NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 28



Сайт НФЛРУС и блог Game of Endzones продолжают публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ». Сегодня на очереди премьера двадцать восьмой главы, из которой мы узнаем о подготовке к сезону 1987 года; о перипетиях, сопровождавших, переход Стива Янга в «Фотинайнерс»; о новой забастовке игроков НФЛ и способах борьбы с ней руководства лиги.




Глава 28. Возвращаясь к прошлому


Невозможно точно сказать, в какой момент карьера Билла Уолша достигла той точки, когда каждый новый сезон воспринимался им как своеобразный реванш после неудач предыдущего года. Это можно было увидеть и в межсезонье 1987 года.

К тому времени его отношения с Джери снова погрузились в сумрак семейных дрязг, и Уолш вновь стал проводить большую часть свободного времени с Кристиной Хенсон в доме на Лос-Альтос Хиллс. Кристина стала свидетелем драматических событий в жизни тренера, которые она позже опишет как «опустошение».

В дальнейшем это опустошение станет постоянным спутником Билла. Выход из депрессий, наступавший после великих побед, будет лишь сиюминутным явлением и никогда не сможет вернуть Уолшу былой уверенности в себе. Это будет неуклонно тащить тренера в состояние кумулятивного отчаяния, в котором он сохранял ясность мышления только благодаря невероятным резервам своей психики. Любая неудача на футбольном поле или вне его становилась для Уолша трагедией вселенского масштаба, которая ломала его моральный дух.

«Я был измучен, - признавался Билл годы спустя, - За каждую неудачу я чувствовал личную ответственность, винил себя за каждую мелочь и так часто разочаровывался, что не мог выбраться из-под этого груза. Каждое из поражений было унизительным опытом, и с каждым годом становилось все труднее принять их. В таком состоянии невозможно находиться долгое время. Жизнь слишком длинна, чтобы тратить ее без остатка на выход из душевного кризиса. Это угнетало меня каждый день».

Уолш начал задумываться об уходе из футбола во время прошлого сезона, и по словам Кристины Хенсон, эта идея полностью овладела им к лету 1987 года. Душевная травма от неудач вновь погрузила Билла в состояние депрессии, он мог на протяжении нескольких дней ни с кем не разговаривать, полностью потерял аппетит. В конечном счете, все станет еще хуже.

В основном его мучили мысли о разочаровании в самом себе. Он винил себя за каждый случай, когда не смог оправдать доверие команды. Теперь страх будущих неудач преследовал его каждый день во время работы с «Фотинайнерс». Он постоянно говорил о том, что может все изменить и построить новую команду-победителя. Уолш не мог покинуть «Фотинайнерс», не добившись повторения успеха. Он не хотел, чтобы коллеги по работе думали, что тренер сдался и потерял способность приводить команду к победам.

Во время январской встречи с Эдди в Янстауне Билл не поднимал вопроса об уходе. На этом традиционном мероприятии руководство команды утверждало программу подготовки к следующему сезону, а также планировало бюджет франшизы. Уолш после недельного отдыха в Палм-Спрингс выглядел свежим и подтянутым, что не соответствовало его душевному состоянию.

Билл поделился с боссом хорошими и плохими новостями. Хорошей новостью он считал тот факт, что команда в очередной раз способна бороться за победу в чемпионате. Плохая новость - требуется очередная перестройка команды с учетом травм прошлого сезона, и этот процесс может затянуться на пару лет.

Уолш был убежден, что на драфте 1985 и 1986 года «Фотинайнерс» заложили отличную основу на будущее, а драфт 1988 года может стать переломным моментом, чтобы в 1989 году вернуть себе главный трофей НФЛ.

Эдди не очень понравилась такая пространная перспектива, однако он неохотно пообещал скорректировать свои ожидания.

Это оказалось проще сказать, чем сделать.


Главным элементом в планах Уолша по перестройке команды стала ситуация с квотербеком. Тренер был обеспокоен травмами Монтаны, и даже до прошлогодней хирургической операции выражал сомнения в способности Джо оставаться здоровым. Билл постоянно следил за рынком игроков в поисках преемника для Монтаны, а после операции удвоил усилия.

К завершению сезона Уолш всерьез задумался о продолжительности карьеры Монтаны. Даже феноменальное восстановление после тяжелой операции не заставили его отказаться от мысли найти нового квотербека. Тренер надеялся к старту сезона иметь надежного бэкапа, способного в любой момент заменить Джо.

Одним из главных кандидатов был Стив Янг, квотербек-левша, принадлежавший «Тампа-Бэй». К 1987 году Янг считался выдающимся проспектом с отличным будущим.

Стив установил пасовые рекорды в период выступления за команду университета Бригам Янга. Точность его пасов (70%) позволяла использовать утонченные комбинации в нападении, а за счет вынужденных скрэмблов он еще стал и лучшим игроком команды на выносе. Разрекламированное уникальное сочетание навыков Янга позволило ему получить выбор в первом раунде драфта 1984 года. «Бенгалс», которые выбрали Стива, не смогли договориться с его агентом, и квотербек обратил свое внимание на USFL, в то время составлявшую конкуренцию НФЛ.

Франшиза USFL из Лос-Анджелеса сделала рекордное предложение квотербеку-новичку. Он получал подписной бонус в размере $2 500 000, годовой оклад в сумме $350 000, а также $37 000 000 аннуитетных выплат на срок 6 лет. Янг не мог устоять перед таким предложением и согласился играть в новой лиге. Команда из Лос-Анджелеса была на редкость слабой и Стиву пришлось почти два года выживать в условиях тотального выносного нападения.

После распада USFL в Национальной футбольной лиге был проведен дополнительный драфт, по итогам которого Янг был выбран «Бакканиерс».

Владелец «Тампа-Бэй» Хью Калверхаус предложил Янгу подписной бонус в размере $1 100 000, чтобы убедить квотербека играть за команду из Флориды.

«Ты мой квотербек и всегда будешь моим квотербеком», - заявил Хью на первой встрече со Стивом.

Янгу пришлось доказывать преданность команде, которая не имела ни малейшего шанса на серьезный успех и выиграла только четыре матча в следующие два года. Квотербеку пришлось испытать на себе всю тяжесть игры в такой команде.

«Меня посылали на поле и говорили: «Покажи что-нибудь…», - вспоминал Янг о методах работы тренеров в «Тампа-Бэй».

В результате такой «работы» Янг опять был вынужден работать ногами, пытаясь избежать пас-раш соперника. Один спортивный обозреватель отметил, что Янг, который раньше «считался стремительным, неуловимым бегущим» начал трансформироваться в «одномерного квотербека, склонного пренебрегать пасовой игрой ради отчаянной попытки переместить мяч на несколько ярдов… Сейчас он скорее безнадежно недисциплинированный скрэмблер».

Обладавшие первым пиком драфта этого года «Бакканиерс» уже дали понять, что остановят выбор на Винни Теставерде, квотербеке из университета Майами, отказавшись от экспериментов в нападении со Стивом Янгом.

Многие команды НФЛ последовали примеру «Бакканиерс» и махнули рукой на потенциал Янга, но только не «Фотинайнерс» во главе с Биллом Уолшем. У тренера имелся давний интерес к Стиву Янгу.

«Дон Клостермен, генеральный менеджер франшизы USFL, которая первой подписала Янга, был моим очень хорошим другом, - объяснил Уолш, - Мы периодически разговаривали с ним о перспективах квотербека и Дон отметил, что Стив - великий спортсмен и мог бы стать великим квотербеком. На тот момент Янг участвовал в дополнительном драфте после развала USFL и «Бакканиерс» приобрели на него права. Мы сделали все что могли, чтобы получить Стива на драфте, но не добились цели. Мы хотели провести обмен с «Тампой», но лига запретила этот формат торговли для дополнительного драфта. Так Стив отправился во Флориду, а не в Калифорнию. Он играл против нас, но не произвел хорошего впечатления. То, что тренеры «Бакканиерс» делали с Янгом, нельзя назвать удачной реализацией потенциала игрока. Мы легко победили их, но в глубине моего подсознания я соглашался с каждым словом Дона и видел в Янге великого игрока».

«Все вокруг признавали, что Янг действительно хороший атлет, который не раскрыл всех своих возможностей, - продолжал тренер, - На профессиональном уровне отсутствие у Стива фундаментальной теоретической и практической подготовки дало плохой результат. Он просто не смог приспособиться к быстрым, взрывным игрокам в НФЛ. В колледже Стив мог спокойно принимать решение и ждать отрытого ресивера, а если все поле было закрыто, то он отрабатывал вынос. Даже в USFL рашеры активно прессинговали Стива, ему приходилось выбегать из конверта и постоянно делать скрэмблы и выносы, прежде чем ресиверы достигали намеченных точек для приема мяча. Стиль игры нападения «Тампы» также заставлял его бегать чересчур часто. Ресиверы слишком долго выполняли маршруты, у Стива редко были альтернативные цели для паса. Оффенсив-лайн «Бакканиерс» играла ужасно и пас-рашеры соперника добегали до квотербека почти на каждом розыгрыше. Большинство тренеров не видели в нем стартового квотербека для команды с серьезными целями на сезон. Никто не понимал, что работа с техникой и механикой игры Янга может развить его природные таланты и подготовить для профессионального футбола».

На деле, приобрести Янга для «Фотинайнерс» оказалось не так уж и просто. Билл пытался торговаться с «Бакканиерс» в прошлом сезоне, однако тренер и генеральный менеджер «Тампа-Бэй» ответили категоричным отказом. Затем «Бакканиерс» уволили этого тренера, и его преемник согласился вести переговоры с Уолшем. В обмен на Янга «Бакканиерс» хотели получить пики первого и третьего раундов драфта, но Билл посчитал такую цену чрезмерной за резервного квотербека.

Тупиковую ситуацию разрешил сам Янг незадолго до ежегодной мартовской встречи руководителей команд лиги в Мауи. К этому времени «Бакканиерс» вели активные переговоры о возможном переходе Янга в «Сент-Луис Кардиналс» или «Грин-Бэй Пэкерс». Обе эти команды находились в числе худших и готовы были расстаться с пиками первых раундов драфта, чтобы получить Стива. Но когда Калверхаус подписывал первый контракт с Янгом, они неформально договорились, что если по каким-либо причинам взаимное сотрудничество не даст результата, «Бакканиерс» предоставят Янгу шанс самому выбрать вариант дальнейшего продолжения карьеры. Теперь пришло время напомнить о данном обещании.

Янг отчаянно пытался избежать сомнительной возможности тянуть еще одну команду со дня лиги. Стив попросил владельца «Тампы» продать его в команду, в которой квотербек мог получить шанс выиграть чемпионат. Верный данному обещанию Калверхаус согласился рассмотреть другие варианты.

«Стив доверился мне, и я понимал, что должен помочь ему», - объяснил владелец «Тампа-Бэй».

Сперва Янг не был уверен в желании играть за «Фотинайнерс», ведь на позиции стартового квотербека там прочно обосновался великий Монтана. Перспектива сидеть на лавке не прельщала Стива, но после разговора с бывшим игроком «Найнерс» Стивом ДеБергом он изменил свое мнение. ДеБерг утверждал, что Билл Уолш является лучшим тренером лиги на сегодняшний день, так что когда Калверхаус еще раз спросил Янга о возможности перейти в «Сан-Франциско», тот ответил согласием.

Калверхаус воплотил этот разговор в жизнь на встрече в Мауи. Эдди присутствовал там, и когда владелец «Фотинайнерс» поднял вопрос о возможности приобрести Янга, Хью дал положительный ответ, возобновив прошлогодние переговоры.

«У меня есть тот, кто вам нужен. Если вы все еще рассчитываете на его переход, вы получите Янга», - заявил Кулверхаус.

Когда Уолш и МакВэй начали переговоры по цене сделки, Билл решил держать под контролем подготовку квотербека к сезону. Тренер договорился с университетом Бригам Янга, чтобы Стиву разрешили тренироваться на их поле неподалеку от родного дома Янга. Уолш с первого дня лично вел тренировочный процесс.

Янг и Уолш сразу поладили, хотя по словам квотербека, в день личного знакомства Билл с удивлением отметил, что рост Стива был заметно ниже, чем «Бакканиерс» указали в профайле игрока. Когда Янг задал вопрос о своих перспективах в «Фотинайнерс», Уолш ответил, что не рассчитывает на долгую карьеру Монтаны. Билл вообще сомневался, что Джо доиграет предстоящий сезон.

Чтобы скрыть факт работы тренеров «Сан-Франциско» с Янгом до момента подписания контракта, занятия официально проходили как просмотр некоторых ресиверов университета Бригам Янга, выходящих на драфт этого года. На самом деле Уолша интересовался только Янгом.

«Я объяснил Стиву, каких пасов я жду от него на тренировке, - объяснил Уолш, - Мне хотелось увидеть весь арсенал его бросков. Он действительно хорошо отработал на практике, Стив обладал идеальной рукой. Когда я вернулся в Сан-Франциско, то рассказал МакВэю про низкий рост Янга, но подтвердил уверенность в отличном будущем для Стива».

В то же время Уолш приставал к Холмгрену с расспросами об игроке, ведь Майк еще пару лет назад тренировал Янга в колледже.

«Билл приходил ко мне каждый день, - вспоминал Майк, - Он спрашивал мое мнение про Янга, расспрашивал мельчайшие подробности. Он много думал о влиянии перехода Янга на отношения с Монтаной. Эта сделка таила в себе много скрытых смыслов».

Итогом переговоров Уолша и генерального менеджера «Бакканиерс» стал обмен Янга на пики второго и четвертого раундов драфта, а также ряд частных договоренностей между Калверхаусом и Эдди. Владелец «Тампа-Бэй», занимавшийся бизнесом в смежных отраслях с корпорацией ДиБартоло, согласился получить за Янга не самые лучшие пики драфта, однако отметил, что при подписании первого контракта выплатил Стиву миллион долларов за счет собственных средств. Эту сумму он хотел лично получить от «Фотинайнерс» за согласие на совершение сделки.

Эдди Ди, который находился во Флориде по делам семейного бизнеса, постоянно звонил Уолшу, уточняя стратегию ведения частных переговоров по сделке Янга. Получив от Кулверхауса требование о возмещении миллиона долларов, Эдди прямо спросил Билла, стоит ли квотербек таких финансовых жертв. По мнению ДиБартоло, миллион долларов являлся чрезмерной суммой для игрока уровня Янга, однако Уолш заверил босса в целесообразности сделки.

«Хорошо, я согласен. Теперь этот парень ваш!», - ответил Эдди.

ДиБартоло немедленно позвонил Кулверхаусу и согласился выплатить миллион долларов. Янг узнал о переходе в «Фотинайнерс» от своего агента во время частного турнира по гольфу в Юте.

Это была лучшая сделка, которую Уолш когда-либо заключал. На следующий день после объявления о переходе Янга в «Фотинайнерс» две другие команды НФЛ предложили Биллу перекупить права на квотербека, обещая взамен пики первого раунда драфта. Уолш отказался от такого предложения.

Стив Янг в недалеком будущем сыграет ключевую роль в одном из самых спорных моментов тренерской карьеры Уолша, чтобы стать, пожалуй, лучшим квотербеком-левшой в истории профессионального футбола.




на фото - Стив Янг, времен выступления за "Бакканиерс"


Вторая часть плана Уолша по реструктуризации команды состояла в продолжавшейся очистке ростера от игроков, чей расцвет давно миновал. После встречи с Биллом в январе завершил карьеру Уэнделл Тайлер. Расс Френсис смог уговорить тренера не отчислять его из состава, однако в ноябре этого года будет вынужден закончить карьеру из-за последствий многочисленных травм. Оффенсив-лайн «Фотинайнерс» потеряла Джона Айерса, хотя он долго сопротивлялся решению Уолша об отчислении. Фрэд Куиллан, который отказался уходить из команды, был отправлен в запас, пока не дал согласие на отчисление. Рэнди Кросс был переведен на позицию центра, а вакантные должности гардов получили Джесси Саполу, выбранный на драфте 1983 года, и Гай Макинтайр с драфта 1984 года.

На драфте 1987 года «Фотинайнерс» выбрали в первом раунде Харриса Бартона, оффенсив-тэкла из университета Северной Каролины. Из новичков второго раунда Уолш выбрал Джеффа Брегеля, гарда из университета Южной Калифорнии. Еще до конца года Бартон вытеснит из стартового состава Кейта Фанхорста.

Наиболее драматические события развернулись вокруг завершения карьеры Дуайта Кларка. Выбранный в десятом раунде драфта 1979 года, Кларк заслужил постоянную прописку в символической сборной Олл-про, а его выдающийся прием мяча в матче с «Далласом» навсегда вошел в историю НФЛ и сделал Дуайта воистину святым для болельщиков «Фотинайнерс». В январе Кларк перенес вторую операцию на колене (первая была несколько лет назад), неудачно прошел курс реабилитации и в апреле вновь попал под нож хирурга. Он проходил первые дни восстановительных процедур после третьей операции в штаб-квартире команды на Редвуд-сити, когда получил сообщение, что его вызывает в свой кабинет Билл Уолш.

Дуайт поднимался по лестнице с чувством страха. Он понимал, что разговор будет касаться его будущего в «Фотинайнерс». Уолш встретил его с деловым выражением лица и несколько секунд смотрел на ресивера, прежде чем поинтересовался у Дуайта состояние колена. Билл отметил, что переживает из-за здоровья Кларка. По его мнению, лучше было успеть завершить карьеру вовремя, чем стать калекой.

«Я не рекомендую тебе выходить на поле», - сказал Билл.

Тон голоса тренера выражал заботу о здоровье Кларка, тренер никак не комментировал снижение показателей игры ресивера.

Несмотря на дурные предчувствия перед разговором Кларк признавал, что слова Уолша застали его врасплох.

«Я был растерян. Услышав слова тренера, я не сразу осознал происходящее», - вспоминал Кларк.

Дуайт рассказал Биллу, что врачи установили причину неудачи второй операции и вскоре ему предстоит новый визит к хирургу. Он хотел получить шанс хотя бы принять участие в тренировочном лагере команды.

Пару секунд Уолш обдумывал предложение игрока, а затем признал, что просьба Кларка вполне справедлива и он готов дать ресиверу еще один шанс. Потом наступило молчание.

«Мы просто смотрели друг на друга, - вспоминал Кларк, - Тишина нарушилась, когда мы одновременно сказали «Ок, договорились».

Дуайт вернулся вниз. Следующий сезон он проведет с чувством «злости на Билла». Кларк вспоминал этот разговор с ощущением, что едва не умер от слов тренера.

От сомнений в собственных силах Дуайт страдал все лето. Тем не менее он выстоял, удачно прошел восстановление после операций и за месяц до старта тренировочного лагеря был в состоянии выполнять простые маршруты со срезками и разворотами. Его руки оставались так же хороши, как и прежде.

Уолш снова подошел к Дуайту во время тренировочных сборов.

«Билл заявил мне, что если я смогу пробиться в основной состав, то он будет просить меня согласиться на уменьшение зарплаты в два раза, - пояснил Кларк, - Я приносил команде кучу денег, такое отношение удивило и обеспокоило меня. Днем позже я вышел на обед с Эдди и некоторыми его друзьями. Эдди начал спрашивать меня, рассчитываю ли я на попадание в команду к сезону и как я решаю проблемы со здоровьем. Я ответил, что чувствую себя в полном порядке. Но я не удержался и рассказал Эдди, что чертов тренер хочет отобрать у меня половину зарплаты. Эдди Ди ничего мне не ответил, но когда я добился места в основном ростере на сезон, Уолш ни разу не поднимал в разговоре со мной тему уменьшения контракта. Я думаю, что Эдди поговорил с ним. Однако к завершению сезона я понимал, что моя карьера подходит к концу. Я объявил, что ухожу из футбола».

Несмотря на все усилия Уолша, на старте сезона футбольные эксперты оказались далеки от восторгов по поводу игры команды.

«Не заметно, чтобы «Фотинайнерс» улучшили качество игры по сравнению с прошлым сезоном, - отмечал журналист The Chronicle, - Единственное, что всем пока понятно – Западный дивизион НФК выиграют «Фотинайнерс» или «Рэмс»… С этой точки зрения, команда Уолша скорее займет второе место с показателем 9-7, чем сможет опередить «Рэмс». «Фотинайнерс» хороши, но пока существует слишком много вопросов, чтобы считать их фаворитом дивизиона».

Если бы такой прогноз сбылся, показатель 9-7 стал бы худшим результатом для «Фотинайнерс» с 1982 года.

И начала сезон команда Билла Уолша так, что даже второе место в дивизионе ей можно было прогнозировать с большой натяжкой. «Фотинайнерс» открыли чемпионат в Питтсбурге. Это была первая встреча команд с 1984 года, когда победу одержал «Питтсбург». В 1986 году «Стилерс» закончили сезон с показателем 8-6 и все еще не могли создать команду, способную бороться за Супербоул.

«На данный момент «Фотинайнерс» не выглядят претендентом на высокий титул, - отметил журналист The Chronicle после матча, - Игроки допускают фамблы в простых ситуациях, роняют мяч после хороших пасов, а командной игрой напоминают второразрядных комиков низкосортного шоу».

Итоговый счет 30-17 в пользу хозяев не в полной мере отражал подавляющее преимущество «Стилерс». На пресс-конференции после этого мучения, по словам одного из журналистов, «Уолш сидел, опустив глаза в пол, словно потерял там что-то ценное или искал люк, чтобы поскорее скрыться в подземном тоннеле».

На следующей неделе «Найнерс» продолжили выездное турне матчем с «Бенгалс» и вновь провалили игру. К перерыву хозяева вели 20-7. В третьей четверти благодаря удачной игре Монтаны счет сравнялся, 20-20. В заключительной четверти «Бенгалс» вновь вернули лидерство, 26-20. Когда на часах оставалось чуть больше двух минут игрового времени «Фотинайнерс» начинали драйв глубоко со своей территории и команде Уолша предстояло разыграть 4-и-18, чтобы сохранить шанс на победу.

В этот момент Уолш принял очень спорное решение. Вместо того, чтобы исполнить традиционный Хэйл Мэри в отчаянной попытке пройти первый даун, тренер приказал пробить пант. С двумя оставшимися тайм-аутами он рассчитывал, что «Фотинайнерс» смогут еще раз выстоять в защите и получить мяч для последнего драйва.

«Бенгалс» получили мяч на отметке своих 45 ярдов. Уолш возлагал надежды на ошибку хозяев в нападении, которая могла бы перевернуть концовку игру, но он никогда не думал, что в матче наступит иной, не менее драматичный поворот.

Тренер «Бенгалс» Сэм Виши был полон решимости запустить часы и убить оставшееся время. Квотербек хозяев на первых двух даунах садился на колено и «Фотинайнерс» использовали оба тайм-аута. Затем, за 45 секунд до конца, квотербек «Бенгалс» отбежал назад до отметки 35 ярдов и лег на мяч. После этого тренер «Цинциннати» принял гораздо более спорное решение, чем Уолш парой минут ранее.

На четвертом дауне Виши спровоцировал нарушение за задержку игры, к этому моменту до конца игры оставалось шесть секунд. Затем, вместо панта в глубину территории «Фотинайнерс», Виши запустил комбинацию с коротким пасом, забеганием назад и дальнейшим выносом к левой бровке. Однако сразу после снэпа тэкл «Фотинайнерс» Кевин Фаган стремительно прорвался через оффенсив-лайн соперника и уложил игрока с мячом на отметке 25 ярдов до зачетной зоны хозяев. Из-за потери мяча по даунам и смены владения часы остановились на 0:02 до конца игры.

Билл сразу же выпустил на поле состав нападения. Игроки «Бенгалс» пребывали в растерянности и не успели перегруппироваться. Уолш мгновенно назначил комбинацию - 76 Tandem Left All Go – с участием трех сплит-ресиверов на левом фланге и Джерри Райсом справа. На линии скриммиджа Монтана увидел, что из-за неразберихи игроки «Бенгалс», несмотря на запланированное построение, вместо дабл-тим против Джерри Райса оставили новичка корнербека, который уступал ресиверу в росте. Джо начал импровизировать, он успел указать Райсу новый маршрут – прямо в зачетную зону вместо ухода под углом, как изначально предусматривала комбинация.

Монтана получил мяч и направил его высоко по дуге в точку, куда бежал Райс. Джерри с линии схватки рванул через гол-лайн, повернув корпус так, чтобы низкорослый корнербэк оставался у него за спиной. Перепрыгнув через одного из защитников, пытавшегося в падении схватить ресивера за ногу, Райс в отчаянном прыжке поймал мяч в тачдаун. Удачно реализованный экстра-пойнт принес «Фотинайнерс» победу в матче, в котором еще шесть секунд назад все было в пользу «Бенгалс».

Уолш был настолько счастлив, что заблудился в подтрибунных помещениях и не сразу попал в раздевалку команды. Эдди Ди, не дождавшись окончания игры, покинул ложу на трибунах и пошел в свой лимузин. Он пребывал в ярости от второго поражения подряд, когда один из менеджеров «Фотинайнерс» вытащил его из машины и рассказал о событиях последних секунд матча. Эдди наотрез отказался поверить в чудо, но менеджер вцепился в него и потащил обратно на стадион. Когда ДиБартоло зашел в раздевалку, то попал в атмосферу полного восторга.

«Состояние эйфории в раздевалке напомнило мне эмоциональный подъем после победы над «Стилерс» в Питтсбурге в 1981 году, - вспоминал Уолш, - Это было абсолютное безумие. Все прыгали и кричали, словно дикари. Мы не могли поверить в чудесное спасение. Наша радость не поддавалась описанию – игроки кричали и обнимали друг друга, катались по полу, пинали шкафчики».

Получив результат 1-1 после выездных матчей, Уолш понятия не имел, чего ожидать от своей команды на следующей неделе. Но прежде чем он успел это выяснить, в ситуацию вмешалась новая забастовка игроков, как это уже случалось в 1982 году.




на фото - Билл Уолш и Эдди ДиБартоло в раздевалке "Фотинайнерс" после победы над "Бенгалс"


О возможной забастовке Уолш узнал еще весной, во время встречи в Мауи. Он приехал туда на заседание Спортивного комитета НФЛ.

«Две недели подряд мы напряженно работали, - рассказывал тренер об этой встрече, - Мы работали целыми днями без выходных. Это было мое первое участие в комитете, так что я узнал много нового о процедуре принятия решений в НФЛ. Возможно, я так никогда и не попал бы в состав этого комитета, если бы не помощь Текса Шрамма, президента «Далласа». Шрамм являлся ключевым членом этого комитета. Владельцы команд были настолько обеспокоены ситуацией с забастовкой, что поручили Тексу представлять лигу по этому вопросу. Если вы приглашаете Текса для решения какой-либо проблемы, это будет бой до последней капли крови. Он был самоуверенным типом и часто выходил победителем в сложных ситуациях. Но иногда он оказывался неправ».

На встрече в Мауи Шрамм был твердо уверен, что если профсоюз игроков объявит забастовку, то Национальная футбольная лига не должна прекращать сезон, как это произошло в 1982 году. Он предложил нанять игроков, отчисленных из основных ростеров команд, чтобы использовать их в роли штрейкбрехеров на период локаута. Уолш с подозрением отнесся к такой идее, но предложение Текса вскоре стало официальной позицией НФЛ в переговорах с Ассоциацией игроков.

Вне зависимости от возможного развития событий Уолш и «Фотинайнерс» провели отличную подготовку на случай забастовки.

«Билл знал, что вероятность локаута очень высока, - объяснил МакВэй, - Поэтому мы подписали кучу парней, болтавшихся за основными ростерами. Начнись забастовка, мы бы смогли быстро их подтянуть до приличного уровня игры. В том году у нас было 128 парней в тренировочном лагере, которых мы должны были успеть подготовить в течение двух недель, прежде чем провести обязательное для НФЛ сокращение ростера. Так что когда Текс Шрамм принял решение, что забастовка не остановит регулярный сезон, мы вызвали обратно всех этих ребят, прошедших сборы».

Поскольку эти игроки были отчислены в ходе тренировочных сборов, по правилам НФЛ при необходимости они могли вновь вернуться в команду. Парни имели на руках контракты с небольшой суммой, чтобы закрепить условия сделки, а их имена были включены в общий список игроков «Фотинайнерс» на предстоящий сезон.

«Запасной план на случай непредвиденных обстоятельств давал нам большое преимущество над конкурентами», - рассказывал позже Уолш.

Большинство команд лиги не смогли так хорошо подготовиться на случай локаута. Многие отказывались верить, что забастовка состоится, либо не желали обострять отношения с игроками основного состава, приглашая им на замену других футболистов.

Главной проблемой в переговорах между НФЛ и Ассоциацией, создававшей угрозу проведения забастовки, было желание профсоюза добиться для игроков права свободного выбора. Это позволило бы игрокам вести переговоры с любой командой лиги после окончания срока первоначального контракта с франшизой, заключенного после драфта. Эдди Ди входил в число ярых противников этой идеи и был первым владельцем, публично подтвердившим готовность продолжать сезон в случае забастовки.

«Пусть бастуют! – кричал Эдди за две недели до того, как забастовка была объявлена, - Свободные агенты? Это не может быть предметом для обсуждения. Давайте начнем с решения других вопросов. Слушайте, эти парни и так получают кучу денег, и хотят вообще обобрать нас до нитки!»

Эдди зашел так далеко, что убедительно предсказывал, что не более 15 или 20 игроков «Фотинайнерс» присоединятся к забастовке. По его словам, он будет крайне «удивлен и разочарован», если таких игроков будет больше. Он утверждал, что даже в случае забастовки на поле выйдет полноценный боевой состав «Фотинайнерс» без помощи приглашенных игроков. Уолш был не так многословен. Он выразил надежду, что стороны будут продолжать вести переговоры, в то время как игроки будут продолжать сезон.

Оказалось, что предсказание ДиБартоло было очень далеко от истины. Игроки «Фотинайнерс» провели голосование о присоединении к забастовке во вторник после чудесной победы над «Цинциннати». В составе команды было 54 члена профсоюза и только 10 из них проголосовали против локаута.

Представителем профсоюза в команде являлся Кейт Фанхорст. Он выражал серьезные сомнения в мудрости стратегии, выбранной Ассоциацией игроков.

«Я надеялся, что ни руководство лиги, ни профсоюз, не окажутся настолько глупы, чтобы вновь оказаться в безвыходном положении», - объяснял Кейт.

Однако Фанхорст понимал, что отказ игроков «Фотинайнерс» присоединиться к забастовке парализовал бы все усилия профсоюза. У него не оставалось выбора, кроме как поддержать локаут наравне с другими командами.

«Мы принимали решение не только в отношении своих игроков, - вспоминал Фанхорст, - Наше решение оказывало влияние на общий ход подготовки к локауту, на всю лигу. Я думаю никто из парней не держал зла на Эдди ДиБартоло. Он хорошо относился к нам, и эта забастовка не была направлена против него. Но мы являлись частью лиги, частью профсоюза. Мы не могли существовать изолированно от происходящих процессов».

Ни у одного из игроков не было иллюзий по поводу финансовых последствий забастовки. Футболисты получали сумму по контракту еженедельно после очередного сыгранного матча. Каждая пропущенная игра означала потерю 1/16 от общей суммы годовой зарплаты.

Национальная футбольная лига дала командам одну неделю для формирования новых составов. Для оплаты услуг приглашенных игроков была введена отдельная зарплатная ведомость, которая рассчитывалась еженедельно. Сезон был сокращен до 15 игр, а первые матчи после объявления забастовки состоялись через 12 дней в первое воскресенье октября.




на фото - игроки (в данном случае из "Далласа") выходили на улицы в поддержку забастовки 1987 года 


Первая игра «Фотинайнерс» с временным составом должна была состояться в Нью-Йорке против «Джайентс» в рамках Monday Night Football.

В это время по инициативе Шрамма велась работа по поиску «дезертиров» - членов профсоюза игроков, которых удавалось убедить выйти из забастовки и вернуться в свою команду. Часть плана Шрамма состояла в том, чтобы набрать как можно больше перебежчиков, подорвать влияние руководителей профсоюза на игроков и вынудить их прекратить забастовку. Владельцы франшиз лиги, осведомленные о прохладной поддержке забастовщиков среди игроков «Фотинайнерс», негласно отдавали решающую роль в плане Шрамма именно подопечным Уолша.

К концу первой недели забастовки в прессу просочилась информация, что группа игроков «Фотинайнерс» из 11 человек, включая Монтану, Кларка и Крейга, планировала выйти из локаута и вернуться к работе. Этот шаг был запланирован на пятницу перед игрой с «Джайентс». В этом случае игроки были бы доступны для заявки на игру и получили бы оплату по контракту.

В пятницу территория вокруг офиса «Фотинайнерс» была окружена по периметру роем журналистов, которые хотели первыми увидеть возвращение Монтаны и других игроков команды. Это событие должно было стать новостью дня в спортивном мире страны.

Незаметно от журналистов Уолш выбрался из офиса и тайно встретился с перебежчиками в отеле «Дели Стэнли», в четырех кварталах от Редвуд-Сити. Разрешение на встречу он получил лично от Эдди.

«Я чувствовал, что возвращение на этой неделе окажет негативные последствия для наших игроков, - вспоминал Уолш, - Я думал, что решение о прекращении забастовки будет принято после первых игр с неполноценными составами. Лига ожидала что мы повлияем на решение игроков о возвращении. Но я не хотел сломать команду, не хотел сломать дух товарищества и единства наших игроков. Кроме того, я не хотел развала профсоюза игроков».

После продолжительного обсуждения Уолш уговорил перебежчиков отложить возвращение еще на одну неделю в интересах сплоченности коллектива. Однако некоторые из этой группы находились под сильным финансовым давлением. Билл пообещал им выдать кредит в размере половины еженедельной зарплаты, чтобы дать возможность продержаться еще одну неделю локаута. Кроме того, он дал понять, что этот кредит команда никогда не потребует вернуть.

«Когда я вернулся в офис, то был поражен огромным количеством журналистов, - вспоминал Уолш, - Все задавали вопросы, где находится Монтана и остальные перебежчики. Я старался давать уклончивые ответы, не рассказывая о достигнутой договоренности. В офисе меня ждал шквал звонков от руководства лиги, которое с нетерпением ожидало возвращение игроков «Фотинайнерс». По их плану мы должны были сорвать забастовку. Но в этом случае мы получили бы разъединенную команду. Никто из чиновников лиги не задумывался о этом. Они просто хотели, чтобы «Фотинайнерс» возглавили процесс выхода из локаута. Я связался с Эдди по телефону. Босс ответил, что его не волнует мнение руководства НФЛ. Он дал мне полное право самому решать, как и когда возвращать игроков».

В понедельник вечером Уолш вывел на поле команду, собранную из подменных игроков. Автобус «Фотинайнерс» был встречен непристойными жестами и свистом, а когда игроки шли к стадиону, им пришлось преодолевать пикеты забастовщиков из числа «Джетс» и «Джайентс».

Сама игра выдалась необычной.

«Под полной луной, - сообщала The Chronicle, - «Фотинайнерс» заблокировали пант и вернули его в тачдаун, удачно пробили онсайд-кик и прошли сразу 40 ярдов, а также сделали невероятный тачдаун после длинного паса из нестандартного построения».

«Фотинайнерс» победили со счетом 41-21.




на фото - на период забастовки квотербеком "Фотинайнерс" стал Марк Стивенс, ранее игравший в Канаде


Вопреки мнению Уолша забастовка не закончилась после первых матчей и во вторник группа из 11 перебежчиков вернулась на работу в команду. Владельцы франшиз НФЛ были разочарованы малым количеством дезертиров, этого было явно недостаточно для краха идеи забастовки.

С учетом группы перебежчиков, в общей сложности 14 игроков «Фотинайнерс» теперь не принимали участие в забастовке. Только у «Далласа» и «Сент-Луиса» было больше таких игроков, по 18. Всего по стране из 1600 игроков из-под действия локаута вышли 145 человек.

В следующее воскресенье 8 из 11 вернувшихся игроков приняли участие в выездном матче с «Атлантой». Монтана провел на поле первую половину, отдал 5 точных пасов из 8 и сделал пас в тачдаун на Кларка. «Фотинайнерс» выиграли 25-17.

Эту игру Уолш провел на бровке без традиционной гарнитуры для связи с координаторами. Таким жестом он хотел показать свою поддержку игрокам, участвующим в забастовке и наблюдающим игру по телевизору. Уолш позволил ассистентам управлять игрой.

На следующую неделю была запланирована игра с «Сент-Луисом» на Кендлстик-парк. За несколько дней до матча Ассоциация игроков признала, что может проиграть в споре с лигой, если будет настаивать на удовлетворении всех своих требований. Профсоюз дал указание игрокам вернуться к работе. Ассоциация планировала продолжить переговоры и подать антимонопольный иск для достижения целей забастовки.

Забастовщики сообщили своим командам, что готовы вернуться в четверг. Однако НФЛ запретила им играть в предстоящие выходные, а также ограничила выплаты забастовщикам на одну неделю суммой $ 700. По правилам лиги среда была крайним сроком для заявки игроков на матчи воскресенья.

Против «Сент-Луиса» Уолш вывел на поле подменных игроков и «группу Монтаны». Джо провел на поле весь матч, сделал 31 точный пас из 39, а «Фотинайнерс» выиграли 34-28.

Остаток сезона команда Уолша проведет полноценным составом. Благодаря помощи штрейкбрехеров, команда с сомнительными перспективами сейчас шла с показателем 4-1. Что еще важнее, Уолшу удалось сохранить единство команды.


sigr76
Max написал: В 1986 году «Стилерс» закончили сезон с показателем 8-6 и все еще не могли создать команду, способную бороться за Супербоул. В 1986 году "Стилерс" закончили сезон с показателем 6-10
Не проверил лично, а в первоисточнике указано 6-10. Оставим на совести автора книги
Max
В 1986 году «Стилерс» закончили сезон с показателем 8-6 и все еще не могли создать команду, способную бороться за Супербоул.
В 1986 году "Стилерс" закончили сезон с показателем 6-10
FatGuy
sigr76, тем лучше)
sigr76
FatGuy написал: Спасибо! Ждем последнюю главу
Я ошибся с подсчетом, в книге осталось еще 6 глав, так что сериал продолжается)
FatGuy
Спасибо! Ждем последнюю главу
udfc
Великую работу вы делаете. Спасибо
Pedro Alvadorez
sigr76, префикс тот же, только на mail.ru.
sigr76
Pedro Alvadorez написал: sigr76 , я тебе на спортсе писал, что у меня изменилась почта, прежняя мне недоступна.
Нет, на спортсе ничего нет. А то я пишу, пишу в почту, думал случилось что...
Pedro Alvadorez
sigr76, я тебе на спортсе писал, что у меня изменилась почта, прежняя мне недоступна.
Laborant
Ну как прикрыли - запретили просто ибо мухлеж с кепкой, но некоторые команды этим эпизодически занимаются. Ну или чем-то похожим. Кстати, если не ошибаюсь, в 2000 году сорок девятых таки натянули за какие-то махинации с кепкой и в частности с Янгом, возможно - вот за эти именно.
sigr76
Pedro Alvadorez написал: Калверхаус заплатил Янгу миллион личных долларов. Интересно, тогда такие бонусы были легальными или это читерство? Ещё более интересно, сохраняется ли в НФЛ такая практика и поныне?
Приветствую!)) У меня про такие моменты будет ссылка в книге Ярды/миллиарды. Правда ближе к последним главам. Но такие случаи были не раз. Как правило, наличие мощного стороннего бизнеса позволяло производить дополнительные выплаты и скрывать их под липовыми рекламными контрактами либо работой в корпорации владельца команды. Тем самым обходилось правило полного указания стоимости контракта и фактически создавалась возможность обходить ограничения зарплатной ведомости. В конце 90х такую лавочку прикрыли.
Pedro Alvadorez
Калверхаус заплатил Янгу миллион личных долларов. Интересно, тогда такие бонусы были легальными или это читерство? Ещё более интересно, сохраняется ли в НФЛ такая практика и поныне?
brave
Спасибо!