NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 22



Блог Game of Endzones продолжает публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ». Сегодня на очереди двадцать вторая глава, из которой мы узнаем о проблемах Эдди ДиБартоло в связи с возникновением еще одной профессиональной футбольной лиги; посмотрим на процесс усиления состава «Фотинайнерс» и увидим, чем закончился сезон 1983 года для команды Билла Уолша.


Глава 22: Серьезный бизнес

 

Каждый раз, когда Билл Уолш возвращался к событиям кризиса после сезона 1982 года, он выражал благодарность Эдди ДиБартоло за поддержку и понимание. К тому времени у них сложилось полное взаимопонимание по работе с командой. За исключением эпизода с продлением контрактов Монтаны и Кларка, у них не было разногласий, все вопросы решались четко и быстро. Эдди иногда позволял себе критику тренера (в приватных разговорах с друзьями он сетовал, что Билл иногда кажется не таким умным как казалось), но публично всегда выражал уважение и поддержку Уолшу. Такое отношение к тренеру он еще раз показал в мае 1983 года, когда продлил контракт Билла и официально утвердил его на посту президента «Фотинайнерс». Этот пост ранее разнимал сам Эдди, а для Уолша такое назначение не повлекло каких-либо серьезных изменений в обязанностях. ДиБартоло-младший с этого времени стал председателем Совета директоров франшизы.

Помимо укрепления морального духа Уолша и публичной поддержки тренера, еще одним стимулом для продления контракта для Эдди стали сложности в его отношениях с владельцами остальных двадцати семи команд лиги. Ситуацию с популярным и уважаемым в футболе Уолшем владелец «Фотинайнерс» использовал, чтобы отвлечь нежелательное внимание Национальной футбольной лиги от связи семьи ДиБартоло с другими профессиональными спортивными лигами.

Камнем преткновения стало создание USFL, Футбольной лиги США, которая заявила о себе, как о конкуренте монополии НФЛ. В соответствие с бизнес-планом новой лиги, ее чемпионат должен был проводиться весной и первый сезон стартовал в марте с участие франшиз из Лос-Анджелеса, Окленда, Тампы, Денвера, Детройта, Филадельфии, Бостона, Бирмингема, Финикса, Мемфиса, Чикаго и Нью-Джерси. Хотя прямая конкуренция между лигами отсутствовала (сезоны не совпадали по времени и лиги не отбирали аудиторию друг у друга), обе организации вступили в жесткое противостояние за привлечение в свои ряды футболистов. Футбольная лига США начала агрессивную компанию по вербовке ветеранов НФЛ и новичков из НСАА, заманивая их зарплатой, намного превышающей средний уровень. По сути, такая яростная конкуренция создала прообраз современного рынка свободных агентов, а команды НФЛ испытали проблемы с комплектованием на протяжении следующих двух лет.




«Фотинайнерс» потеряли в этой схватке трех ветеранов, которые выбрали USFL, но смогли удержать некоторых игроков исключительно благодаря Эдди. Другие команды НФЛ потеряли еще больше футболистов. Этот процесс мгновенно отразился на размере окладов футболистов НФЛ, такого результата не дала даже прошлогодняя забастовка.

Такие масштабные финансовые последствия от появления конкурента подрывало деятельность всех франшиз, но Национальная футбольная лига могла реагировать на происходящее в условиях жестких ограничений. К тому времени лига уже погрязла в изнурительном антимонопольном процессе по иску владельца «Рэйдерс» Эла Дэвиса, который попытался перевезти франшизу из Окленда в Лос-Анджелес. Любая попытка НФЛ подавить конкуренцию со стороны USFL гарантированно вела к еще одному судебному процессу. Однако главный удар по НФЛ нанесла семья ДиБартоло, обозначившая интерес к расширению USFL в следующем году.

Одной из новых франшиз USFL должны были стать «Питтсбург Маулерс» и пресса мгновенно раскопала доказательства, что команду собирается приобрести ДиБартоло-старший. Его корпорация уже владела командой НХЛ и хоккейным стадионом в Питтсбурге, франшизой в соккер-лиге. Наличие собственной кабельной сети телевидения позволяло ДиБартоло-старшему распространить влияние USFL на огромный рынок потребителей.

Владельцы команд НФЛ рассматривали такую экспансию семьи ДиБартоло как «вопиющий конфликт интересов» и срывали свое недовольство на Эдди. Негативная реакция лиги оказалась настолько сильной, что Эдди пришлось дважды лично посетить совет владельцев франшиз в марте и мае 1983 года. В компании со своими адвокатами, владелец «Фотинайнерс» пытался убедить лигу, что футбольные команды из Сан-Франциско и Питтсбурга представляют собой совершенно отдельные организации. По словам Эдди, полное разделение функций управления этими франшизами делало любой конфликт интересов невозможным.

Доводы Эдди не убедили его партнеров по Совету, вторая встреча неоднократно прерывалась гневными перепалками, а владелец «Фотинайнерс» был награжден таким эпитетом как «избалованный богатый ребенок, который не понимает, что делает его задница». По итогам обсуждения Совет одобрил письмо на имя комиссионера НФЛ Пита Розелла, в котором предлагалось создать комитет из некоторых владельцев франшиз и генеральных менеджеров, чтобы разобраться в ситуации и разработать ответные меры. Этот комитет проработает до октября и представит свои рекомендации на осеннюю встречу владельцев команд.

Со своей стороны, Эдди согласился поговорить с отцом и постараться убедить его воздержаться от участия в USFL, однако выразил сомнение, что ему удастся повлиять на ситуацию.

«Что я могу сделать? – задавался Эдди вопросом на пресс-конференции, - Мой отец всю жизнь добивался успехов в бизнесе. Как вы думаете, что могу я сказать ему?»



 

Тем временем, новый президент «Фотинайнерс» вернулся на работу в офис на Невада-стрит, 711. Уолш вышел из эмоционального кризиса и с новыми силами настраивался на сезон. Для себя Билл нашел новую мотивацию: доказав Полу Брауну его ошибку, сейчас Уолш пытался сделать возрождение после краха 1982 года главной движущей силой своей карьеры. В конце концов он добьется поставленной цели.

Этот процесс начался с восстановления команды, и на первом этапе Уолш сосредоточился на обновлении тренерского штаба. В общей сложности, пока Билл предавался унынию, из команды ушли три помощника главного тренера, а весной 1983 года он потерял и четвертого – Сэм Виши, которого Уолш планировал удержать любой ценой, принял предложение стать главным тренером в университете Индианы. Билл искренне желал удачи другу и дал благословение Сэму на новую работу. Виши стал первым из многих успешных тренеров, которым Уолш дал путевку в жизнь.

Чтобы заменить Виши на посту тренера квотербеков Уолш нанял Пола Хакетта, который раньше работал ассистентом в Кливленде. Билл познакомился с ним через своего друга Майка Уайта, с которым Хакетт сотрудничал в университете Калифорния. Как ни странно, Хакетт был главным конкурентом Уолша на пост главного тренера Стэнфорда в 1976 году.

«Пол Хакетт очень похож на Сэма Виши во многих отношениях, - объяснял Билл, - Он предпочитал работать стремительно и агрессивно, у него было много амбиций. Кроме того, Пол обладал отличными знаниями теории футбола, он умел полностью погружаться в работу. Я никогда не встречал человека, настолько живущего футболом».




Наиболее значимым из тренерских перестановок в межсезонье стало решение перевести Джорджа Сайферта из тренера дифенсив-эндов на должность координатора защиты. Фиаско в прошлогоднем матче с «Сан-Диего», когда Дэн Фоутс разорвал оборону «Фотинайнерс» на мелкие части, убедило Уолша, что команде стоит сделать акцент на защите от пасового нападения. Хотя Сайферт всего два года работал тренером НФЛ, в его способности осуществить трансформацию защиты Билл не сомневался.

«Джордж отлично умел ставить конкретные задачи, - вспоминал Уолш, - Он обладал блестящим умом, был хорошо организован. Сайферт всегда отличался уникальной способностью наладить технические аспекты игры. Он не слишком быстро принимал решения, но славился требовательностью к игрокам. Его умения добиваться поставленных целей быстро заслужило уважение игроков. Джордж был готов работать круглыми сутками, объединяя классические схемы игры обороны с новыми разнообразными идеями. Сайферт постоянно шел на шаг впереди остальных коллег».

После кадровых перестановок с тренерами Уолш занялся пополнением состава команды талантливыми игроками. Его главным приоритетом на межсезонье стал поиск раннинг-бэков. После ухода из «Фотинайнерс» Пола Хофера на этой позиции не оказалось надежного игрока, поэтому в сезоне 1982 года попытки запустить выносную игру раз за разом оказывались неудачными. Когда сопернику удавалось остановить пасовую игру «Фотинайнерс», подопечным Уолша не удавалось перестроиться и проходить поле по земле. Также команде требовались талантливые раннинг-бэки, чтобы в заключительной четверти «убивать» время до конца матча без риска потерять мяч.

Для того чтобы заполнить брешь на этой позиции, Уолш в очередной  раз разыграл изящную комбинацию на драфте. Он знал, что пик первого раунда «Фотинайнерс», полученный от «Сан-Диего» в обмен на Фрэда Дина, не позволит выбрать нужного игрока из первых номеров списка. Поэтому за пару недель до драфта он совершил обратную сделку с «Чарджерс» - обменял пик в первом раунде на два пика «Сан-Диего» во втором раунде драфта. Затем, один из полученных пиков второго раунда Уолш использовал для сделки с соперником по дивизиону «Лос-Анджелес Рэмс».

«Рэмс» имели второй общий пик в первом раунде и планировали использовать его на Эрика Дикерсона из Южного методистского университета. Большинство аналитиков считали Дикерсона лучшим игроком драфта 1983 года. В составе «Рэмс» уже играл один отличный раннинг-бэк Уэнделл Тайлер, который дважды набирал более 1000 ярдов за сезон. При этом, Тайлер добился такого успеха после ужасных травм, полученных в автокатастрофе четыре года назад, и заслуженно стал любимцем публики. Для того чтобы избежать проблем с продолжением карьеры Тайлера, «Рэмс» планировали избавиться от него до приобретения Дикерсона.

У «Рэмс» в этом году появился новый генеральный менеджер, который заблуждался о способности Тайлера резко усилить выносную игру «Фотинайнерс». Были и другие команды, проявлявшие интерес к Уэнделлу, но «Фотинайнерс» провели самую агрессивную компанию. Джон МакВэй провел большую часть переговоров, а Билл приехал на заключительную стадию оформления сделки. Итог обмена был оглашен в день начала драфта. «Фотинайнерс» отдали пики второго и четвертого раундов, а получили Тайлера, посредственного дифенсив-энда для тренировочных сборов и пик в третьем раунде драфта.

Оценивая результат сделки, Уолш назовет ее «легкой кражей».

«Уэнделл иногда допускал фамблы, - вспоминал позже Билл, - Но он дал нашему нападению взрывную скорость на выносе, которую мы прежде не имели. Тайлер был одним из самых быстрых раннинг-бэков, которых я когда-либо видел. Он умел играть на блоке и даже сделал несколько отличных приемов мяча».

За два года игры за «Фотинайнерс» Тайлер установит рекорд команды по выносным ярдам за сезон.




Получив желаемое усиление, Уолш решил использовать оставшийся пик второго раунда на выбор еще одного раннинг-бэка. Билл строил систему нападения «Фотинайнерс» отличную от популярной в те годы спрэд-формации (без тайтэнда и с минимальных количеством бэков). Поэтому тренеру были нужны два бэка с универсальными навыками, чтобы использовать их на каждом дауне. Он понимал, что с набором из двух бегущих игроков нападение «Фотинайнерс» обретет идеальную симметричность и заметно увеличит возможное количество вариантов для комбинаций. Его вторым выбором на эту позицию стал Роджер Крейг, выпускник университета Небраска, который также являлся предметом охоты для большинства команд НФЛ. Крейг отлично провел дебютный сезон в НСАА, набрал больше 1000 выносных ярдов на позиции тэйлбэка. Год спустя он перешел на позицию фуллбэка, чтобы освободить место для Майка Розье, потенциального игрока уровня Всех Звезд НСАА.

Крейг обладал достаточным весом (228 фунтов) чтобы отрабатывать на блоках, но при этом отличался неплохой скоростью, и в межсезонье принимал участие в соревнованиях по бегу с препятствиями.

Все эти навыки устраивали Уолша, но он не знал, способен ли Крейг принимать пасы. Для раннинг-бэков в системе нападения «Фотинайнерс» этот элемент был крайне важен. За четыре сезона в Небраске Крейг поймал в общей сложности 16 пасов, из них восемь в последний год обучения, когда его команда стала использовать бэков для пасовых комбинаций.

Пол Хакетт получил задачу выяснить, насколько Крейг эффективен на приеме пасов. Он много раз просмотрел все доступные записи о студенческой карьере Крейга, но так и не пришел к однозначному выводу. Тем не менее, Хакетт дал превосходную оценку новичку, как и скауты «Фотинайнерс». Уолш выбрал Крейга под 49 общим пиком, и Роджер стал шестым раннинг-бэком, выбранным на тот момент командами НФЛ. Крейг сразу понял, какую игру от него ждет команда. С первого дня тренировок он развивал навыки игры в пасовом нападении, отрабатывал под сотню приемов за день и быстро вписался в систему нападения Уолша.

В течение первых трех лет Крейг станет первым игроков в истории НФЛ, который сможет набрать за один сезон более 1000 ярдов как выносом, так и пасом.

«Крейг был лучшим бэком в профессиональном футболе со времен Хью МакЭллени, - вспоминал Уолш, - Он мог делать абсолютно все. Роджер отлично принимал пасы, великолепно играл на выносе, превосходно играл на блоке и отличался эмоциональным настроем на каждый матч. Я думаю, это лучший раннинг-бэк, которого я когда-либо тренировал».




Появление Крейга в составе «Фотинайнерс» добавит еще один элемент в систему нападения Уолша, которого не было ранее. Уолш начал тренировочные сборы  с перестроения команды под новые схемы игры в бэкфилде. Только некоторым фигурам из ростера «Фотинайнерс» нашлось место в обновленном списке.

Первым делом Уолш занялся проблемой тайтэндов. В прошлом сезоне на этой позиции поочередно использовались Расс Фрэнсис и Чарли Янг. Нередко в стартовом составе выходил один из них, а заканчивал игру второй. Это постоянно создавало ситуацию взаимных обид, оба игрока откровенно не ладили друг с другом.

«Иногда это напоминало соперничество двух девиц в купальниках, - вспоминал Уолш, - Нужно было решить проблему и оставить только одного основного тайтэнда».   

Признавая, что Фрэнсис обладал лучшими качествами для этой позиции, Билл попросил Янга смириться и принять роль запасного тайтэнда. Чарли, у которого истек срок предыдущего контракта и который планировал перезаключить его на новых условиях, отверг предложение тренера. Он считал, что превосходит Фрэнсиса на тренировках и заслуживает место в стартовом составе.

«Билл хотел, чтобы я смирился и отдал место Рассу Фрэнсису, – объяснял Янг, - Я не думаю, что это был правильный путь для «Фотинайнерс». Он хотел, чтобы я без борьбы сел на скамейку запасных, хотя я играл лучше».

Вместо этого Янг напомнил Уолшу, что когда он впервые пришел в команду, тренер пообещал ему, что в случае спорных вопросов спокойно отпустит игрока. Сейчас Чарли попросил выполнить обещание, а Биллу оставалось держать слово. Тренеру пришлось позволить Янгу уйти и искать шанс продолжить карьеру в другой команде.

Уход Янга оставил Уолша с одним тайтэндом, Рассом Фрнэсисом, который на одной из тренировок вместо выхода на поле сел в личный самолет «Мустанг П-51» и развлекался, пугая партнеров по команде рискованными трюками.

«Расс доставлял хлопот Уолшу больше, чем кто-либо другой, - вспоминал один из сотрудников команды, - Он никогда не относился к тренировкам серьезно. Он мог часами стоять на поле и наблюдать за самолетами, взлетающими с соседней авиабазы. Мы не могли контролировать его, а Билл всегда испытывал проблемы с вещами, которые не мог контролировать. Если бы Расс не был настолько эффективен на поле, Уолш отчислил бы его не задумываясь».

С другой стороны, Уолш считал Фрэнсиса своеобразным маскотом команды.

«В лице Расса я получил парня, которого мог безнаказанно дразнить и высмеивать перед остальными игроками, - объяснял тренер, - Я смеялся, он смеялся, все смеялись. Он спокойно реагировал на шутки и поддерживал их. Для команды Фрэнсис стал источником юмора. Даже если он сделал глупый поступок, через час сам будет смеяться над ним с командой».

Самая запоминающаяся из «слегка сумасшедших» выходок Фрэнсиса  произошла в офисе Уолша. Тренер долго терпел повышенный тон Расса, а затем заявил, что если бы мама тайтэнда лучше контролировала сына в детстве, тот не вырос бы таким неуправляемым. Это замечание вывело Фрэнсиса из себя. Билл сидел за столом, заваленным бумагами, и Расс в порыве гнева встал и поднял стол за один край, намереваясь просто сдвинуть макулатуру в сторону тренера. Расс не удержал стол и опрокинул его на Уолша. Билл упал со стула, бумаги накрыли его с головой, а опрокинутый стол прижал его к стене. Тренер начал кричать на игрока, чтобы тот помог ему освободиться, но Расс в ярости выбежал из офиса. Он остановился у стола секретарши и заявил, что Уолш нуждается в ее помощи.




Своеобразно решив дилемму с тайтэндами, Уолш приступил к проблеме с левым тэклом. Бабба Пэрис отправился от травмы колена и получил место в стартовом составе, но вопрос о поддержании требуемого веса оставался нерешенным. Пару раз игрок сбрасывал вес до 290 фунтов, но вновь быстро набирал 300. Пэрис послушно показывал тренерам подносы с едой, чтобы все убедились, что он не ест слишком много. Но перед самым комендантским часом он тайком пробирался к местному кафе, чтобы купить огромную пиццу и пару литров колы. Когда «Фотинайнерс» покидали тренировочный лагерь, горничная обнаружила в комнате Пэриса горы куриных костей, спрятанных в шкафу для одежды. Так как вес игрока при взвешивании держался в пределах 300 фунтов, Уолш  считал, что Бабба может держать себя в руках. Однако при очередном взвешивании тренер заметил, что весы стоят рядом с деревянными ящиками из-под бутылок с колой. Каждый раз вставая на весы, Пэрис тайком опирался локтем на ящик. Как только Уолш убрал весы к другой стене комнаты, вес тэкла «внезапно» вернулся к 325 фунтам!

Тем не менее, тренер по-прежнему считал Пэриса лучшим вариантом на позицию левого тэкла. Следующие несколько лет Бабба будет играть на приличном уровне, пока проблема с ожирением не вынудит его завершить карьеру.

В целом Уолш чувствовал себя уверенно перед сезоном 1983 года и считал, что «Фотинайнерс» представляют из себя неплохую команду. В линии нападения появились четыре новых игрока стартового состава, еще три – в линии защиты, а десяток талантливых резервистов создавали надежный тыл.

 

Спустя десятилетие после эпохи Уолша в Сан-Франциско, Ронни Лотта попросили дать описание «Фотинайнерс» тех лет. Команду 1981 года он сравнил с младенцем, который требовал постоянного внимания и поддержки главного тренера. Состав 1983 года Лотт представил в виде подростка, который уже может самостоятельно стоять на ногах и не требует постоянной отеческой заботы. В то же время, команда 1983 года обладала характерными недостатками подростка, могла временами выглядеть не по годам взрослой и опытной, но также легко могла скатиться до хаоса и непредсказуемости. На одну неделю «Фотинайнерс» могли выглядеть покорителями мира, а уже на следующей неделе допускали детские ошибки, характерные для школьных коллективов. Никогда нельзя было заранее знать, каких «Фотинайнерс» вы увидите на поле.

Уолш начал чемпионат с поражения от «Филадельфии», посредственной команды, которая до конца сезона сможет выиграть только четыре матча. Любопытно, что нападение «Фотинайнерс» отлично провело последний драйв и в самой концовке игры заработало победный тачдаун. Однако рефери быстро охладил радость гостей - холдинг в нападении и «Филадельфия» смогла спасти игру.

Затем команда Уолша провела серию из семи матчей, в которых проиграла всего один раз. Это поражение, как и в прошлом году, вновь пришлось на игру с «Рэмс». На переполненном Кендлстик-парк «Фотинайнерс» отчаянно пытались отыграться, но на последних секундах заблокированный филд-гол не позволил хозяевам сравнять счет. Последняя победа в этой семиматчевой серии стала реваншем с «Рэмс», перед началом игры обе команды делили первое место в дивизионе с показателем 5-2. «Фотинайнерс» начали матч медленно и долгое время не могли показать в нападении ничего вразумительного. Игра выносом вообще провалилась с треском, раннинг-бэки набрали меньше ярдов, чем в любой предыдущей игре. Чтобы рассчитывать на победу, команде нужно было надеяться на удачную игру Монтаны. Джо не подвел партнеров, он набрал более 350 пасовых ярдов, что стало вторым показателем в его карьере. Проигрывая 14-21 в начале третьей четверти, он отдал бесподобный пас на Фрэдди Соломона, который поймал мяч через половину поля, но получил травму во время эффектного прыжка. Соломона заменил Ренальдо Нехемиа, который провел лучший матч в карьере. В первой же комбинации Нехемиа поймал пас на 12 ярдов, но не смог добежать до зачетной зоны. «Фотинайнерс» застряли в пяти ярдах от цели, и Вершинг филд-голом сделал счет 17-21.

Нападение «Рэмс» ответило тачдауном, увеличив разницу в счете до 11 очков. Однако Монтана показывал выдающийся футбол. На следующем драйве в самые нужные моменты Джо отдал несколько хороших пасов на Нехемию – сперва на девять ярдов третьего дауна, а затем на 27 ярдов, после которых «Фотинайнерс» дошли до отметки 11 ярдов до зачетной зоны соперника. После двух непойманных пасов на тайтэнда, на третьем дауне Уолш вновь назначил комбинацию с пасом на Нехемию. Монтана был точен и после тачдауна счет стал 24-28.

Защита «Фотинайнерс» вновь не смогла удержать поле, «Рэмс» быстро занесли очередной тачдаун и повели 35-24. После этого успеха на бровке «Рэмс» царил настоящий праздник, никто не сомневался в победе. По словам обозревателя одной из газет, игроки «Фотинайнес» выглядели «как сломленная команда».

«Игроки «Рэмс» испытывали эйфорию, - вспоминал Рэнди Кросс, - Они обнимались и обсуждали, куда пойдут отмечать победу после игры».

Однако Монтана ответил быстрым тачдауном. После очередного короткого паса на Нехемию, Уолш выпустил на поле самую скоростную формацию для игры в глубине поля. Нападающие растянули защиту «Рэмс» и создали открытый коридор в центре поля. Дуайт Кларк вырвался в освободившуюся зону и поймал пас на 47 ярдов в тачдаун, 31-35.




В самый ответственный момент матча наконец ожила защита «Фотинайнерс». Нападение хозяев начинало атаку с отметки 8 ярдов и квотербек «Рэмс» пытался найти выход из трудного положения. Однако Пиви Борд  завалил квотербека в энд-зон, выбил мяч из его рук и сам накрыл его. Неожиданный тачдаун защиты позволил гостям первый раз в матче выйти вперед за 6:40 до конца игры, 38-35. На следующем драйве «Рэмс» лайнбекер гостей Вилли Харпер перехватил мяч и пробежал с ним до отметки 4 ярда до зачетной зоны соперника. Еще один тачдаун, «Фотинайнерс» выиграли матч со счетом 45-35 и вышли на первое место в дивизионе. По словам журналиста «Кроникл», в раздевалке «Фотинайнерс» царило необыкновенное воодушевление, напоминавшее славные времена победы в Супербоуле.

Эдди присоединился к празднованию, обнимая всех по очереди. Накануне он получил отчет лиги о конфликте интересов, из которого следовало, что если отец не избавится от франшизы в USFL, то Эдди придется продать «Фотинайнерс». Но ДиБартоло-младший уже давно дал понять, что не собирается никогда расставаться с любимым детищем.

«Никто не заставит меня продать команду, - утверждал Эдди, - Лига не может позволить себе еще один громкий судебный процесс, а я могу. Хватит упоминать про этот гребаный конфликт интересов. Это просто смешно».

Восторг от эффектной победы над «Рэмс» позволял Эдди рассчитывать на успех в противостоянии с лигой. Его команда вновь рассматривалась как претендент на победу в Супербоуле.  Его парни пришли в себя после неудачного сезона и прониклись духом победы.

«Я недооценивал характер нашей команды, - рассказывал Уолш на пресс-конференции, - Мне приятно разделить радость такой победы. Мы снова в седле, показываем волю к победе. От таких матчей я просто теряю дар речи».

Тем не менее, команду Билла быстро опустили на землю. Они проиграли четыре из пяти следующих матчей, а два поражения были особенно катастрофическими.

Первым из таких матчей стала домашняя игра против «Майами». Ронни Лотт, возможно, провел худший матч в карьере, проиграл все единоборства и пропустил через свою зону два тачдауна. В конце матча Лотт допустил пасс-интерфиренс после паса на 44 ярда, что позволило сопернику забить филд-гол в середине заключительной четверти и выйти вперед 20-17. «Фотинайнерс» удачно начали последний драйв и прошли половину поля благодаря эффективным розыгрышам Роджера Крейга. На отметке 21 ярд до зачетной зоны соперника Крейг вновь получил мяч, но допустил фамбл, который за 1:12 до конца игры подобрали защитники. Игра была закончена. В раздевалке все молчали, а Эдди не спешил с объятиями к игрокам. Вместо этого, он сорвал телефон со стены и запустил им в Крейга.




Уолш вышел на пресс-конференцию с вымученной улыбкой. Один из журналистов так описал происходившее: «На его бледном лице была видна скромная улыбка, но его образ напоминал человека, которому в разгар пикника неожиданно упала на голову крыша садовой беседки. Он улыбался, пытаясь ослепить нас безупречной белизной зубов… Билл заявил, что его команда провела хороший матч и не стоит волноваться из-за досадного поражения. Когда его спросили о причинах неудачной игры на фирменных комбинациях, улыбка исчезла с лица тренера. Он подумал пару секунд и сказал: «Парни, вы рассуждаете слишком приземленно… Это поражение еще не означает провал сезона».

Через две недели Уолша ждало еще одно сокрушительное поражение. «Фотинайнерс» играли на выезде против «Фэлконс», которые были на спаде и, в итоге, закончили сезон с семью победами.

Перед самым перерывом «Фотинайнерс» вели 14-7 и проводили еще один удачный драйв, когда случилось событие, повлиявшее на исход матча. Уолш назначил комбинацию, при которой Нехемиа должен был выполнить прямой маршрут на 20-25 ярдов. Ресивер поймал мяч, сделал еще два шага, а затем получил удар шлемом в подбородок от защитника хозяев. Нехемиа выронил мяч и рухнул на газон, потеряв сознание. Расс Фрэнсис находился рядом и мог легко подобрать мяч, но вместо этого подбежал к Ренальдо. Нехемиа лежал на земле и не подавал признаков жизни. Джо Монтана позже вспоминал, что это столкновение было одним из самых страшных моментов, которые он видел за карьеру. Игрок «Атланты» подобрал фамбл и вернул его в тачдаун, а Нехемиа покинул поле на носилках. Ренальдо никогда не сможет вновь заиграть в прежнюю силу и после следующего сезона закончит карьеру.

Тем не менее, казалось что «Фотинайнерс» смогут выиграть. Счет был 24-21 в пользу гостей, когда у «Атланты» оставалось время только на одну комбинацию со своей половины поля. Квотербек хозяев бросил «Хэйл Мэри» в зачетную зону гостей. Лайнбекер «Фотинайнерс» Кина Тернер имел возможность легко сбить мяч и закончить игру, но внезапно перед ним выросли руки ресивера «Атланты». Уолш позже рассказывал, что на видеозаписи видно, как ресивер коснулся коленом земли в дюймах от линии зачетной зоны. Однако судьи засчитали тачдаун, победа «Атланты» 28-24.




«Не могу вспомнить, чтобы я был настолько оглушен и опустошен таким исходом, – вспоминал Уолш, - Когда мы вернулись в раздевалку, я не знал, что сказать игрокам. Не имело смысла искать конкретных виновников поражения, нужно было просто пережить черный день. Эдди спустился к нам. Он выглядел ужасно огорченным и хотел выплеснуть свое разочарование на игроков. Но все находились в таком шоке, что не обращали на него внимание».

Следующее поражение «Фотинайнерс» потерпели в условиях ледяного поля в Чикаго. Теперь команда имела показатель 7-6 и, как рассуждали журналисты, не выглядела претендентом на Супербоул. Однако «Фотинайнерс» не собирались хоронить сезон и ответили двумя победами подряд. Оставалась одна игра – дома против «Даллас Коубойс». Этот матч проходил в понедельник в рамках Monday Night Football и должен был определить судьбу команды: победа приносила «Фотинайнерс» первое место в дивизионе и выход в плэй-офф; поражение означало окончание сезона. Сомневающихся в успехе команды Уолша было предостаточно.

«Парни из «Фотинайнерс» не выглядят фаворитами игры, - заметил один из комментаторов матча, - «Фотинайнерс» уже не раз показывали нам, что теряются в поединках с жесткими, атлетичными командами. Они заработали репутацию как команда, которая убивает себя».

Но все сомнения пропали с первой секундой игры. По словам Уолша, «Фотинайнерс» даже не заметили присутствия на поле команды гостей. В игре, которая была омрачена травмой колена Дуайта Кларка, не позволившей ему продолжить сезон, «Фотинайнерс» раздавили соперника со счетом 42-17. Команда финишировала с показателем 10-6, выиграла дивизион, вышла в плэй-офф, а матч против «Далласа» стал отсчетом уникальной серии в истории НФЛ. С этого момента на протяжении пятнадцати лет подряд «Фотинайнерс» будут выступать не хуже показателя 10-6 в регулярном сезоне и только один раз не попадут в плэй-офф. Таким достижением не могла похвастаться ни одна франшиза лиги. Уолш будет вспоминать игру с «Далласом» как день, «когда все увидели, что мы вернулись».

После игры пресс-центр на Кэндлстик-парк был переполнен журналистами. Один репортер отметил, что «Уолш вышел к трибуне и смотрел на нас, словно император на нелояльных подданных». На следующий день он опубликовал статью под заголовком «Уолш наслаждается часом расплаты».

«Вы удивлены таким результатом?» - последовал первый вопрос Уолшу.

Билл отрицал какое-либо удивление и даже казался обиженным таким вопросом. Он настаивал, что «Фотинайнерс» хорошая команда и показала свою обычную игру.

«Я знаю, что некоторые из присутствующих журналистов пророчили нам ужасный сезон, - не смог удержаться Уолш, - Надеюсь, мы не сильно расстроили их этой победой».

Собравшиеся журналисты ожидали чего-то более жизнерадостного и беззаботного от тренера победителей, поэтому его кислые реплики и обиженный тон вызвали тишину в переполненном зале. Увидев такую реакцию и не дожидаясь следующего вопроса, Уолш демонстративно покинул пресс-конференцию.

 

Уолш переживал, что только победа в Супербоуле может стать подлинным искуплением неудач прошлого сезона.

«Мне требовалось доказать, что первый выигранный Супербоул не был результатом счастливой случайности», - объяснял тренер. Эту точку зрения разделял Эдди ДиБартоло. Нестабильность «Фотинайнерс» по ходу регулярного чемпионата, казалось, не давала оснований для таких стремлений. Команде повезло выжить в первой игре плэй-офф против «Детройта», когда кикер соперника поскользнулся на мокром газоне Кэндлстик-парк и упустил шанс принести победу при реализации филд-гола с 43 ярдов. Победа «Фотинайнерс» со счетом 24-23 принесла болельщикам радость, но не чувство уверенности в силе команды.

Случайная или закономерная победа, но «Фотинайнерс» на следующей неделе вылетели в Вашингтон, чтобы провести с «Рэдскинс» матч за звание чемпиона Национальной футбольной конференции. До выхода в Супербоул оставалась всего одна победа.

«Вашингтон» в прошлом сезоне выиграл Супербоул и считался явным фаворитом предстоящего матча.

«Пресса восточного побережья уже приветствовала их как одну из величайших команд всех времен, - вспоминал Уолш, - Они доминировали в каждом матче против любой команды".

На пресс-конференции перед игрой Уолш болезненно реагировал на журналистов, которые спрашивали, как его команда может справиться с могучими «Рэдскинс».

«Наши игроки тоже имеют историю побед, - ощетинился Уолш, - Мы выиграли Супербоул. Насколько я помню, мы тогда тоже считались аутсайдерами. Мы не собираемся заранее сдаваться».

Второй блок вопросов, которые волновали журналистов перед игрой, касались конфликта Эдди и НФЛ. На эти вопросы отвечал представитель владельца команды, который настаивал на том, что ДиБартоло не причастны к конфликту интересов, что Эдди не будет продавать команду и никто не заставит его пойти на такой шаг. В заключение журналистам  было предложено оставить эту тему и сосредоточиться на предстоящем матче за звание чемпиона конференции.

Игра проходила на вязком поле при температуре чуть выше нуля градусов. Билл упомянул перед матчем, что его команда должна играть идеально, чтобы рассчитывать на победу. Первая половина матча, казалось, подтверждала его слова. «Фотинайнерс» неплохо атаковали, но допускали досадные ошибки на решающих даунах.

«Дело не в том, что мы были расслаблены или слишком напряжены, - вспоминал Монтана, - Просто наши игроки пару раз ошиблись на приеме длинных пасов, которые позволили бы нам набрать очки".

Тем не менее, к перерыву «Рэдскинс» вели со счетом 7-0. В третьей четверти показалось, что «Фотинайнерс» начали сдавать. Сперва Фрэдди Соломон допустил фамбл на отметке своих 36 ярдов и хозяева быстро прошли короткий участок поля. На этом драйве самым заметным эпизодом стало первое из серии нарушений, которые заработали защитники гостей. Ронни Лотт вцепился в ресивера «Рэдскинс» и в конечном счете заработал пасс-интерфиренс. Лотт набросился на судью, убеждая, что не он нарушал правила, а нападающий ударил его по рукам. Однако судья дал автоматический первый даун хозяевам, которые получили мяч на отметке 6 ярдов перед зачетной зоной. Три комбинации понадобилось нападению «Вашингтона» чтобы сделать счет 14-0.

На следующем драйве гости застряли на своей половине поля и пробили пант. «Вашингтон» начинал атаку со своих 30 ярдов.

«К сожалению, они прочитали все прикрытия нашей защиты, - вспоминал Билл, - Последовал глубокий пас на 70 ярдов, который закончился тачдауном».

Счет стал 21-0 в пользу хозяев за минуту до конца третьей четверти. «Фотинайнерс» оказались в критической ситуации.




«Болельщики сходили с ума от счастья, местный оркестр несколько раз подряд заводил гимн «Hail to the Redskins», который подхватывал весь стадион, - вспоминал Джо Монтана, - Нам оставалось опустить руки и закончить сезон или попытаться найти шанс зацепиться за игру».

То, что удалось найти «Фотинайнерс», оказалось фирменной пасовой игрой и, по словам Монтаны, им удалось «сделать из дерьма конфетку». Используя Соломона и Майка Уилсона, который заменил травмированного Дуайта Кларка, «Фотинайнерс» на следующем драйве прошли 79 ярдов за девять комбинаций и набрали первые 7 очков в самом начале заключительной четверти. «Рэдскинс» попытались ответить своей атакой, но остановились на отметке 24 ярда перед зачетной зоной соперника и неудачно пробили попытку филд-гола. Во время этого драйва хозяев Уолш на ходу придумал и схематично объяснил Монтане абсолютно новую комбинацию для линии нападения, которую «Фотинайнерс» разыграли после получения мяча. Результатом стал пас Монтаны на Фрэдди Соломона на 76 ярдов, который закончился тачдауном, 14-21.

«Рэдскинс» не смогли пройти дальше пяти ярдов на своем драйве и пробили пант, который гости вернули до центра поля. За четыре комбинации Монтана прошел 53 ярда и «Фотинайнерс» сравняли счет за 7:18 до конца игры.

«Когда одна команда внезапно взрывается и переворачивает ход матча, сопернику крайне сложно удержаться в игре», - объяснял Монтана.

Тем не менее, хозяевам удалась отличная атака. Используя проникающие выносы, они прошли от своей зачетной зоны до отметки 45 ярдов на половине «Фотинайнерс». Затем на втором-и-10 за четыре минуты до конца произошел эпизод, решивший исход матча. Квотербек «Вашингтона» под прессингом отдал пас в сторону бровки и мяч прошел намного выше головы ближайшего ресивера. Настолько высоко, что Билл Уолш позже отметил, что «даже самый высокий игрок «Бостон Селтикс» не достал бы его». Согласно правилам НФЛ, если пас был заведомо недоступен для приема, то штраф за пасс-интерфиренс не применяется. Тем не менее, судья наказал Эрика Райта за помеху ловли мяча.

«Ни один человек на поле не имел возможности достать мяч после паса, - рассказывал Уолш, - Возможно Эрик задел рукой ресивера, но он никак не повлиял на игровой момент».

Результатом спорного решения судьи стало продвижение драйва «Рэдскинс» на 27 ярдов. Теперь мяч находился на отметке 18 ярдов перед зачетной зоной гостей и «Рэдскинс» практически гарантировали себе удачную попытку филд-года. Вопрос заключался в том, останется ли у «Фотинайнерс» время для еще одной атаки.

«Рэдскинс» тянули время выносами, а на третьем-и-5 решили играть пасом. Мяч вновь ушел намного дальше любого игрока и был недоступен для приема, но в это время на другом фланге Ронни Лотт заработал холдинг в ситуации, которая не имела никакого влияния на розыгрыш.

«Мы получили удар под дых, - жаловался Уолш, - Не было никаких оснований, чтобы выбрасывать желтый флаг».

Хозяева получили автоматический первый даун на отметке 5 ярдов до зачетной зоны. Три попытки выноса принесли нападению только один ярд, но за 40 секунд до конца матча «Рэдскинс» забили филд-гол и вышли вперед 24-21. Монтана попытался сделать еще одно чудо, но его первый пас был перехвачен защитником. Игра закончилась победой «Вашингтона», а Монтана позже назвал исход матча «самым жестоким ударом, который команда когда-либо испытывала».

Уолш был взбешен неадекватным судейством, однако отказался комментировать спорные эпизоды на пресс-конференции. В отличие от тренера, Эдди не стал скрывать эмоции и ясно дал понять, что нелепые ошибки рефери вызваны его конфликтом с НФЛ.

«Если лига собиралась наказать меня, то судьи сделали за них всю грязную работу», - заявил Эдди в порыве гнева.

Уолш стоял рядом, протянул руку и похлопал владельца «Фотинайнерс», чтобы успокоить. В этот сложный момент Билл и Эдди выглядели не как представители франшизы, а словно близкие друзья.

 

 

Гнев ДиБартоло по-прежнему давал о себе знать, когда он вернулся в Янгстаун. В тот момент его гнев даже был направлен в сторону Уолша, хотя Билл узнал об этом много лет спустя. Тем не менее, Эдди встретился со своим адвокатом Карменом Полиси и сказал, что Уолш потерял его доверие и мириться с этим невозможно.

«Его нужно было уволить еще год назад, - говорил Эдди, - Теперь пришло время избавиться от невезучего тренера».

ДиБартоло хотел, чтобы Полиси сразу позвонил Уолшу и сообщил об увольнении. Адвокат, неподвластный эмоциям, уговорил Эдди отложить этот вопрос на пару недель. Когда ДиБартоло постепенно успокоился и смирился с мыслью об окончании сезона, он не стал настаивать на немедленном увольнении Уолша. Однако этот случай стал далеко не единственным, когда владелец «Фотинайнерс» открыто выражал недовольство тренером команды и поднимал вопрос о расторжении контракта с Уолшем.

leon.blr
SirMichael написал: Есть карикатура "Белки-истерички". Вот она сюда в качестве иллюстрации просится
Вообще если поразмыслить немного, то ничего удивительно. Иногда в жизни речь идет о вещах на несколько порядков меньшей ценности и то все вокруг начинают себя вести чисто ошалевшие.
sigr76
salcon написал: Спасибо! Сколько всего глав в книге?
29
salcon
Спасибо! Сколько всего глав в книге?
SirMichael
Есть карикатура "Белки-истерички". Вот она сюда в качестве иллюстрации просится :)
leon.blr
К истерящему Уолшу добавился истерящий ди Бартоло! Впрочем тот с первых глав зажигал. :)
Jordan
Отлично! Спасибо!!!