NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 24



Блог Game of Endzones продолжает публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ». Сегодня на очереди двадцать четвертая глава, из которой мы узнаем о матчах плей-офф сезона 1984 года, в которых «Фотинайнерс» не выглядели очевидным фаворитом, однако смогли дойти до Супербоула. В решающем матче чемпионата мы увидим два великих противостояния: Дэн Марино против Джо Монтаны, и Дон Шула против Билла Уолша.


Глава 24: Расплата

 

Отличный сезон подарил «Фотинайнерс» преимущество домашнего поля на всю серию плэй-офф. Если команда успешно преодолевала соперников, то ее ждал Супербоул XIX на Стэнфорд-стэдиум, расположенный в 15 минутах езды к югу от Рэдвуд-сити, где располагался офис франшизы. Первой командой, которая приехала в гости на Кэндлстик-парк, стали «Джайнтс», одолевшие «Рэмс» в матче уайлд-кард. Позже эту игру опишут одним словом – «скучно», хотя начало матча предвещало яркий футбол. «Фотинайнерс» получили мяч для атаки и первой комбинацией Уолш назначил трик-плэй – Монтана отдал короткий пас на Кларка, который отбросил его Соломону для удачной попытки выноса на 13 ярдов. Спустя еще семь розыгрышей и 85 пройденных ярдов, Джо отдал точный пас Кларку в зачетную зону, 7-0. Нападение «Джайнтс» в ответном драйве прошло всего 15 ярдов, а на пятом розыгрыше Лотт сделал перехват. Ронни появился в составе после травмы первый раз за полтора месяца. После перехвата Лотт вернул мяч на отметку 12 ярдов перед зачетной зоной соперника, а спустя две комбинации Фрэнсис поймал пас от Монтаны и сделал счет 14-0. Сыграв всего 7 минут, «Фотинайнерс» получили солидное преимущество.




на фото - тачдаун Расса Фрэнсиса


После такого результативного начала игра успокоилась. Уолш видел, что нападение «Джайнтс» с трудом набирает ярды и сделал ставку на защиту. Первоначальный список комбинаций был оставлен им практически нетронутым, а Монтана начал играть по ситуации. Спокойное развитие событий на поле позволяло Уолшу контролировать ход матча. За матч «Джайнтс» удалось сделать только один тачдаун, несмотря на два перехвата, допущенных Монтаной. Первый перехват Монтана допустил после паса на Кларка. Мяч отлетел от рук ресивера в глубине поля соперника и угодил точно в руки защитника «Джайнтс». Эта потеря мяча закончилась филд-голом гостей. Через пять минут Джо допустил второй перехват, который лайнбекер «Джайнтс» вернул в тачдаун, 14-10. Нападение «Фотинайнерс» сразу ответило своим драйвом – пять розыгрышей, 73 ярда – который закончился пасов в тачдаун на 29 ярдов на Соломона, 21-10.




На этом результативный футбол закончился, команды больше не набрали ни одного очка. У «Фотинайнерс» было несколько возможностей увеличить счет: попытка филд-гола с 23 ярдов была заблокирована; еще одна попытка с той же отметки закончилась промахом; Монтана допустил перехват в рэд-зоун соперника. Однако упущенные шансы не повлияли на исход игры, «Джайнтс» едва могли дойти только до середины поля. Да две минуты до конца матча Эдди стал открывать бутылки шампанского в свое ложе и начал праздновать. Статистика «Фотинайнерс» в этом матче была далеко не впечатляющей. Монтана отдал 25 точных пасов из 39, набрал 309 ярдов, но допустил три перехвата, которые могли стоить команде итоговой победы. Выносная игра «Фотинайнерс» выглядела анемичной - Уэнделл Тайлер набрал всего 35 ярдов за 14 попыток, Роджер Крейг – 34 ярда за 15 попыток. Лучшим игроком на выносе стал…Джо Монтана, который после третьего перехвата стал работать только ногами и набрал 53 ярда по земле. Защиты выглядела намного лучше – шесть сэков (два из них сделал Фрэд Дин), а «Джайнтс» набрали менее 300 ярдов. Несмотря на невыразительную игру, большинство специалистов были убеждены, что «Фотинайнерс» смогут значительно прибавить к следующему матчу. Журналисты, которым на протяжении двух недель перед матчем был запрещен доступ на тренировки команды, окунулись в ликующую атмосферу раздевалки «Фотинайнерс». Почти все вопросы касались бессистемной игры команды, «Сан-Франциско» не выглядели непобедимыми. На следующей неделе на Кэндлстик-парк должен был приехать победитель матча «Вашингтон – Чикаго» и хозяева не считались явным фаворитом предстоящей игры. Большинство игроков соглашались с журналистами, что команде нужно будет приложить максимум усилий, чтобы пройти дальше. «Мне хотелось бы играть с «Вашингтоном», - поделился Эрик Райт, - Но если мы не будем играть лучше, чем сегодня, то мое желание не имеет никакого значения. Мы просто будем наблюдать, как другие парни играют в Супербоуле».   Сомнение в способности команды прибавить сохранялись всю неделю, ведь за последние годы «Фотинайнерс» не раз демонстрировали нестабильную игру. Следующим соперником оказались «Беарс», которые закончили сезон с показателем 10-6. У «Фотинайнерс» имелись давние счеты с «Чикаго». В последний раз команды играли между собой год назад, когда в условиях сильного ветра и мокрого снега на стадионе в Чикаго хозяева выиграли 13-3. Защита «Беарс» позволила сопернику набрать всего три очка, а после изматывающего поединка координатор нападения «Чикаго» Бадди Райан высмеял хваленое нападение гостей, назвав его «предсказуемым». В этом году, после победы в плэй-офф над «Вашингтоном» 23-19, некоторые игроки «Чикаго» публично гарантировали повторение прошлогоднего матча. Они рассказывали, что с нетерпением ждут поездки в Сан-Франциско, чтобы как следует расслабиться после легкой победы. Они не скрывали, что жесткие парни «Беарс» раздавят такую утонченную команду, как «Фотинайнерс». Источников такой веры в успех была их защита «46», которая уничтожала соперников в течение всего сезона. Изобретенная Райаном, которого в Чикаго называли «гением», эта защита, по словам Джо Монтаны, представляла из себя «смешной тип построения». «У них выходило восемь человек на линию скриммиджа, - вспоминал Монтана, - Они путали квотербеков своими перестроениями и забеганиями. Они находились в постоянном движении. Это ставило меня в тупик, ведь я не знал, кто из защитников будет играть блиц, а кто побежит назад для прикрытия ресиверов».




В предыдущей игре команд «Беарс» доминировали над «Фотинайнерс» за счет сильного давления по центру от блицующих лайнбекеров. Такую схему игры команда Уолша не ожидала увидеть. «Защита «Беарс» обладала идеальным сочетанием выдающихся футболистов, играющих в совершенно новом стиле, - вспоминал Билл, - У квотербека соперника просто не было времени, чтобы сделать стойку и отдать подготовленный пас». При подготовке матча Уолш снова закрыл доступ журналистам к тренировкам команды. Это вызвало у представителей газет оживленную дискуссию. «Почему щтаб-квартира «Фотинайнерс» превратилась в закрытую крепость? – спрашивал один из журналистов, - Мне кажется, что Уолш до смерти боится «Беарс»… Ему предстоит доказать, что он в состоянии справиться с обороной «Чикаго». Силу защиты «46» на протяжении всей недели раскручивали не только местные издания Сан-Франциско, но и национальные газеты. Дошло до того, что защиту «Чикаго» стали называть «лучшей в истории лиги». Более того, некоторые «эксперты» утверждали, что «Беарс» не позволят команде Уолша сделать хоть один тачдаун. Со своей стороны, Уолш не испытывал особого страха, но он явно нервничал.




«У него в заднице торчала булавка под названием «Беарс», которую невозможно было вытащить даже грузовиком, - отметил один из игроков «Фотинайнерс». Уолш был настолько встревожен, когда узнал будущего соперника, что даже поменял обычный план подготовки на игру. «Билл действительно выглядел нервным, - вспоминал этот эпизод Кейт Фанхорст, - В понедельник после игры с «Джайнтс» он собрал капитанов линий команды. Как правило, после игры мы получаем выходной, но Уолш настаивал, что из-за важности предстоящей игры он хочет начать тренировки в понедельник. Помощники тренера первыми узнали о планах Билла и утром попросили нас отговорить его от такой затеи. Они хотели сперва получить полноценный план на игру, а не заниматься импровизацией на тренировочном поле. Но также помощники тренера знали требовательность Билла и не рискнули спорить с ним. Поэтому они уговаривали игроков отказаться выходить в понедельник на тренировку. Таким образом, к приходу Уолша мы были подготовлены и вежливо сказали, что не считаем хорошей идеей изменение распорядка занятий команды. Билл послушался нас. На этот раз он принял мудрое решение». Когда во вторник команда вернулась на Невада-стрит, Уолш уже знал, как он собирается преодолевать «46». Во-первых, он хотел укрепить защиту пасового нападения. «Беарс» никогда не играли блиц одновременно с миллд- и внешним лайнбекерами, поэтому на каждом розыгрыше гарды «Фотинайнерс» Рэнди Кросс или Джон Айерс получали задачу держать блиц по центру. Если защита не использовала блиц с миддл-лайнбекером, то гарды переключались на внешних лайнбекеров. Кроме того, раннинг-бэки подключались к борьбе против блиц на каждой пасовой комбинации, следили за неучтенными рашерами и, если оставались свободными, уходили во флэт для приема аутлет-пасов. Последней, и самой важной, частью плана Уолша стало использование трехшагового паса квотербека, чтобы избежать плотного давления на Монтану. Это означало полный отказ от длинных пасов, команда сфокусировалась на короткие приемы на 4-5 ярдов. Уолш был убежден, что если все эти элементы дали бы результат, то команда сможет запустить игру выносом и будет иметь возможность «запустить мяч в глотку «Медведей». Свой настрой на игру Уолш продемонстрировал во время представления плана на игру. Игроки заполнили большой зал на первом этаже и слушали тренера. «Беарс» думают, что таким тупым образом смогут запугать нас, - воодушевленно кричал Уолш, - а затем избивать нас по всему полю. Именно так они представляют себе предстоящий матч. Прямо сейчас они выглядят напыщенным и самоуверенными. По их мнению, они должны приехать сюда и выбить из нас дерьмо. Мне обидно это слышать, но это просто тупая болтовня на публику. Каждый раз, когда парень расхваливает себя как грубого и жесткого, в четырех случаях из пяти его выставляют на поле ослом. Большинство игроков, бросающих самоуверенные слова в воздух, проваливают игру. Трехшаговые пасы Джо изменят игру в нашу пользу. Нам нужно просто бросить мяч вовремя и поймать его. Тогда мы сможем начать играть выносом и надрать им задницы. У нас хватает классных игроков, чтобы сделать это. Все наши задумки разрушат хваленую «46». Просто возьмите чертов мяч и тащите его по полю. Заставьте их уползти  поля зализывать раны». В воскресенье, после первого удара по мячу, план Билла начал работал так же, как и задумывалось. «Мы делали с мячом все, что хотели, - вспоминал Монтана, И защита «Беарс» не могла остановить нас».




Лишь несколько ошибок Монтаны позволили сопернику держаться относительно на равных в первой половине матча. Первый драйв «Фотинайнерс» почти достиг цели – девять розыгрышей и 73 ярда, однако на третьем-и-гол в двух ярдах от зачетной зоны «Чикаго» Монтана выронил мяч после откидки со снэпа и с трудом смог накрыть его на земле. Вершинг забил короткий филд-гол, 3-0. Следующий драйв «Фотинайнерс» вновь дошел до отметки 2 ярда перед зачетной зоны гостей, но Монтана допустил перехват. Во второй четверти хозяева прошли 65 ярдов за 12 комбинаций и остановились на отметке 4 ярда до цели. После двух безрезультатных попыток выноса и сбитого паса «Фотинайнерс» пришлось пробивать филд-гол, 6-0. Хотя счет на табло все еще был относительно равным, на самом деле у «Чикаго» не было ни единого шанса удержаться в игре. Преимущество «Фотинайнерс» было очевидным. «Каждый играл так, словно от исхода матча зависела наша жизнь», вспоминал Монтана. И защита «Фотинайнерс» доминировала на поле. Ни один из первых шести драйвов «Чикаго» не прошел дальше середины поля, а единственный шанс набрать очки в матче гости не использовали – мяч после попытки филд-гола с отметки 41 ярд ушел далеко вправо. По факту, нападения «Беарс» в этой игре просто не существовало. Им удалось пройти в общей сложности 186 ярдов, а квотербек девять раз попадал под сэк. «С же первого драйва у нас ничего не получалось, - признал квотербек «Чикаго», - Мы проваливали первый даун и раз за разом плохо играли на длинных третьих даунах». Один из лайнменов нападения «Чикаго» после игры отмечал: «Защита «Фотинайнерс» напомнила мне о нашей «46». Они прорывались через наш фронт со всех направлений».




на фото - последняя минута матча "Фотинайнерс" - "Беарс"


«Фотинайнерс» начали вторую половину при счете 6-0, они не сомневались в победе. После обмена пантами последовал великолепный возврат спецкоманды «Фотинайнерс» и Монтана начинал следующий драйв с отметки 35 ярдов половины поля соперника. Уолш дал команду переключиться на выносную игру. Тайлер сделал вынос на 5 ярдов, а затем еще на 11. Короткий пас, нарушение у «Чикаго» и у хозяев первый-и-гол на отметке 9 ярдов. Снова мяч был отдан Тайлеру, который разбросал двух тэклов защиты и занес тачдаун, 13-0. В начале заключительной четверти нападение «Фотинайнерс» нанесло окончательный удар по сопернику. Монтана начал драйв с отметки своих 12 ярдов – пас на Майка Уилсона принес 25 ярдов, а затем короткий пас на Тайлера продвинул «Фотинайнерс» на середину поля. На следующей комбинации Роджер Крейг пробежал после короткого паса вдоль бровки до отметки 14 ярдов перед зачетной зоной. Следующим пасом Монтана нашел Соломона в углу зачетной зоны и счет стал 20-0. Чуть позже Вершинг принес еще три очка, оформив окончательный счет поединка. За оставшиеся 10 минут «Фотинайнерс» легко могли увеличить счет, однако Уолш предпочел поберечь игроков от травм и успокоил игру. Нападение команды набрало 387 ярдов и 25 первых даунов против хваленой «46» и после матча уже никто не пытался повторить мысль, что Уолш боялся защиту Бадди Райана. В самом конце игры болельщики устроили эффектное представление. Одна часть стадиона во весь голос кричала «Супер…», а вторая еще громче подхватывала «…боул!». Этот клич повторялся многократно, вводя зрителей в состояние экстаза. На Бродвее и Коламбусе в Норт-бич, где жители Сан-Франциско традиционно собираются на городские праздники, работники всех ресторанов выбежали на улицу и начали бить крышками кастрюль. Перекресток двух улиц быстро заполнился, два квартала были оперативно перекрыты полицией, чтобы обеспечить городу праздник. Водители всех машин города оглашали улицы сигналами клаксонов, жители домов открывали окна и присоединялись к общему торжеству. Спорт-бары всего штата оглашались скандированием «Мы – номер один! Мы – номер один!». Когда истекла последняя секунда матча и команды отправились в раздевалки, сотни болельщиков устремились с трибун на поле, раздирая дерн газона на сувениры. Итог матч лучше всего подвел Бадди Райан. В раздевалке «Чикаго» на вопрос одного из журналистов он произнес всего одну фразу: «Сегодня победил настоящий «Гений».   На этот Супербоул Эдди Ди не пришлось добираться до стадиона через снежные заносы. Вместо этого, он организовал светский обед в Музее де Янга за неделю до решающего матча. Как обычно, Эдди предстал перед гостями щедрым хозяином, организовав прием на высочайшем уровне. Многие голливудские знаменитости и люди из высшего общества Сан-Франциско, наряду с некоторыми владельцами франшиз и генеральными менеджерами команд НФЛ, ощутили великолепие гостеприимства ДиБартоло. Владелец «Фотинайнерс» всем своим видом излучал уверенность в силе команды. «В 1981 году мы считались лузерами, а спустя несколько месяцев уже были в Супербоуле. Никто этого не ожидал. В этом году все идет примерно так, как я ожидал. Сезон похож на реку Олд-мэн, он просто течет к логическому завершению». Самым заметным среди гостей ДиБартоло в ту ночь был, безусловно, Билл Уолш. Красивый и элегантный, в строгом смокинге, Уолш выглядел спокойным, хладнокровным и уверенным в себе. Он потягивал шампанское, пока люди выстраивались в очередь, чтобы получить возможность поговорить с тренером. Билл, казалось, наслаждался коротким перерывом от подготовке к матчу, однако с трудом поддавался искушению начать чертить новые игровые схемы на плече Джери. За исключением этой вечеринки, все мысли Уолша занимала подготовка к решающему матчу. Несмотря на феноменальный результат регулярного сезона «Фотинайнерс» в очередной раз  не считались фаворитом предстоящей встречи. «Майами Долфинс», соперник команды Уолша, закончили регулярный сезон с показателем 14-2, а в плей-офф победили «Сиэтл» и «Питтсбург». Более того, «Долфинс» стали любимцами средств массовой информации восточной части США. Их нападение набирало в среднем 32 очка за игру и считалось неудержимым. Квотербек «Майами» Дэн Марино проводил выдающийся второй год в НФЛ и побил почти все пасовые рекорды лиги. Защита команды получила прозвище «Killer Bs» по заглавным буквам фамилий трех ее лучших игроков.




на фото - знаменитая защита "Killer Bs"


Единственным преимуществом «Фотинайнерс» считалось близость места проведения Супербоула к Сан-Франциско, однако Уолш не принимал всерьез этот факт. «В такой ситуации все отвлекающие факторы только преумножаются, - вспоминал Уолш, - Семьи и друзья приезжают сюда на игру, а игроки вынуждены иметь дело с многочисленными вечеринками, собраниями и встречами. Родственники и знакомые одолевали их просьбами достать билет на стадион. Хотя мы наслаждались возможностью оставаться дома и не подстраиваться под другой часовой пояс, но особых преимуществ от места проведения матча мы не ощутили». Сам Уолш также ощутил повышенное внимание к игре: его отец, страдающий от болезни Альцгеймера, в сопровождении одного из друзей тренера по Сан-Хосе посетили несколько практических занятий «Фотинайнерс», невольно давая Биллу еще один повод для волнения. Основное внимание перед матчем журналисты уделяли двум ключевым противостояниям, которые должны были решить исход поединка. Первым было противостояние квотербеков, Дэна Марино и Джо Монтаны. Марино подошел к Супербоулу в идеальной форме, за матчи плей-офф он сделал семь тачдаунов, а в регулярном сезоне имел на счету 48 тачдаунов и более 5000 ярдов. Джо был достаточно хорош, чтобы помочь «Фотинайнерс» выиграть два матча плей-офф, отлично смотрелся во время сезона, но выглядел не так ярко, как его визави из «Майами». Сравнение квотербеков давало журналистам повод говорить о некотором преимуществе «Майами», а Марино каждый день удостаивался лестных отзывов в изданиях всей станы. Во время традиционного медиа-дня перед Супербоулом Монтана был вынужден отвечать на вопрос журналистов о квотербеке «Майами». Джо весьма обтекаемо отдал должное таланту Марино и выразил ему уважение. К началу матча Монтана был более чем готов доказать сомневающимся, насколько он был хорош. Вторым противостоянием, будоражившим умы журналистов, стала предстоящая встреча Билла Уолша и Дона Шулы. Тренер «Майами» уже являлся легендой, начав карьеру главного тренеру так рано, как Уолшу не приходилось даже мечтать. Разменяв 30 лет, Шула вывел команду в свой первый Супербоул, а ранее в 1972 году добился с «Майами» невероятного достижения – команда прошла весь регулярный сезон без единого поражения, выиграв все 14 матчей. Во время похода за Супербоулом многие журналисты отдавали Дону звание лучшего тренера лиги и были готовы передать ему от Уолша титул «Гения». Билл хвалил Шулу и его команду при каждой возможности, но в последнем утверждении у него были реальные сомнения. «Я чувствовал, что для меня оставалось загадкой, насколько хороши на самом деле «Долфинс», - вспоминал Уолш, - Они выиграли 14 матчей в сезоне, доминировали в плей-офф, а Шула проделал колоссальную тренерскую работу, чтобы поднять команду до такого уровня. Я сравнивал подбор игроков обеих команд, тренерский штаб – конечно, мы были лучше. У нас было больше талантливых парней в составе, глубина нашего ростера не могла сравниться с «Майами». Честно говоря, я думаю результат 14-2 и две победы в плей-офф для «Долфинс» были настоящим подвигом Шулы». Излишнее внимание прессы к успехам «Майами» стало предметом шутки Уолша на одной из встреч игроков «Фотинайнерс». За пару дней до матча, когда Билл озвучил план на игру, он прокомментировал слова журналистов. «Парни, нас считают аутсайдером матча, - заявил Уолш, - Нас, вероятно, собираются убить на поле. Похоже нам нужно просто смириться с таким положением». Затем Билл рассмеялся. Ему не нужно было подчеркивать, как мало журналистов верили в победу «Фотинайнерс». «Целыми днями мы слышали о Дэне Марино и защите «Killers Bs», - вспоминал Рэнди Кросс, - Когда игра наконец-то началась, мы выплеснули всю обиду на соперника».




Расс Фрэнсис добавил: «Билл прекрасно подготовил план игры. Он сказал что не важно, на какой позиции играет наш футболист – в нападении, в защите или сидит на бровке, - если он получит шанс ударить Дэна Марино, мы должны увидеть кровь на футболке квотербека. Уолш хотел, чтобы этот парень постоянно оказывался на земле. Он хотел видеть Марино ошеломленным». В день игры уверенность Уолша в победе заметно выросла после того, как команды вышли на поле для разминки. «Они вышли на поле раньше нас, - вспоминал Уолш, - Я смотрел на их спины и понимал, что мы должны победить этих парней. Я прошел мимо них, когда они начинали разминку, и почувствовал еще большую уверенность в своих ребятах. Даже физическое состояние игроков «Майами» уступало нашему. Для меня это было очевидно. Я был уверен, что они не выдержат нашей скорости». Все это Уолш рассказал команде, когда игроки вернулись в раздевалку и ожидали выход на поле. Футболисты сидели на скамейках, а Билл демонстративно развалился на полу и закинул руки за спину. Он говорил так, словно произносил мысли вслух. «Все, о чем они могут говорить, это нападение «Майами», - сказал тренер, - А как насчет нашей обороны? Все, что они могут твердить – Марино, Марино, Марино. Но и у нас есть парни, которые могут играть». Начало игры, казалось, оправдало всю шумиху о «Майами». Команда Уолша получила мяч после начального удара, но Монтана не смог пройти даже первый даун и «Фотинайнерс» пробили пант. Вопреки ожиданиям, «Долфинс» вышли в ноу-хаддл нападении, прошли 45 ярдов за семь комбинаций и забили филд-гол. «Фотинайнерс» ответили драйвом на 78 ярдов за восемь розыгрышей, который закончился тачдауном. Монтана нашел свою игру, выносное нападение «Сан-Франциско» четко набирало ярды, а Уолш штамповал новые комбинации. На следующем драйве «Долфинс» сделали свой тачдаун, доведя ноу-хаддл нападение до совершенства. В конце первой четверти счет был 10-7 в пользу «Майами». На этом радужные мечты «Долфинс» развеялись, как сон. Координатор защиты Джордж Сайферт, который обычно использовал ситуационные замены, изменил стратегию игры своей линии. Он понял, что такой метод не работает против ноу-хаддл нападения соперника, а выносная игра у «Майами» полностью отсутствует. Поэтому Сайферт перешел на схему с использованием никл-бэка и использовал ее на каждом розыгрыше до конца матча. Этим решением «Фотинайнерс» напрочь выключили из игры нападение соперника. До конца матча «Долфинс» смогли забить только два филд-гола (один из них после досадного фамбла «Фотинайнерс» при возврате начального удара в начале второй половины игры), эти очки были набраны в ситуации, когда команда Уолша уже полностью контролировала игру.




Каждый раз, когда Дэн Марино получал мяч после снэпа, Пиви Борд, «Большие руки» Джонсон или Фрэд Дин стремительно появлялись перед ним и заставляли квотербека «Майами» отскребать себя с газона. Марино получил четыре сэка, бесчисленное количество хитов и дважды бросал в перехват. После игры он обратился к одному из друзей: «Мне кажется, или нас только использовали в качестве боксерской груши?» В то время как защита «Фотинайнерс» закрыла поле для соперника, нападение команды развернулось в полную силу. Монтана, управляя игрой, безукоризненно провел три драйва, завершив их тачдаунами. Нападение Уолша использовало все свое оружие, даже выносом команда прошла почти 60 ярдов. Прямо перед игрой Билл указал Монтане, что лайнбекеры «Майами» будут работать с бэками «Фотинайнерс» и могут никого не оставить для наблюдения за квотербеком. Когда Монтана видел на поле такую ситуацию, он должен был сам нести мяч в открытые зоны. Самым запоминающимся примером такой игры стал эпизод, когда Роджер Крейг выполнял маршрут под углом к бровке. Лайнбекер бежал за ним, повернувшись спиной к линии скриммиджа. Монтана с мячом в руках бежал прямо за лайнбекером, практически наступая ему на пятки, а игрок соперника понятия не имел, что происходит. В конце концов, только дифенсив-бэк «Майами» смог догнать Джо и вытеснить его за пределы поля. Практически каждая комбинация, назначенная Уолшем, работала и приносила успех. В среднем, «Фотинайнерс» набирали 7.1 ярда за розыгрыш. «Мы играли почти в идеальный футбол, - позже утверждал Уолш, - После первой четверти мы взяли игру под свой контроль и после перерыва стали доминировать в каждой линии». К тому времени счет был 28-16 в пользу «Фотинайнерс». Защита «Сан-Франциско» открыла вторую половину матча тремя сэками на Марино в первых шести комбинациях «Майами».  В третьей четверти «Фотинайнерс» забили филд-гол и сделали тачдаун, а в заключительной четверти могли сделать и еще один тачдаун, однако Уолш предпочел играть простые выносные комбинации и мяч был остановлен на отметке 5 ярдов да зачетной зоны «Майами». «Фотинайнерс» набрали за игру 537 ярдов – почти на 100 ярдов больше, чем предыдущий рекорд Супербоулов, - сделали 31 первый даун против 19 у «Майами». Преимущество по выносным ярдам было подавляющим, 211-25 в пользу «Сан-Франциско»; команда Уолша владела мячом 37 минут против 23 у соперника. Дэн Марино сделал 29 точных пасов из 50, набрал 318 ярдов (это почти на 100 ярдов меньше, чем «Долфинс» в среднем набирали за 18 игр сезона). Джо Монтана сделал 24 точных паса из 35, набрал 331 ярд (это был новый рекорд для Супербоулов) и, как и в 1981 году, был признан MVP матча. Уолш позже сказал, что это была самая яркая игра, которую Монтана когда-либо проводил. Окончательный счет матча: 38-16 в пользу «Фотинайнерс».




Оба ключевых противостояния матча завершились убедительным успехом представителей «Фотинайнерс». Пресса Сан-Франциско не скупилась на яркие эпитеты в отношении Билла Уолша. «Уолш доказал, что обладает величайшим умом в профессиональном футболе, - не мог сдержать эмоций журналист «Кроникл», - По сравнению с Уолшем, Дон Шула выглядит просто ярким и трудолюбивым парнем в тренировочном костюме. Разница между ними огромна. Шула – умный и упорный практик, тогда как Уолш обладает видением не только текущей ситуации, но и перспективы… Уолш видел каждое слабое место в обороне «Майами» и отодвигал ее на поле, словно бульдозер срезает кучу грязи… Величие Уолша состоит в том, что он заставил вторую лучшую команду лиги выглядеть плохо. Никто другой не смог бы сделать это. Уолш был похож на дирижера, который знает, как нужно играть каждую ноту в симфонии, и он знал, как передать свои идеи игрокам. Музыка, которую сыграли «Фотинайнерс», звучала почти идеально, в какой-то момент игры команда достигла такой удивительной гармонии, что казалось, будто соперника нет на поле. В такой игре даже присутствие Шулы не имело значения». Подобные почести посыпались на Уолша после игры, но самым драгоценным моментом после победы стала атмосфера в раздевалке. Брызги шампанского летали вокруг, трофей торжественно передавался из рук в руки, а Эдди вновь обнимал всех подряд. Затем команда по традиции решила наградить мячом с игры футболиста, который внес наибольший вклад в победу. Но вопреки традиции, мяч был вручен Биллу Уолшу. Вспоминая это день, Уолш утверждал, что «этот мяч значил гораздо больше, чем все остальное». Вскоре после матча Билл позвонил одному из своих друзей, который до последнего отказывался верить в победу «Фотинайнерс». «Я выиграл Супербоул! – радостный голос Уолша сопровождался звуками открывающегося шампанского и восторженными криками игроков, - Ты можешь в это поверить? Я выиграл Супербоул!» Недостатка в торжественных мероприятиях не наблюдалось. В Сан-Франциско на следующий день после победы устроили парад, на который вышли сотни тысяч горожан. Спустя несколько недель состоялась церемония вручения чемпионских колец. Эдди устроил в Янгстауне торжественный прием, на который были приглашены 20 игроков команды, каждому из которых он вручил часы «Ролекс». Сразу после игры Эдди провел вечеринку в огромной палатке у Стэнфордского стадиона. Но самым лучшим праздником для Уолша стало его возвращение домой на Вальпараисо-авеню в Менло-парк. После того, как Билл выбрался из бесконечной череды праздников, устраиваемых Эдди, он с приятелем устроили тихую вечеринку на заднем дворе дома семьи Уолш. За скромной душевной трапезой и разнообразной выпивкой, Уолш, почти с детским благоговением, вспоминал старые времена и искренне удивлялся, как он оказался здесь с двумя победами в Супербоуле. Он никогда не предполагал, что добьется такого успеха. Билл признался, что эта победа стала особенным моментом жизни, а прошедший сезон считал, возможно, вершиной профессиональной карьеры. Он понимал, что эта команда и ее почти идеальный рекорд станут легендой. Тренер был преисполнен тихого восторга от своего достижения.  Уолш оставил все печальные воспоминания, а его друг отмечал, что «удовлетворение Билла было искренним и глубоким, и впервые за последние два года все отголоски сезона 1982 года исчезли из его головы».
FatGuy
Потрясающе! Спасибо!
Jordan
Спасибо!
rotoz
Близится окончание