авангардом возрожденной общинной идентичности. "Фотинайнерс" каждое воскресенье служили живым доказательством того, что этнос города не только выжил, но и, вопреки всему, процветает. Команда, безусловно, стала объектом почитания. На Кэндлстик-парк уже с первых матчей сезона не было свободных мест, а к декабрю в каждом из девяти округов люди говорили уважительно и с придыханием - "наша команда".

Наступил январь, дорога к Супербоулу лежала через Сан-Франциско, ведь "Фотинайнерс" имели лучший результат в Национальной Футбольной Конференции. Впервые за долгое время преимущество домашнего поля должно было помочь команде Билла Уолша.

Первым тестом для "Фотинайнерс" на стадии плэй-офф стали "Нью-Йорк Джайантс", неделей ранее преодолевшие барьер уайлд-кард. В матче регулярного сезона Сан-Франциско уже побеждали 17-10, тот матч также проходил на Кэндлстик-парк. В январе состояние домашнего поля в Сан-Франциско было ужасным, дожди зарядили на несколько недель и превратили газон в трясину. "Фотинайнерс" пришлось отказаться от тренировок на клубных полях и переместиться поближе к Стэнфорду, где поля имели лучший дренаж. К дню игры трава на Кэндлстик-парк была пропитана водой, местами слиплась до состояния грязи и представляла собой комковатую поверхность.

Еще сильнее ухудшало условия матча то, что грунтовые воды в районе стадиона поднялись вверх из-за сильных приливов на заливе. Городские власти попытались исправить ситуацию и покрыли поле новым слоем травы. Но как только бутсы игроков прикоснулись к газону, во все стороны полетели куски травы, напоминавшие дешевые парики, сдуваемые ветром. В промежутках между комбинациями на поле выбегали команды стюардов, которые пытались утоптать дерн до очередного снэпа. Игроки "Фотинайнерс", готовые к такому эффекту, нередко пользовались ситуацией и разыгрывали комбинации с учетом твердых островков газона. Такое незначительное с виду тактическое преимущество, вызванное погодными условиями, несколько раз играло важную роль. 

Сильной стороной "Джайнтс" считалась свирепая защита во главе с Лоуренсом Тэйлором, новичком аутсайд-лайнбэкером, который перевернул представление об игре на этой позиции. "Сан-Франциско Эксаминер" описала его, как "большого и более быстрого Фрэда Дина". Тэйлор уже считался лучшим лайнбэкером лиги, феноменальным пасс-рашером. В дикой игре уайлд-кард против "Филадельфии Иглс" Лоуренс ни разу не был остановлен блоком и в одиночку справился с нападением соперника.

Главной задачей Билла Уолша на матч стало блокирование Тэйлора. В большинстве игровых схем того времени, в том числе и у "Фотинайнерс", задача блокирования бегущего аутсайд-лайнбэкера возлагалась на раннинг-бэка или на тайт-энда, но такой вариант не оставлял много шансов в игре против Тэйлора. Лоуренс был слишком быстр и умен, чтобы остановить его стандартным построением.

"Иглс" безуспешно пытались использовать левого тэкла против Тэйлора, а Уолш понимал, что левый тэкл его команды еще меньше подходит для этих целей. После долгих консультаций с тренером нападения Боббом МакКиттриком, Уолш принял решение выпускать для блокирования Тэйлора на пасовых комбинациях левого гарда Джона Айерса. При этом, образовавшуюся брешь на позиции Айерса должен был закрывать центр линии нападения. Джон Айерс, ростом 6 футов 5 дюймов и весом 270 фунтов, станет в матче с "Джайнтс" защитником невидимой стороны Джо Монтаны.




Такая перестановка имела важной значение - план на игру Билла Уолша включал 17 пасовых комбинаций из первых двадцати двух - и сработал даже лучше, чем мог ожидать тренер. Айерс, уроженец Техаса, тренировавшийся в межсезонье перетаскиванием огромных колес от трактора, полностью вывел Тэйлора из игры.

"Я не мог понять, что с ним делать", - признавался Тэйлор после матча.

В конце игры, Лоуренс от безысходности пытался просто пробегать мимо Айерса и терпел неудачу раз за разом. Как только Уолш увидел, что у Монтаны появились лишние секунды для подготовки броска, он понял, что "Фотинайнерс" выиграют матч. До перерыва Монтана бросил 15 точных пасов из 20, набрал почти 300 ярдов, а хозяева повели со счетом 24-10. Окончательный счет матча 38-24 в пользу "Фотинайнерс".

От выхода в Супербоул команду Уолша отделяла всего одна игра.

 

Путевку в финальный матч сезона на Кэндлстик-парк оспаривали "Фотинайнерс" и "Коубойс" из Далласа, называвшие себя "Команда Америки". Билл Уолш позже назовет эту игру, как "величайшую победу в истории "Фотинайнерс".

Для болельщиков Сан-Франциско предстоящий матч был полон призраков прошлого.  "Фотинайнерс" последние три раза играли в плэй-офф в 1970-1972 годах и каждый раз проигрывали именно Далласу. Исход каждой из этих игр решался в заключительной четверти, причем "Коубойс" побеждали после камбэков.

Вершиной этого исторического противостояния была взаимная неприязнь обеих команд друг к другу. И Даллас вновь показал такое отношение перед матчем. Толл Джонс, дифенсив-энд Далласа, за неделю до игры заявил в интервью, что не знает ни одного имени из "команды выскочек". По его словам, успешный сезон "Фотинайнерс" представлял собой чистую случайность, а никто из игроков "Коубойс" не испытывает ни малейшего уважения к сопернику.

Джонс с партнерами несколько раз обмолвились перед матчем, что разгромное поражение по ходу регулярного сезона не имеет никакого значения, а для "Коубойс" та игра ничего не значила. Сейчас "реальные Коубойс" собирались показать свой класс и преподать урок, который "Фотинайнерс" никогда не забудут.

Билл сделал все возможное, чтобы эти оскорбительные слова услышала его команда.  Хотя дожди закончились и вся неделя перед матчем была солнечной, "Фотинайнерс" по-прежнему не использовали штатные тренировочные поля. Эдди перевез команду в Лос-Анджелес и договорился об аренде тренировочной базы "Рэмс". На протяжении всей недели Уолш продолжал говорить с командой про "Коубойс".

"Они не могут держать язык за зубами. Они провоцируют нас оскорблениями снова и снова. Они утверждают, что "Фотинайнерс" почувствуют на своей шкуре реальную силу "Коубойс". Их пресс-релизы не скрывают желания надрать нам задницы. Они настолько высокомерны, что считают себя величайшей командой Америки. Когда они вдруг проигрывают, то находят кучу нелепых оправданий: плохая еда, опоздание самолета, плохие условия в гостинице... Я сыт по горло этой ерундой... Давайте подготовимся к матчу так, чтобы гнать их пинками по всему полю".

Уолш провел против Далласа три игры за последние три сезона и знал, что "Коубойс" умеют делать на поле и почему они играют именно так. Их "Защита Судного Дня" крушила всех оппонентов, но всегда играла в предсказуемых построениях и не менялась в зависимости от схем игры нападения соперника. Уолш рассчитывал запутать фронт-4 Далласа путем постоянных фэйков. Обманные передвижения и построения должны  были создать у защиты "Коубойс" ложные представления о комбинации нападения "Фотинайнерс". Так как дифенсив-бэки Далласа всегда одинаково играли при защите от паса, Уолш решил использовать в игре построение с двумя тайт-эндами и постоянным моушн перед снэпом, создавая потенциальное преимущество для ресиверов. Он был убежден, что в таких условиях всегда найдется хотя бы один свободный игрок для приема паса.

Во главу плана на игру Уолш поставил скорость. Он знал, что "Фотинайнерс" персонально быстрее футболистов Далласа в каждом компоненте игры. Любое преимущество "Коубойс" можно было свести на нет разницей в скорости. В этом Уолш оказался прав, преимущество в скорости позволяло нападению Сан-Франциско постоянно продвигаться по полю, команда набрала за игру 393 ярда, тогда как "Коубойс" всего 250. Тем не менее, разница в счете получилась не настолько впечатляющей, как статистические данные.

По сложившейся традиции, на домашние игры Уолш выезжал на стадион в сопровождении Билли Уотсона, бывшего ресивера "Фотинайнерс" и нынешнего административного помощника. На самую важную домашнюю игру в карьере Билл решил не менять ритуал. После бесцельной болтовни о погоде и семьях, Уотсон поделился с тренером воспоминаниями о предыдущих поражениях от "Коубойс" в решающих матчах. По его мнению, нынешние "Ковбои" были самой сильной командой, которую он когда-либо видел. Затем Уолш и Уотсон прошлись по сильным сторонам соперника, попытались поговорить о шансах "Фотинайнерс" в предстоящей игре. Уолш снова и снова возвращался к главному козырю его команды - скорости.

Как и перед любой игрой, Уолш старался выглядеть спокойным. Однако после того, как игроки команды закончили стандартные процедуры в раздевалке, он не стал произносить традиционную речь. Он постоял пару минут молча перед командой, проводя своего рода мини-курс медитации и анти-стресса, а затем прошел по раздевалке и пожал руку всем, кто был включен в заявку на матч. Во время рукопожатия Уолш сказал каждому игроку несколько слов поддержки, стараясь подобрать особенные слова.

Игра началась в 2:01 дня по тихоокеанскому времени, газон на поле был в удовлетворительном состоянии и не мешал футболистам. "Коубойс" возвращали начальный удар, но не смогли пройти даже пяти ярдов и пробили пант. "Фотинайнерс" на первом же владении занесли тачдаун. Самым заметным розыгрышем этого драйва стал фэйк Монтаны. Толл Джонс был уверен, что смог прочитать комбинацию нападения и полетел на Монтану для неминуемого сэка с потерей ярдов. Однако элегантный маневр Монтаны помог ему увернуться от рук защитника и Джонс пролетел мимо, пропахав шлемом траву на поле. Освободившись от Джонса, Монтана вернулся в стойку, отдал точный пас, а затем... обернулся к лежащему на земле Джонсу и закричал: "Уважай нас, ублюдок!"

С этого момента игра пошла как на качелях, каждая из команд отвечала успешными комбинациями. К перерыву Даллас даже вышел вперед 17-14, хотя последний драйв первой половины матча удался гостям "благодаря" двум нарушениям игроков "Фотинайнерс" в общей сложности на 50 ярдов. После игры Уолш отметил, что судейство в матче было худшим за 25 лет его тренерской карьеры. Тем не менее, "Фотинайнерс" должны были лидировать в счете, но помешали потери мяча. За игру хозяева трижды теряли мяч после фамблов, а Монтана бросил три перехвата. Рассказывая про потери мяча, Джо Монтана радовался, что команда уступала к перерыву всего три очка.

В перерыве Уолш не стал произносить громких слов, все тренеры сконцентрировались на разборе конкретных схем и комбинаций. Перерыв прошел в спокойной и рабочей атмосфере, после чего игроки вернулись на поле. "Качели" продолжились в третьей четверти, как и потери мяча у хозяев, но в самом начале заключительной четверти "Фотинайнерс" вышли вперед 21-20.

Быстро отбив атаку "Коубойс", хозяева дошли до середины поля и вновь допустили фамбл. Далласу потребовалось всего пара минут, чтобы выйти вперед после тачдауна, 27-21.

"Тишина спустилась на трибуны в тот момент, - вспоминал Чарли Янг, - Возникло ощущение, что на этот сезон опустили крышку гроба".

Тем не менее, "Фотинайнерс" нанесли ответный удар - драйв нападения прошел глубоко на половину поля "Коубойс". Тачдаун был близок, но в этот момент Джо Монтана допустил третий перехват в матче... Даллас получил отличную возможность увеличить преимущество, однако ничего не смог сделать в нападении. После девяти коротких розыгрышей был пробит пант и мяч вернулся к "Фотинайнерс".

Монтана и нападение хозяев вышли на поле, мяч был установлен на отметке 11 ярдов за 4:54 до конца игры.

То, что произошло дальше - стало легендой.

Уолш понимал, что еще одна потеря мяча похоронит команду. Так как "Фотинайнерс" приходилось форсировать ситуацию и быстро передвигаться по полю, защита "Коубойс" обоснованно рассчитывала на пасс-раш, чтобы остановить нападение соперника. Тренер Далласа выпустил на поле пять дифенсив-бэков, чтобы задушить любую попытку паса. Никто не ожидал, что "Фотинайнерс" будут продвигаться выносом, тем более, что на поле выпустили раннинбэка Ленвилла Эллиота, разменявшего недавно 30 лет и весь сезон игравшего на уколах после операции на колене. По сравнению с предыдущим матчем, Эллиот был единственным дополнением ростера Сан-Франциско. Однако Уолш, уже работавший с Эллиотом в Цинциннати, знал, что раннинбэк надежен в критических ситуациях и рвется в бой.

Уолш принимал в расчет и тот факт, что при полноценном пасс-раше со стороны защиты, у оффенсив-лайн появляются возможности ставить хорошие блоки для глубокого выноса. Таким рискованным выбором комбинаций на последних минутах матча Уолш посрамил скептиков и оставил в дураках защиту Далласа. Сперва Эллиот получил мяч и прошел по центру шесть ярдов, затем Монтана отдал точный пас во флэт на Соломона и нападение прошло еще шесть ярдов. Следующая вкладка на Эллиота позволила раннинбэку пройти 11 ярдов в правый угол, а на следующем розыгрыше Эллиот повторил вынос на 11 ярдов, но уже на левом фланге. Штраф за холдинг защиты, затем еще один короткий пас - "Фотинайнерс" добрались до отметки 46 ярдов на своей половине, когда часы были остановлены на 2:00 до конца.

Во время короткого тайм-аута Уолш указал команде на слабое место защиты - соперник просто не знал, как "Фотинайнерс" сыграют следующие комбинации.

"Билл не просто подсказывал нам с бровки, он был во главе команды на поле", - вспоминал Дуайт Кларк. И Уолш настаивал, что в этой ситуации преимущество было именно у "Фотинайнерс". После короткого паса на пять ярдов, Билл выкрикнул номер Фрэдди Соломона и отправил его на позицию фланкера - это помогло команде пройти еще 14 ярдов. Следующим пасом на 10 ярдов  Джо Монтана нашел руки Дуайта Кларка, затем отправил мяч точно по центру на Соломона - "Фотинайнерс" стали ближе к цели еще на 12 ярдов. За 1:15 до конца игры на отметке 13 ярдов до зачетной доны Далласа, Уолш взял тайм-аут, чтобы отдать последние указания Монтане.

На первом снэпе после тайм-аута Монтана отдал пас на Фрэдди Соломона, который открылся в зачетной зоне, однако мяч прошел на недосягаемом для ресивера расстоянии. Комбинация была настолько идеально проведена, а ее результат был столь обескураживающим, что Уолш, вопреки обычному спокойствию "профессора", от отчаяния проревел во все горло. Затем, взяв себя в руки, Билл выпустил на поле Эллиота - короткий вынос влево и пройдено еще 6 ярдов. В этот момент тренер Далласа отчаянно пытался собрать воедино трещавшую по швам защиту, тайм-аут гостей дал им короткую передышку и возможность перегруппироваться для плотной игры на последних ярдах.

До конца игры оставалось меньше минуты.

Билл и Джо вновь совещались на бровке, у них было два дауна, которые должны были привести команду к успеху или отправить болельщиков упиваться горем от очередного душераздирающего поражения. Уолш повторил Монтане одно из базовых правил футбола - если ресивер не будет открыт для гарантированного приема мяча, Монтана должен выбросить мяч в инкомплит, чтобы оставить время на последний даун. На третий даун Уолш назначил комбинацию "Brown Left Slot Sprint Right Option". По этому плану Кларк отработает короткий "крючок" с разворотом, Фрэдди Соломон пробежит рядом с ним вправо и постарается увести за собой защитника Дуйта, после чего, в идеале, Кларк должен остаться свободным для короткого паса. Одновременно Джо Монтане придется отбегать с мячом вправо, параллельно маршруту Фрэдди, и отдавать пас на ходу. Соломона назначили запасной целью: если первоначальный план будет сорван и защитник не оставит Кларка свободным, Фрэдди должен будет на всех парах влететь в зачетную зону и поймать мяч прямо во время разворота. Эта комбинация "Фотинайнерс" постоянно отрабатывалась на тренировках, однако применялась она крайне редко. Ресиверы неоднократно жаловались на бессмысленность работы над схемой, которая применяется только пару раз в сезоне. Однако в этом матче с "Коубойс" такая комбинация уже была сыграна во время первого тачдауна "Фотинайнерс", тогда пас последовал именно на Фрэдди.

Последнее, что сказал Уолш Монтане перед окончанием тайм-аута, ни в коем случае не рисковать, не допустить возможность перехвата. Лучше выбросить мяч и потерять один даун, чем отдать рискованный пас и потерять игру.

Как это часто бывает в жизни, почти ничего из назначенной Уолшем комбинации не пошло по плану. Дуайт начал исполнять свой маршрут, но не смог освободиться от защитника. Фрэдди Соломон не только не смог увести игрока от Кларка, но еще и поскользнулся на траве и не мог быть целью для паса Монтаны. В тоже время, Толл Джонс не бросился прямо на квотербэка, как планировал Уолш, а четко держал свою зону. Правый тэкл Кейт Фанхорст должен был блокировать Джонса, но пока пытался добраться до цели, получил нокаутирующий удар  от собственного фуллбэка, оставив Джонса свободным для рывка на Монтану. Монтана был вынужден отступать от линии скриммиджа, уходя к правой бровке и лихорадочно высматривая хоть какую-то цель для паса.

В этот момент, к счастью для "Фотинайнерс", Дуайт Кларк умудрился сбросить опекуна и на долю секунды остался без прикрытия на дальнем краю зачетной зоны. Толл Джонс и еще пара защитников уже были на расстоянии ярда от Монтаны, но Джо успел сделать пару ложных замахов, а затем увидел Кларка в зачетной зоне.

"Я едва сохранял равновесие и в панике отступал, - вспоминал Монтана, - Когда я увидел Дуайта, у меня был только один вариант для паса: выбросить мяч в падении высоко и жестко. Такие мячи редко доходили до цели".

Мяч полетел слишком высоко, чтобы набегавшие защитники успели сбить его руками.  Джонс только успел проводить мяч глазами и мог надеяться лишь на то, что принять его будет слишком сложно. Ближний к Дуайту дифенсив-бэк "Коубойс" не сомневался, что мяч пролетит над головой ресивера "Фотинайнерс" и за пределами досягаемости его рук. Но Кларк поймал мяч вопреки законам физики. Взлетев так высоко, как только мог, с вытянутыми до предела руками, Кларк ухватил мяч кончиками пальцев.

"Мяч ударился о мою руку, - вспоминал Кларк, - пару мгновений я фактически жонглировал им, но смог зафиксировать пас в нижней траектории падения".

Этот легендарный прием мяча, увековеченный как "The Catch", станет одним из самых ярких моментов в истории НФЛ.

До конца игры оставалась 51 секунда и "Коубойс" приложили максимум усилий, чтобы подойти на расстояние филд-гола. Но последний драйв Далласа был остановлен сперва выдающимся тэклом Эрика Райта, а затем сэком и последующим фамблом защиты "Фотинайнерс". Команда Уолша победила со счетом 28:27.

Через десять минут после окончания матча Эдди метался в истерическом экстазе по раздевалке, обнимая каждого игрока и обливая всех шампанским. Джо Монтана, находившийся весь матч под невероятным давлением, выплеснул весь стресс на амуницию, швыряя щитки и шлемы в стены. Билл Уолш - уже выстраивавший в мыслях план на Супербоул - успел переодеться и присоединился к общему ликованию. Из раздевалки Уолш и Эдди отправились на вечеринку в клубе, расположенном прямо на Кэндлстик-парк и принадлежавшем ДиБартоло-младшему. Ночь после безумной игры Билл провел в горячей ванне в собственном доме, безуспешно пытаясь справиться с эмоциями.

Когда Уолш покидал стадион, трибуны уже опустели, однако Эдди с друзьями все еще оглашали его победными возгласами.

 



Супербоул XVI стал реваншем, на который Уолш надеялся во время возвращения из Цинциннати полтора месяца назад. В классическом голливудском хэппи-энде волшебной истории Билл должен был стать именно тем человеком, с которого начался долгий путь к чуду и который сделал это чудо возможным.

Сама игра станет самым рейтинговым спортивным событием года на телевидении, аудитория матча составит почти 110 миллионов зрителей. После матча с Далласом у команды было две недели на подготовку. Первую неделю "Фотинайнерс" провели в Рэдвуд-сити, а тренировочная база и офис команды едва выдерживали наплыв репортеров и съемочных бригад со всей страны. Уолш постоянно принимал участие в пресс-конференциях, для удобства общения с прессой был установлен временный трейлер около штаб-квартиры.

Уолш приходил на пресс-конференции с фирменным апломбом, видимым спокойствием и даже высокомерием. Как отметил один репортер, Билл выглядел как "человек, только что покинувший массажный салон, с кожей цвета белого молока и румяными щеками. Иногда он напоминал святого мученика из средневековой живописи".

Когда Уолша спросили о предстоящей игре с командой Пола Брауна, Билл вновь стал отрицать, что встреча будет носить для него личный и принципиальный характер, и никаких неприязненных эмоций к Брауну он не испытывает. Тем не менее, команда Уолша была убеждена в обратном.

"Не заблуждайтесь, - утверждал Ронни Лотт, - Уолш сделал бы все возможное и невозможное, чтобы победить "Бенгалс". Было очевидно, что Уолш одержим еще одной победой над Полом Брауном".

Уолш испытывал большее беспокойство перед Супербоулом, чем перед первой игрой команд. Игроки Цинциннати казались более талантливыми, уже продемонстрировали свой потенциал в матчах плэй-офф и большинство обозревателей отдавали победу именно "Бенгалс". При подготовке плана на игру Уолш старался использовать все тактические ухищрения, чтобы застать соперника врасплох. Скептики не раз отмечали, что многие обманные комбинации Уолша работают случайно, поэтому Биллу приходилось в каждом матче доказывать обратное.

"Я искал что-нибудь, что даст нам преимущество, - вспоминал Уолш, - Я не испытывал отчаяние или страх, но решил составить углубленный список комбинаций, который мы никогда не использовали в матчах регулярного сезона".

Стандартный плэйбук Уолша, включающий 70-80 комбинаций на игру, для Супербоула был расширен до 120 базовых схем. Джо Монтана описал план на игру, как самый подробный и сложный, который он когда-либо видел.

Несмотря на всю важность предстоящего матча, Уолш старался не показывать беспокойства. Дуайт Кларк отмечал, что "давно не видел Билла настолько раскованным и легким". Ронни Лотт, в свою очередь, рассказывал, что "Уолш старался любую проблему или тревожный момент обернуть в шутку или отвлекающий прикол, чтобы игроки не слишком погружались в стрессовую ситуацию".

В тот год Супербоул проводился на крытом стадионе в Детройте, впервые главный матч сезона принимал город с суровыми погодными условиями. После недели тренировок в солнечном Сан-Франциско, команда прилетела в Детройт за 6 дней до игры. Впервые с момента прихода в "Фотинайнерс" Уолш не летел на игру с командой. Он покинул Сан-Франциско на день раньше и вылетел в Вашингтон, где получил награду Лучшему тренеру года в НФЛ. Для вручения наград по итогам сезона лига устроила банкет в клубе "Тачдаун", а среди важных персон присутствовали президент Рональд Рейган и ведущие политики страны. Эта награда стала для Уолша первой в череде множества титулов и призов этого сезона. После решающего матча каждое спортивное издание назовет его Тренером года.

Из Вашингтона тренер отправился в Детройт, где температура воздуха опустилась до непривычных минус 7 градусов. Уолш оказался в Детройте на пару часов раньше своей команды и решил дождаться чартера с игроками в аэропорту. Чтобы лишний раз расслабить подопечных, Уолш за 20 долларов взял в аренду форму посыльного в аэропорту. Когда игроки вышли из самолета и направились к автобусам, Билл как заправский носильщик предложил футболистам отнести их вещи. Долгое время ничего не подозревающие игроки передавали сумки странному мужчине в темных очках, пока кто-то наконец не раскусил Уолша. Этот маскарад не только поднял настроение команде, он стал предметом шуток на всю неделю перед матчем.




Еще одну шутку Билл решил сыграть в день матча. По традиции, "Фотинайнерс" выезжали из отеля на стадион в двух автобусах. Первый автобус уехал в 9 утра, на нем отправилась группа игроков, всегда проводивших много времени за подготовкой к матчу в раздевалке стадиона. Среди них, как обычно, выделялся "Ножовка" Рэйнольдс, уже после завтрака одевший полную амуницию. Второй автобус отправлялся в 11 утра, в нем уезжали все остальные игроки, тренерский штаб, в том числе Билл и Эдди.

Первый автобус добрался без происшествий, а второй за милю до стадиона застрял в мертвой пробке, вызванной проездом кортежа Вице-президента Джорджа Буша. Полчаса томительного ожидания вывели из себя Эдди. В компании с приглашенным гостем Оджей Симпсоном, он медленно побежал к стадиону, перепрыгивая через снежные заносы. Уолш взял автобусную рацию и на весь салон рассказал, что из-за пробки они опоздали на матч. По его словам, менеджер экипировки возглавил тренерский штаб на игру и назначал комбинации, а его ассистент был вынужден выйти на поле в роли квотербека. Когда Уолш радостным голосом оповестил, что обновленные "Фотинайнерс" только что занесли тачдаун и повели 7-0, от хохота сотрясался уже весь автобус.

Менее чем за два часа до начального удара второй автобус добрался до стадиона. Уолш все еще выглядел бодро и весело. Как правило, он возражал, когда игроки в раздевалке громко слушали музыку, но на этот раз изменил традицию. Рядом с Монтаной стоял "Бумбокс", Джо тихонько подпевал песне Кенни Логгинса. Уолш попросил Монтану прибавить звук до максимума, а затем снова и снова перематывал кассету на эту песню:

 

This is it!

Make no mistake where you are.

This is it!

Your back’s to the corner.

This is it!

Don’t be a fool anymore.

This is it!

The waiting is over . . .

For once in your life, here’s your miracle

Stand up and fight!

This is it!

 

Перед выходом из раздевалки Уолш был немногословен. Он напомнил, что "Фотинайнерс" уже били ребят из "Бенгалс" в этом сезоне, но футбол подобен боксу - идет драка не на жизнь, а на смерть. "Бенгалс" понимают, что вчистую проиграли предыдущий очный поединок и рассчитывают взять реванш.

Слова Уолша подтвердились уже на первых секундах игры. "Фотинайнерс" возвращали начальный удар, но уже через 10 ярдов возврата потеряли мяч после фамбла. "Бенгалс" получили мяч на отметке 26 ярдов на половине поля Сан-Франциско и парой комбинаций прошли 21 ярд. Сэк отодвинул мяч на отметку 11 ярдов, а затем Дуайт Хикс сделал перехват и протащил мяч на 12 ярдов. Нападение "Фотинайнерс" вновь вышло на поле - 11 комбинаций, 68 пройденных ярдов и тачдаун! Самой яркой комбинацией этого драйва стал трик-плэй: Монтана отбросил мяч халфбэку Рики Паттону, тот на встречном курсе откинул мяч Фрэдди Соломону, а после реверса мяч вновь вернулся к Монтане - пас на 14 ярдов поймал Чарли Янг. Для знатоков футбола такая комбинация стала знаковой, этим изящным розыгрышем Уолш щелкнул по носу Пола Брауна. Когда Билл работал в Цинциннати, Браун всегда настаивал на включении таких схем в план на игру и часто использовал их по ходу матчей. Сейчас, зная что владелец "Бенгалс" наблюдает за игрой из роскошной ложи, Уолш бил бывшего наставника его же оружием и мысленно улыбался.

Первая половина матча проходила в том же духе. Уолш часто выпускал на поле несбалансированные линии, такую уловку он никогда не использовал ранее. Нестандартные формации вводили защитников "Бенгалс" в замешательство. Нападение Цинциннати не могло добраться даже до середины поля. После фамбла на первой минуте игры, "Фотинайнерс" не допускали ошибок и к перерыву вели 20-0. Это была самая большая разница в счете после половины матча за всю историю Супербоулов. Однако игра была далеко не закончена.

В третьей четверти, как позже отметит "Кроникл", "Фотинайнерс" внезапно начали играть безвольно и "слонялись по полю, напоминая пьяного бойца". Цинциннати прошли все поле и заработали первый тачдаун. Когда нападение Сан-Франциско не смогло заработать первый даун на следующем владении, "Бенгалс" вновь провели длинный драйв. Преимущество явно перешло к команде Пола Брауна, а на бровке "Фотинайнерс" периодически усматривались признаки отчаяния. Игроки Цинциннати были неудержимы и закончили третью четверть на 1-и-гол на отметке 3 ярда перед зачетной зоной соперника. То, что последовало дальше, стало самой важной серией матча и навсегда запомнилось болельщикам Сан-Франциско как "the Stand", Противостояние.

На первом дауне "Бенгалс" отправили на вынос по центру 250-фунтового фуллбэка, на которого навалились "Ножовка" Рэйнольдс и еще четыре защитника. Мяч был установлен в одном ярде от зачетной зоны. Штудируя видеозаписи игры соперника перед матчем, Рэйнольдс обнаружил, что бэкфилд "Бенгалс" при построении всегда подает определенный знак лайнмэнам, сигнализируя о предстоящей игре выносом. На втором дауне "Ножовка" успел предупредить партнеров о выносе и, когда фуллбэк "Бенгалс" вновь получил мяч для прорыва по центру, лайнбэкер Дэн Банц оттеснил ведущего блокировщика нападения, а Рэйнольдс намертво встал на пути фуллбэка. Мяч остался на той же отметке.

На третьем дауне "Бенгалс" попытались обмануть  защиту "Фотинайнерс": последовал короткий пас на халфбэка, который получил мяч перед линией скриммиджа. И вновь Банц выручил команду, остановив мощным ударом продвижение нападающего.

Поскольку матч шел к завершению, не возникало сомнений, что "Бенгалс" попытаются разыграть четвертый даун. Каждый защитник "Фотинайнерс" видел, что решающую попытку занести тачдаун вновь доверили массивному фуллбэку. Когда нападающий получил мяч, на его пути уже стояло полдюжины защитников, которые дали пройти всего несколько дюймов и похоронили игрока с мячом в огромной куче тел. Счет остался прежним, 20-7.




Все игроки Сан-Франциско ликовали, однако нападение оказалось в сложной ситуации - им предстояло начинать драйв от линии своей зачетной зоны. Монтана не стал рисковать, мяч протащили  всего на пару ярдов, а затем "Фотинайнерс" пробили пант. Следующий драйв "Бенгалс" провели идеально, защита не смогла выстоять и счет стал 20-14.

В начале заключительной четверти "Фотинайнерс" наконец-то заработали первый даун после перерыва. Вспоминая решающие минуты матча, некоторые игроки "Фотинайнерс" связывали беспомощность нападения команды с нехарактерным для Уолша нервным состоянием.

"Это был первый случай, когда я увидел, что Уолш старается не проиграть матч, вместо того, чтобы выиграть его, - вспоминал ресивер Майк Шуманн, -  Назначаемые им комбинации стали проще и жестче, он стал использовать консервативные схемы и формации. Думаю, он слишком сильно зациклился на желании одолеть Пола Брауна. Но независимо от причины, некоторые наши игроки на бровке стали ворчать, что нужно играть агрессивнее".

Уолш позже отмечал, что защита "Бенгалс" после перерыва играла в атакующем стиле и он просто "не хотел рисковать и давать шанс на перехват или сэк, которые могли переломить ход матча".

Теперь ситуация была критической. Разыгрывая 2-и-15 на отметке 22 ярда своей половины поля, Уолш назначил "дрейфующий пас" для Монтаны. Джо должен был отступить глубоко назад, а затем резко прорвать прессинг движением вперед, пока ресиверы будут искать свободные зоны. Монтана исполнил комбинацию идеально и нашел пасом на 22 ярда Майка Уилсона. "Фотинайнерс" заработали долгожданный первый даун. Затем Уолш назначил семь выносных комбинаций подряд - нападение потихоньку двигалось вперед, а время матча шло на убыль. Этот драйв закончился филд-голом, "Фотинайнерс" повели 23-14.

На следующем драйве "Бенгалс" Эрик Райт перехватил пас и протащил его глубоко на половину поля соперника. Еще несколько коротких выносов, еще пара "убитых" минут, еще один филд-гол: 26-14. "Бенгалс" смогли ответить одним тачдауном (26-21), затем неудачно пробили онсайд-кик и "Сан-Франциско Фотинайнерс", еще два года назад закончившие сезон с показателем 2-14, стали чемпионами. Теперь Чудо было оформлено по всем правилам.

"Это главное событие моей жизни, - кричал Уолш журналисту прямо на поле, - Все, о чем я мечтал, только что сбылось!"


 

Празднование победы продолжалось всю ночь в отеле Детройта, куда команда вернулась со стадиона. Под утро чемпионы погрузились в чартер и приземлились в Международном аэропорту Сан-Франциско ранним утром понедельника. Багаж команды был отправлен в Рэдвуд-сити, а игроки и персонал сели в празднично украшенные автобусы и поехали в Сан-Франциско. Всех предупредили, что в городе запланирован парад в честь победы, который пройдет на Маркет-стрит и закончится торжественной церемонией перед зданием мэрии. Большинство игроков ответили ворчанием, они спали в самолете всего пару часов и просто хотели разойтись по домам. Но сопротивляться торжественному приему они не могли и послушно разошлись по автобусам.

Караван автобусов проехал к молу вдоль Эмбаркадеро, где команда пересела на специально подготовленные автомобили. Во главе  парада выехала машина с Эдди и Биллом. Полиция ожидала 25 тысяч жителей на пути следования кортежа, но Уолш сомневался, что в рабочий день на улицы выйдет так много людей.

"Мы начали движение от Эмбаркадеро, - вспоминал Уолш, - На первом перекрестке была горстка людей, еще пара десятков горожан на следующей улице. Я успел подумать: "Боже, как же это стыдно! Мы сейчас выезжаем на Маркет-стрит, а там будет не больше сотни человек!" Мы повернули за угол, выехали на Маркет-стрит... И это было невероятно!"

Главный бульвар Сан-Франциско до отказа заполнился людьми, невозможно было разглядеть пустые места. По официальным источникам, на парад вышло не менее полумиллиона горожан. В истории девяти округов никогда не происходило ничего подобного, тем более, связанного с успехами спортивной команды. Все перекрестки и переулки центра города были плотно забиты людьми, празднующими победу любимой команды.

"Все происходило словно во сне, - рассказал Ронни Лотт в конце дня, - Вокруг царило праздничное оживление, все дико размахивали флагами и плакатами с символикой "Фотинайнерс"...  Все фонарные столбы и окна были заняты фанатами. На каждой телефонной будке, на крыше каждого автомобиля стояли радостные болельщики... Я не мог дышать от переполнявших меня эмоций. Ничего подобного я не испытывал раньше. Я не мог сдерживать слезы почти весь день. Это была сказка наяву".




Уолш был впечатлен не меньше.

"Я видел вокруг молодых людей и стариков, больших и маленьких, темнокожих и азиатов, - вспоминал Билл, - Перед нашими глазами был срез всего общества города, нас всех объединяла радость. Руководители корпораций обнимались и кричали в унисон с мелкими клерками. Через людей словно проходил электрический ток и заряжал нас энергией".

Когда процессия достигла Сити-холл, команду встретил мэр Сан-Франциско. В руках он держал символические ключи от города, которые торжественно вручил Биллу Уолшу. В этот момент ликование горожан достигло апогея.

Вот один из вопросов, который звучал в море из полумиллиона радостных болельщиков команды.

ЧТО СОТВОРИЛ УОЛШ?

FatGuy
SirMichael написал: Ещё немного, ещё чуть-чуть, и догоним спортсру
А разве еще не перегнали?)
rotoz
SirMichael написал: sigr76 написал: Ну а потом и перегоним) Вот этого и жду. А то задолбало счетчик блогов на спортсе проверять
Эксклюзив только у нас )
SirMichael
sigr76 написал: Ну а потом и перегоним)
Вот этого и жду. А то задолбало счетчик блогов на спортсе проверять :(
Stevin
супер
sigr76
SirMichael написал: Ещё немного, ещё чуть-чуть, и догоним спортсру
Ну а потом и перегоним)
SirMichael
Ещё немного, ещё чуть-чуть, и догоним спортсру