NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL
ДНЕЙ ДО СУПЕР БОУЛА 012
SBP

Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ. Глава 29



Сайт НФЛРУС и блог Game of Endzones продолжают публикацию перевода книги Дэвида Харриса «Гений. Как Билл Уолш перевернул мир футбола и создал династию в НФЛ». Сегодня на очереди премьера двадцать девятой главы, из которой мы узнаем об одном из самых успешных сезонов в истории «Фотинайнерс», завершившимся неожиданным образом.

Глава 29. Золото дураков


В первый день после окончания забастовки игроки «Фотинайнерс» разделились на два лагеря. «Мы практически не разговаривали друг с другом, - вспоминал Ронни Лотт, - Я слышал, как члены забастовочного комитета с ненавистью обсуждали Монтану и остальных перебежчиков… Мне пришлось впервые столкнуться с такой атмосферой взаимной вражды в раздевалке. Мы больше не являлись одной семьей. Я понимал, что команде угрожает разобщенность. «Фотинайнерс» были в опасности». Перед началом первой тренировки Уолш вывел игроков на поле и собрал их вокруг себя. Он также понимал, что последствия прекращения забастовки могут разрушить отношения в команде. «Я понимаю, как хреново вы себя чувствуете, - сказал тренер, - Об этом можно много говорить, но мы должны принять ситуацию такой, как она есть. Пусть профсоюз продолжает свою работу, а мы должны позаботиться об игре». Билл надеялся, что этот разговор поможет объединить игроков, однако Ронни Лотта, члена забастовочного комитета «Фотинайнерс», слова Уолша не убедили. Он испытал ярость, когда узнал о тайной встрече Уолша с группой Монтаны. Особенную злость Лотта вызывал факт выплат перебежчикам со стороны клуба. «Уолш хотел сохранить единство команды, но вместо этого еще больше расколол нас, - объяснял Лотт, - Пока игроки не разошлись на занятия, я прямо спросил тренера: «Почему тем парням заплатили?». Не получив ответа, я хотел увести с тренировочного поля членов профсоюза «Фотинайнерс» и попросил остальных ребят поддержать нас». Расс Фрэнсис, один из перебежчиков, приступил к занятиям. Некоторые игроки линии нападения присоединились к нему. Это вызвало яростную перепалку между группой Лотта и игроками на поле. Билл попытался успокоить команду и попросил Кейта Фанхорста, обладавшего авторитетом среди забастовщиков, вмешаться в ситуацию. Фанхорст произнес пару фраз общего характера, но Лотт грубо прервал его. «Если мы считаемся одной командой, - кричал Ронни, - то должны отвечать друг за друга…» Агрессивная интонация Лотта вывела Уолш из себя. «Это моя команда! – заорал тренер в ответ, - Я и делаю с командой то, что считаю нужным!» Лотт и Уолш начали кричать друг на друга, не стесняясь в выражениях. Словесная дуэль была слышна далеко за пределами поля. В один момент казалось, что Ронни даже готов прыгнуть на тренера и пустить в ход кулаки. В конце концов, Уолш взял себя в руки и заявил, что собирается оставить игроков для самостоятельной тренировки. После окончания практики он больше не хотел слышать ни слова о забастовке, перебежчиках и выплатах. Билл покинул игроков и подошел к Эдвардсу, который наблюдал за происходящим с другой стороны поля. «Мы стояли и смотрели, как наша команда разваливается на части, - вспоминал Эдвардс, - Билл долго молчал и просто стоял рядом со мной. Наконец он повернулся и сказал: «Знаешь, почему Ронни и я так яростно ругались? Мы просто так непохожи друг на друга… Именно поэтому я так люблю его. Но одновременно мы очень похожи. Посмотри, что сейчас произойдет. Через пять минут он сам выйдет на поле и начнет работать. Он сможет преодолеть свой гнев». Я спросил Билла, откуда он знает, что произойдет. Уолш ответил: «Потому что именно так поступил бы я сам». Через три минуты Ронни уже пожимал руки перебежчикам и обнимался с ними. Затем он подошел к нам и сказал: «Тренер, вы должны меня понять. Я должен нести этот крест, ведь парни выбрали меня, чтобы я защищал их права. Но я не хочу, чтобы эта ситуация продолжалась до конца года. Я понимаю, что мы должны работать в одной команде». Билл заверил Лотта, что прекрасно понимает его состояние. Ронни попросил прощения за свою агрессию. По его словам, это никак не связано с отсутствием уважения к тренеру. Уолш пожал ему руку и Ронни побежал на тренировку. Когда игрок покинул нас, Билл обернулся ко мне и улыбнулся. Все произошло так, как он предвидел. Он прекрасно знал своих парней». Эдди Ди также проявил себя во всей красе после прекращения забастовки. Без уведомления лиги, он направил каждому игроку персональное письмо, в котором подчеркивал особый дух «Фотинайнерс» и сообщал, что принял решение увеличить размер бонусов за выход команды в плей-офф. В дополнение к стандартному бонусу за выход в пост-сизон, каждый футболист получил бы не менее $ 6000. Игрокам понравилось предложение босса, но в конце сезона, когда лига узнала о решении Эдди, владелец «Фотинайнерс» был оштрафован на $ 50000 за нарушение финансовых правил НФЛ в части недопустимых мер стимулирования футболистов. Тем не менее, игроки полностью получили обещанный бонус.


В то же время Уолш оказался словно на необитаемом острове. «С одной стороны, я действительно возмущался поведением некоторых игроков. Периодически возникали напряженные моменты с некоторыми лидерами команды, связанные со злополучным займом. Было очень сложно повернуть парней из разных лагерей лицом к лицу. Зыбкое перемирие в любой момент могло рухнуть», - вспоминал тренер. С другой стороны, Уолш стал изгоем среди чиновников лиги, как только они узнали о его поддержке забастовщиков. «Каких только слухов о себе я не узнал за первые недели после окончания забастовки, - рассказывал Уолш, - На первом же заседании профильного комитета лиги я с ног до головы был облит грязью. Особенно яростно на меня накинулся Текс Штрамм. По его словам, я никогда не доказывал поступками лояльность по отношению к Национальной футбольной лиге. Он был крайне расстроен и разочарован моим отношением к забастовщикам. Аналогичную позицию занимал и Дон Шула. Однажды поздно вечером, мы с женой отправились на неформальную встречу с членами комитета. Мы спокойно общались весь вечер, выпили несколько бокалов вина. Затем по пустяковому поводу Текс набросился на меня прямо перед нашими женами и посетителями ресторана. Он кидал мне в лицо все обвинения, которые я уже раньше слышал. Текс был действительно разозлен, орал на меня. Я попытался его успокоить, старался отвлечь его разговором на постороннюю тему, но безрезультатно. В конце концов, нас разняли жены и развели по разным столам. Это был впечатляющий опыт общения с боссами лиги. Я по-прежнему считал, что поступил правильно по отношению к игрокам во время забастовки. Я был уверен в этом». В то же время, несмотря на все обстоятельства, Билл Уолш готовился к первому матчу после окончания локаута. Он сохранял слабую надежду, что раздираемая внутренними конфликтами команда не повторит провал 1982 года. Вместо этого, дальнейший ход событий скорее напоминал феноменальный успех 1981 года. Для начала, «Фотинайнерс» с огромным трудом одолели «Сэйнтс». Преимущество в два очка над командой, которая на протяжении сезона испытывала проблемы с составом, не вселяло оптимизма, да и подопечные Уолша выглядели вяло, часто ошибаясь в простых ситуациях. Затем «Фотинайнерс» отправились в Лос-Анджелес на встречу с «Рэмс». Перед сезоном именно эти две команды считались главными претендентами на победу в дивизионе. Учитывая, насколько безжизненно выглядело нападение «Сан-Франциско» в предыдущем матче, Уолш решил кардинально изменить расстановку игроков этой линии. Роджер Крейг был переведен на позицию халфбэка, а Том Рэтмен, выбранный на драфте 1986 года, занял место фуллбэка. Также, ввиду травмы Кейта Фанхорста, позицию правого тэкла получил Харрис Бартон. Левый тэкл Бабба Пэрис потянул мышцу и вместо него на поле вышел второгодка Стив Уоллес. Все изменения отлично сработали. По словам журналиста The Chronicle, «Рэмс» неожиданно получили пинок под зад». Перестроенная оффенсив-лайн отлично работала на блоках и Роджер Крейг набрал 104 ярда за 23 попытки выноса. Бэкфилд «Фотинайнерс» на протяжении всего матча уверенно набирал первые дауны и заработал в среднем по 4.1 ярда за вынос. Монтана провел шикарный матч, почти 70% его пасов достигли цели и принесли команде три тачдауна. Самым впечатляющим розыгрышем матча стал длинный пас на Джерри Райса. Райс находился под прикрытием дифенсив-бэка и, казалось, не сможет освободиться из-под плотной опеки. Однако после паса Монтаны мяч, словно лазер, проскользнул между рук защитника, а Джерри принял его и пробежал 51 ярд в тачдаун. «Фотинайнерс» одержали блестящую победу 31-10, а единственный тачдаун «Рэмс» сделали в последние две минуты матча. Следующий соперник, «Хьюстон Ойлерс», также входил в число претендентов на плей-офф и оказал достойное сопротивление, однако «Фотинайнерс» одержали уверенную победу, 27-20, и теперь шли с показателем 7-1.


На очередной пресс-конференции во вторник после матча Уолш пребывал в отличном настроении, поэтому общение с журналистами превратилось в обмен взаимными остротами и шутками. Он дипломатично уходил от вопросов типа «Мы так и не увидели, сможет ли эта команда стать еще лучше к завершению сезона?». Тренер пожаловался, что его предсезонный прогноз относительно качества игры «Фотинайнерс» пока не оправдался: «Наша команда пока выглядит слишком изнуренной и безжизненной». Также Уолш припомнил журналистам, как они издевались над Джерри Райсом во время его дебютного сезона, детально описывая каждый непринятый пас. Зашла речь о постоянных стычках между журналистами и Уолшем на предыдущих пресс-конференциях. «Я просто дразнил вас, - рассмеялся тренер, - Я не злился, никогда не видел в этом необходимости. Поймите, я уже завершаю тренерскую карьеру и имею право вести себя так, как считаю нужным». Как обычно, Уолш отказывался рассказать подробнее по поводу завершения тренерской карьеры, а его отличное настроение улетучилось на следующий день после пресс-конференции. В среду, во время утренней тренировки, Монтана вышел холдером при реализации филд-гола и кикер со всей силы приложился ногой к бросающей руке квотербека. Джо вывихнул указательный палец и на следующий день не мог даже взять мяч рукой. В интервью журналистам Уолш дал понять, что если Монтана не поправится к следующей домашней игре против «Сэйнтс», на поле выйдет Стив Янг. Когда Билл подписывал Янга, он отмечал сильные стороны квотербека: «На быстрых розыгрышах он едва ли уступит Монтане в аккуратности бросков, при этом может раздавать пасы в любую сторону с одинаковой точностью». Однако на тот момент у Янга не было в активе ни одного броска в матчах за «Фотинайнерс». Янг прокомментировал слова тренера о возможном выходе на поле вместо Монтаны. «Переход в новую команду оказался легче, чем я думал, - рассказывал квотербек, - Плейбук Уолша очень напоминает набор комбинаций команды университета Бригам Янга. Мне кажется, что Уолш планирует новый интересный и интригующий проект в нападении с моим участием. Пока я не выхожу на поле в стартовом составе тренер не может уделять все внимание работе со мной. Поэтому мне сложно предположить, что измениться в плане на игру, если я выйду на поле». В период вынужденного простоя за спиной Монтаны, Стив Янг проводил дополнительные занятий с Холмгреном, когда все остальные игроки уходили после тренировки в раздевалку. Это позволяло квотербеку не только оставаться в тонусе, но и привыкать к нюансам игры нападения «Фотинайнерс». Услышав, что может получить шанс выйти на игру против «Сэйнтс», Янг заявил, что более чем готов заменить Джо. И Стив отлично провел первую четверть матча. Когда гости повели в счете 3-0, Янг провел уверенный драйв на половину поля «Сэйнтс», одинаково эффективно используя силу рук и скорость ног. В первой атаке он набирал в среднем более 6 ярдов выносом и отдал 5 точных пасов из 6 попыток. К сожалению, первый драйв «Фотинайнерс» закончился промахом Вершинга при реализации филд-гола с 46 ярдов, но второе владение мячом оказалось более удачным для хозяев. На первой комбинации Янг получил жесткий хит от лайнбекера «Сэйнтс», но быстро поднялся и продолжил игру. Последовало несколько выносов Стива, один из которых продвинул нападение сразу на 9 ярдов. Затем квотербек вернулся к пасовым комбинациям, а точный прием Джерри Райса на 46 ярдов принес первый тачдаун в матче. На этом драйве Янг набрал почти 60 ярдов по воздуху. Тем не менее, когда Янг вернулся на бровку, сразу стало понятно, что удар защитника «Сэйнтс» не прошел бесследно. Квотербек жаловался на головокружение и едва не упал. Доктор команды диагностировал сотрясение, и хотя Янг рвался обратно на поле, Уолш отправил его в запас до конца матча. Продолжать встречу пришлось Монтане, несмотря на вывихнутый палец. К сожалению, Джо ужасно начал игру. На первом драйве второй четверти один из пасов Монтаны срикошетил от руки тайт-энда «Фотинайнерс» Рона Хеллера и угодил точно в руки защитнику «Сэйнтс». После перехвата гости забили филд-гол, сократив отставание в счете до одного очка. В следующей атаке Джо вновь допустил перехват, после которого «Сэйнтс» набрали еще три очка и вышли вперед, 9-7. В конце третьей четверти, когда «Фотинайнерс» проигрывали 14-16, они получили право на попытку филд-гола с расстояния 47 ярдов. На этот раз Хеллер упустил своего оппонента, удар кикера был заблокирован и возвращен защитником «Сэйнтс» в тачдаун на 61 ярд, 14-23. В заключительной четверти хозяева сократили разницу в счете после филд-гола, а затем Монтана наконец-то стал напоминать самого себя. Пройдя середину поля, Джо отдал точный пас на Хеллера, который занес тачдаун на 29 ярдов. «Фотинайнерс» впервые с первой четверти вышли вперед 24-23 за 2:54 до конца игры. Теперь исход матча зависел от игры в обороне, но защита «Фотинайнерс» упустила победу, позволив «Сэйнтс» пройти короткими пасами почти все поле. Филд-гол вывел гостей вперед за 1:06 до конца матча. Монтана с партнерами сделали все, что могли, чтобы дойти до отметки, позволявшей пробить филд-гол, но отсутствие тайм-аутов не позволило нападению приблизиться к центральной линии.


В раздевалке Уолш успокаивал игроков: «Ответственность за поражение лежит только на мне, ни на ком другом». Он провел в своем кабинете следующие два дня, ни с кем не разговаривая. Реакция прессы на поражение включала в себя все претензии к качеству игры команды. «Неважно, что у «Фотинайнерс» семь побед на счету, - писал журналист The Chronicle, - команда не достаточно хороша, чтобы входить в число претендентов на Супербоул. Вместо потенциального чемпиона мы видим команду, которой придется выцарапывать победу в дивизионе». Уолш не слишком серьезно относился к столько пространной критике. Он не стал делать кардинальных перестановок в составе, на тренировках уделил больше времени работе со спецкомандами. Вслед за поражением от «Сэйнтс» последовали три победы подряд. После этого скептических высказываний от журналистов и экспертов не было слышно, а в Сан-Франциско уже все ждали от команды только победы в Супербоуле. Такое же настроение царило в Янгстауне. Эдди выбросил из головы все разговоры с Уолшем о «годе перестройки команды» и уже начать готовить на полке место для третьего трофея. Былой гнев на Уолша по поводу досадных поражений сменился не менее ярым выражением признательности. Один из таких эпизодов пришелся на выездную серию матчей «Фотинайнерс». Субботним днем Уолш вернулся в свой номер местного отеля. Он часто встречался с друзьями по университету, а в этот день как раз пригласил одного из приятелей посмотреть матчи студентов по телевизору. В разгар обсуждения событий игры раздался стук в дверь. В коридоре стояла очаровательная девушка, из одежды на ней была только длинная футболка. К Биллу ее отправил Эдди, оплатив услуги на всю ночь вперед. Уолш вежливо отказался от подарка босса и отправил девушку обратно. Вернувшись в комнату, он сказал другу: «Если бы я согласился, Эдди всю оставшуюся жизнь припоминал бы мне этот случай».

Вопреки ожиданиям скептиков, «Фотинайнерс» стали играть еще лучше на финише сезона. Следующую игру команда Уолша проводила на Кендлстик-парк в понедельник вечером. В Сан-Франциско приехали «Бэарс» под руководством Майка Дитки. Оба соперника уверенно шли к плей-офф. У «Фотинайнерс» было всего два поражения, они на одну игру опережали «Сэйнтс» в своем дивизионе. «Чикаго» проиграли трижды и вели борьбу за победу в Центральном дивизионе НФК. «Вокруг этой игры создана такая шумиха, словно предстоит поединок за Супербоул», - отмечал журналист The Chronicle. С 1985 года команды не встречались друг с другом. Уолш выполнял свою рутинную работу, выстраивая план на игру. На вопрос, как «Фотинайнерс» планируют построить выносную игру против грозной обороны «Чикаго», тренер отвечал: «Даже если нам удастся что-то кардинально поменять за оставшиеся дни, для защиты «Чикаго» эти изменения вред ли доставят намного больше хлопот». Уолш назвал миддл-лайнбэкера «Бэарс» лучшим лайнбэкером в лиге, а потенциал игроков обороны соперника оценил намного выше среднего уровня НФЛ. «Вдобавок, у них отличные раннинг-бэки и оффенсив-лайн уровня команды-чемпиона», - отмечал Билл. Матч собрал рекордную аудиторию на «Подсвечнике», билеты было невозможно достать даже у спекулянтов. Обе команда начали первую четверть с пантов. На втором драйве «Фотинайнерс» Монтана довел нападение к отметке 20 ярдов до энд-зон. После розыгрыша плей-экшн, Джо отошел от центра, сделал ложный замах и отдал мяч Роджеру Крейгу. После вкладки Монтана неудачно споткнулся об ногу Крейга и рухнул в кучу игроков. С поля его унесли на руках прямо в раздевалку. Спустя полчаса он появился на бровке на костылях, растянув подколенное сухожилие. Предварительный прогноз врачей команды утверждал, что восстановление займет не меньше двух недель. После длительной паузы, во время которой Монтану уводили с поля, Стив Янг успел разогреться и получил инструкции от Уолша. Для первой комбинации Уолш назначил простой пасовый заброс на пять ярдов, во время которого Янг должен был устроиться за спиной левого энда во избежание контакта с защитниками. Вместо паса, Янг проскользнул в открытый коридор между тэклами «Чикаго», набрал 18 ярдов выносом и был остановлен за ярд от цели. Спустя два снэпа он отдал точный пас в тачдаун на Джерри Райса и положил начало разгрому. Второй пас в тачдаун Янг сделал на Дуайта Кларка (14-0), а два филд-гола во второй четверти довели счет к перерыву до неприличных 20-0. Во второй половине игры для «Бэарс» все стало еще хуже. В третьей четверти «Фотинайнерс» вернули пант в тачдаун на 83 ярда, а через несколько минут Райс изысканным приемом кончиками пальцев сделал очередной тачдаун на 16 ярдов. В заключительной четверти Джерри также отметился «обычным» тачдауном на два ярда. К завершению игры Райс повторил рекорд НФЛ по количеству матчей подряд с приемом мяча в тачдаун. Нападение «Чикаго» шесть раз теряло мяч, а единственный шанс гостей набрать очки был упущен после неудачной попытки филд-гола на 40 ярдов. Окончательный счет зафиксировал победу «Фотинайнерс» 41-0. Болельщики «Сан-Франциско» провожали команду гостей столь уничижительными воплями, что раздосадованный Дитка от злости швырнул в фанатов блок с жевательной резинкой.


Обзор матча свелся к обсуждению игры Янга. «Весь сезон он выступал в роли дирижера экстра-класса, лишенного оркестра, - отмечал журналист The Chronicle, - Прошлой ночь Стив получил свой шанс и сделал все, что требовалось от квотербека… Он отлично работал вне конверта и раз за разом заставлял защитников «Бэарс» спотыкаться, выставляя их незадачливыми новобранцами… Он работал короткими пасами, отлично использовал дальние броски… Янг пока не может читать защиту так, как Монтана, но он научится этому… Он выдерживает даже самый жесткий контакт, а его рука остается точной и сильной в условиях прессинга… И самое главное, Стив очень мобильный. Способность делать быстрый и точный пас делает Янга идеальным квотербеком для схем Билла Уолша… Стив Янг – идеальный человек, который сможет возглавить нападение «Фотинайнерс», даже если Монтана получит травму на финальном драйве Супербоула». Поход за Супербоулом продолжился еще одной победой, после которой команда Уолша станет лучшей в лиге с показателем 12-2. Заключительный поединок «Фотинайнерс» должен был стать матч-реваншем против «Рэмс», хотя к последнему уик-энду декабря команда из Лос-Анджелеса уже потеряла шансы на выход в плей-офф. И «Фотинайнерс» устроили еще одно избиение заклятому сопернику по дивизиону. Янг вышел стартовым квотербеком и провел на поле первую половину игры. После трех тачдаунов Стива тренер выпустил после перерыва Монтану, который успел залечить сухожилие. Джо отлично провел подготовку к плей-офф, сделав два тачдауна. На пресс-конференции Уолш, вопреки обыкновению, был красноречив. «Мы использовали плей-экшн пасы, чтобы запутать защитников, - объяснял тренер, - Мы имитировали вынос, чтобы защитники не могли быстро добраться до назначенных точек, а затем неожиданно играли через пас. В конце игры мы просто добивали соперника. Позже меня начала мучить совесть, что мы продолжали наращивать давление и издевались над «Рэмс» длинными пасовыми комбинациями, хотя уже полностью доминировали на поле. Это было некрасиво по отношению к сопернику и меня это беспокоит. Наша философия подразумевает, что мы всегда должны придерживаться плана: когда игра полностью под контролем, нам следует использовать вынос и убивать время. Но я первый потерял контроль над собственным планом, упиваясь торжеством над окровавленной тушей едва живого соперника. Это полностью противоречит моим убеждениям, я не понимаю, что пытался доказать в этой игре». Окончательный счет матча 48-0 в пользу «Фотинайнерс» заслужил еще одну оценку Уолша: «слишком много и слишком рано», памятуя о предстоящих играх плей-офф.


Начиная сезон как «еще один год для восстановления и постройки новой команды», «Фотинайнерс» завершили его с лучшим показателем в лиге. Последние три поединка сезона команда Уолша выиграла с общим счетом 124-7. Джо Монтана закончил год с 31 тачдауном, это был лучший показатель в НФЛ. Джерри Райс сделал 23 тачдауна (всего на один меньше, чем рекорд НФЛ), лидировал в лиге по общему количеству набранных очков (только в третий раз за последние 19 сезонов по этому показателю первое место занимал не кикер, а полевой игрок), и был назван самым ценным игроком НФЛ. Впервые за последние десять лет нападение и защита одной команды, естественно «Фотинайнерс», занимали первое место в лиге по всем показателям. Перед стартом плей-офф команда Уолша не только возглавила список наиболее вероятных победителей Супербоула. Букмекеры заранее отдавали «Фотинайнерс» статус фаворита в матчах с любым из вероятных соперников, причем с форой не менее двух тачдаунов. Ассоциация тренеров НФЛ признала, что работа Уолша с «Фотинайнерс» в этом сезоне стала венцом карьеры Билла за всю его карьеру. Однако аплодисменты и овации по поводу выдающих успехов «Сан-Франциско» закончатся гораздо раньше, чем кто-либо ожидал.

В первой игре плей-офф «Фотинайнерс» принимали дома «Миннесоту». По итогам регулярного чемпионата у «Вайкингс» был показатель 8-7, но в матче уайлд-кард неделей раньше они полностью доминировали над «Сэйнтс». Перед игрой «Фотинайнерс» считались фаворитом с форой 10 очков, хотя большинство специалистов ожидали итоговую разницу в счете намного больше. К этому времени уже и сам Уолш начал верить, что команде по силам выиграть Супербоул. «У нас был чертовски хороший год, давайте закончим его еще лучше, - мотивировал Билл своих игроков, - Парни, вы заслуживаете похвалы. Вы доказали, что являетесь частью великой команды. Мы должны гордиться своим успехом, но не допустим, чтобы это повлияло на нашу игру в предстоящем матче. Мы закончили только одну главу и открываем первую страницу следующей главы нашей книги. Это смертельно серьезный соперник. Мы не можем позволить себе отвлечься и потерять концентрацию. Вы должны оставаться голодными! Играйте так же отчаянно, как месяцем раньше! Вы готовы подняться на Эверест и сейчас перед вами лежит путь на вершину всего спортивного мира. Вы можете сделать это, вы действительно можете!» Для того, чтобы снять напряжение, Уолш вновь использовал свои фирменные штучки с переодеванием. В один прекрасный день он заявился на тренировку в облегающих колготках и выглядел, словно инструктор по аэробике. Естественно, его трюк вызвал хохот у игроков и обилие шуток. Одновременно это снижало собственное напряжение Билла. «Ожидание скорого успеха казалось чрезмерным, - вспоминала Кристина, - Он был настолько пропитан мнением окружающих людей, что каменел при одной мысли, что разочарует всех вокруг». Стремление превратить хороший сезон в идеальный, привело к критической ошибке, оказавшей влияние на предстоящий матч. Команды Уолша всегда набирали форму к завершающей стадии сезона, так как тренер сознательно снижал физические нагрузки на тренировках и позволял игрокам выглядеть свежими на фоне уставшего соперника. На протяжении двух недель до игры с «Миннесотой» он отказался от такого подхода. «Я не в полной мере разработал план пасового нападения на игру и, следовательно, не был удовлетворен этим аспектом, - объяснял Билл, - Таким образом, мы потратили уйму времени, чтобы отработать на практике мои идеи. В течение первой недели после матча с «Рэмс» мы отрабатывали только длинные пасы на ресиверов, пытаясь добиться идеального понимания схем. Тренировки длились слишком долго, а поставленные задачи оказались чрезмерно сложными. Это сильно выматывало команду, физические силы к завершению длинного сезона не позволяли адекватно воспринимать подобные нагрузки. Я слишком поздно почувствовал, что мои игроки переутомились от изнурительных тренировок. В последние два дня до игры мы вообще не занимались физикой на поле, но непоправимый ущерб уже было невозможно сгладить». Его команда согласилась с такой оценкой тренерской ошибки. «Мои ноги были просто мертвы, а спина раскалывалась», - жаловался Джерри Райс. Ронии Лотт высказался более грубо, отмечая, что «Уолш загнал нас в гроб». Еще одним важным фактором оказалась чрезмерная самоуверенность игроков «Фотинайнерс» в гарантированном успехе. Несмотря на все увещевания, Уолш отмечал: «Мы были так уверены в себе, что по ряду причин оказались морально не готовы к малейшим трудностям на поле. Это касалось и меня». Будучи убеждены, что на пути к главному трофею команду ждет легкая прогулка, некоторые игроки «Фотинайнерс» выходя на матч с «Миннесотой» активно занимались решением вопроса с получением дополнительных билетов на Супербоул, совершенно не думая о предстоящей игре. Еще одной причиной краха «Фотинайнерс» стали бесконечные ночные поедания пиццы Баббой Пэрисом. Игрок уже превысил вес, оговоренный условиями контракта, но получил место в стартовом составе, заменив Стива Уоллеса. Главной задачей Баббы стал контроль левого фланга оффенсив-лайн. Пэрис отлично справлялся с чтением защиты, но его тяжелые ноги не позволяли перестраиваться под быстрых защитников «Миннесоты». Соперник моментально нащупал слабое звено в оффенсив-лайн «Фотинайнерс»: уже к середине первой четверти гости постоянно перегружали игроками защиты фланг Пэриса. Сразу после снэпа три дифенсив-энда «Миннесоты» срывались с линии, легко преодолевали неповоротливого Пэриса и вылетали на беззащитного Монтану с левой стороны. Левый гард «Фотинайнерс» Джесси Саполу тоже испытывал очевидные проблемы в попытках сдержать скоростного тэкла Кейта Милларда, но настоящим кошмаром для квотербека хозяев всегда становилась именно позиция Баббы. Против Пэриса играл Крис Доулмен, самый быстрый пас-рашер НФЛ того времени, в соревновании с которым Бабба выглядел словно разбитый грузовик, попытавшийся обогнать новенький «Мустанг». На первом драйве «Фотинайнерс» Монтана был вынужден каждый бросок делать из состояния тотального прессинга. Четыре раза он попал под жесткий сэк, а в остальных случаях отчаянно пытался унести ноги от быстрых рашеров «Миннесоты». «Бабба выглядел мертвым, - позже отметил Уолш, - а Доулмен и Миллард просто доминировали в игре». Постоянное давление сразу сказалось на Монтане. К концу первой четверти во время пасовых комбинаций он каждый раз украдкой бросал взгляд налево, прежде чем смотреть на поле в поисках ресиверов. А так как выносная игра у «Фотинайнерс» напрочь отсутствовала, Джо приходилось бросать мяч почти на каждом дауне. «Каждый раз, когда я врезался в Монтану, я торжествующе кричал что-то вроде «Я убил Баббу», - хвастался Доулмен, - Я не знаю, повлияло ли это на игру Джо, но ему явно не хотелось вновь и вновь попадать под удар». Эффект постоянного успешного давления на квотербека «Фотинайнерс» сказывался на протяжении всей игры. Один из заголовков газет на следующее утро довольно точно описал суть происходившего на поле: «Пас раш «Миннесоты» превратил великого Монтану в заурядного квотербека». Возможно самый характерный пример такого превращения произошел во второй четверти. Уолш назначил комбинацию, чтобы освободить Джерри Райса для внешнего маршрута к правой бровке. Все сработало как часы и Райс оказался без прикрытия. Но вместо того, чтобы отработать пас на Райса, Джо поспешил отдать мяч на Дуайта Кларка, который находился под двойным прикрытием на левой бровке. «Этот вариант был полностью исключен в назначенной комбинации, - комментировал розыгрыш Уолш, - В прошлом сезоне такие моменты периодически возникали, Джо и Дуайт часто играли вслепую по интуиции. Но в этом матче такой экспромт был ужасным решением, если не сказать больше». Гости легко перехватили мяч, защитник вернул перехват на 45 ярдов в тачдаун. После этого «Вайкингс» повели 17-3, так как защита «Фотинайнерс» выглядела ненамного лучше нападения. Энтони Картер, ресивер «Миннесоты», ловил все, что летело в его сторону, несмотря на двойное и тройное прикрытие. У него в руках чудесным образом оказывались даже рикошеты от шлемов соперника. К завершению матча у Картера будет в активе более 200 ярдов на приеме.


«Мы стали жертвой великого футболиста, сыгравшего лучший матч в карьере», - отметил успех ресивера Уолш. Также Билл отметил, что Джордж Сейферт вынудил дифенсив-бэков хозяев играть в персональном прикрытии, что создало нападению «Миннесоты» идеальные условия для пасовых комбинаций. На перерыв команды ушли при счете 20-3 в пользу гостей. «Когда мы вернулись на поле, я лихорадочно пытался придумать что-то кардинально новое, - вспоминал Уолш, - Из прошлого опыта я слишком хорошо знал, что только большие розыгрыши могут дать нам шанс вернуться в игру. «Вайкингс» били нас на каждом участке поля, и это было невозможно изменить. Понимаете, хороший тренер всегда может почувствовать надвигающуюся катастрофу. Фактически, это огромный нервный ком в районе желудка, который каждую секунду напоминает о том, что все закончится провалом. У нас бывали случаи, когда мы отыгрывали такую разницу в счете. Но проблема заключалась в том, что мы физически не могли изменить ход матча. Я сказал себе: «Черт побери, мы работали слишком тяжело при подготовке к матчу. Но сейчас мы ничего не сможем исправить». С началом третьей четверти ничего не изменилось. Монтана получил два сэка на первом драйве после перерыва и «Фотинайнерс» пришлось пробивать пант. К этому моменту у него было только 12 точных пасов из 26, и менее 150 ярдов по воздуху. «На Джо разом навалились все проблемы, которые только можно представить, - вспоминал Уолш, - Главной из них было чрезмерное давление, которое на квотербека оказывали пас-рашеры соперника. Мы ничего не могли выполнить на поле, даже самый простой розыгрыш терпел неудачу. Стало очевидно, что было необходимо что-то срочно менять, чтобы хотя бы сохранить лицо в проигранном матче. Суровая реальность заставила меня обратиться к Стиву Янгу. Это спонтанное решение могло переломить ход игры даже в условиях постоянного пас раш. Меня убивала мысль, что я должен посадить Джо на лавку. Когда Монтана вернулся с поля после очередного неудачного драйва, я обнял его за плечи, но постарался избежать излишней сентиментальности. Я просто сказал: «Мы собираемся продолжить со Стивом». Моя работа заключается в том, чтобы выигрываться футбольные матчи. Я обязан смотреть на ситуацию с профессиональной точки зрения и стараться избежать проявления эмоций. Тогда передо мной стоял выбор: все или ничего». У тренера не было никаких иллюзий относительно спорности такого решения. Джо Монтана был фирменным знаком не только «Фотинайнерс», но и всего города. По степени влияния на болельщиков региона никто из спортивных деятелей не мог сравниться с ним не только в настоящее время, но и в исторической перспективе. Решение убрать Монтану с поля в самый ответственный момент на пути к Супербоулу неизбежно заставляло задуматься о том, сколько проклятий обрушится на Уолша в течение следующих месяцев. Даже если тренер не думал о таких последствиях замены Джо, он получил немедленный ответ на собственной бровке. Дуайт Кларк стоял всего в нескольких шагах от тренера, когда было принято решение. «Что за дерьмо! – кричал на все поле Кларк, - Это полная херня! Вы понимаете!?». Билл услышал его крик, но не обратил внимание. И его стратегия действительно сработала. Первый пас Стива Янга принес сразу 31 ярд и продвинул мяч на глубину половины поля соперника. Чуть позже квотербек принес команде очки. Его способность делать резкие скрэмблы чуть позже принесла «Фотинайнерс» еще один тачдаун. К сожалению, защита хозяев после перерыва показывала тот же футбол, что и в первые 30 минут игры. Единственным светлым пятном был возврат перехвата в тачдаун незадолго до ухода Монтаны, но рывок нападения во главе с Янгом не получил поддержки от защиты. На каждые очки, набранные Янгом, «Миннесота» отвечала результативным драйвом. Запоздалый рывок «Фотинайнерс» уже не позволял рассчитывать на победу. Как вспоминал Уолш, последние минуты игры сопровождались «абсолютным страданием» на боковой линии команды хозяев. «Мы были в состоянии шока, все еще не веря в происходящее», - отмечал тренер. «Миннесота» выиграла матч со счетом 36-24. На следующей неделе «Вайкингс» проиграют «Вашингтону», который позже выиграет свой второй Супербоул, сравняв по количеству титулов Гиббса и Уолша. В очередной раз Уолш был раздавлен. Он покинул стадион после короткого разговора с игроками. На следующий день, когда футболисты собирали свои вещи из шкафчиков офиса на Редвуд-сити, никто из них не видел тренера. Он просто исчез для всех, оставшись наедине со своими переживаниями. После короткого звонка из раздевалки, когда Уолш произнес только два слова – «Я проиграл», - Кристина Хэнсон не слышала Билла на протяжении следующего месяца.


Намного позже Уолш назовет матч с «Миннесотой» худшим поражением в своей карьере, хотя подобные эпитеты он адресовал множеству игр за последние годы. Однако в случае с «Вайкингс» такое утверждение полностью соответствовало его состоянию. Погружение в отчаяние и депрессию было стремительным. «Я никогда не видела Билла таким раньше, - вспоминала Кристина, - Это был поворотный момент. С этого времени его собственные демоны постоянно заставляли чувствовать, что он больше не может побеждать. Уолш был подавлен, и на протяжении следующих нескольких месяцев ничто не могло поколебать его полную уверенность в собственной ничтожности. Он не знал, что ему делать, где быть. На долгое время он просто потерял людей и время, он не мог найти спокойствие. Это была эмоциональная пытка». Поражение от «Миннесоты» также стало поворотным моментом в отношениях Билла и Эдди. После матча ДиБартоло-младший даже не удосужился зайти в раздевалку, и покинул «Подсвечник» вне себя от гнева. На протяжении двух следующих месяцев он не разговаривал с Биллом, не предпринимал попытки встретиться. «У него был свой путь, на котором Эдди мысленно представлял только победы, - объяснял Уолш, - Эта игра шокировала всех, но в большей степени именно Эдди. Я тренировал разные команды десятки лет, понимал динамику игры и нередко испытывал разочарование от поражений. Эдди не умел мириться с неудачами, у него не было такого чувства. Действительно, это было трудно, ведь на протяжении всего чемпионата мы выглядели здорово и Эдди всерьез поверил в очередной Супербоул. Поражение от «Вайкингс» навсегда испортило отношения между нами». Всю зиму и весну ДиБартоло досаждал гневными тирадами окружающих и, в особенности, личного адвоката Кармена Полиси. Он вновь и вновь убеждал всех, что Уолш должен быть немедленно уволен. Действительно, этот якобы «Гений» на протяжении трех лет подряд проигрывает в первом же матче плей-офф. Разве за это ему платят миллион долларов в год? Опытный посредник Полиси пытался разрядить напряженность между боссом и тренером. Он неоднократно доказывал Эдди, что, возможно, Уолш взял на себя слишком много обязанностей. Если сферу полномочий Билла сузить, то дела могли заметно поправиться. Полиси предлагал оставить тренеру полный контроль над командой, убрав функции управления офисом «Фотинайнерс» и обязанности по строительному надзору на Кендлстик-парк. После двух месяцев мучительных сомнений, неоднократного изменения решений о дальнейшей судьбе Билла, владелец «Фотинайнерс» смирился с необходимостью дальнейшей работы с Уолшем. В качестве компромисса со своим эго Эдди забрал у Билла пост президента клуба и занял его сам. Полиси довел эту новость до Уолша во время традиционной весенней встречи НФЛ на курорте в Финиксе. Беседа состоялась в приватном кабинете в одном из местных ресторанов. В какой-то момент Уолш оказался настолько разъярен решением Эдди, что со всего размаху швырнул стакан через комнату, разбив его о стену. Один из осколков отлетел прямо в Полиси и порезал ему ухо до крови. Адвокат пытался успокоить тренера, предложив повышение зарплаты на $ 100 000, хотя ничего подобного Эдди ему не поручал. Эта повышение оклада приведет к очередному истеричному скандалу между ДиБартоло и Уолшем. Чуть позже Билл заявил, что потеря поста президента «Фотинайнерс» ничего не значила для него, и он будет только рад спихнуть эти обязанности со своих плеч. Но очевидно, что тренер лукавил. Задумываясь об окончании тренерской карьеры, Уолш всегда представлял свое будущее в роли президента команды. Теперь эта мечта была разбита, словно стекло. В конце концов, Уолш и Эдди смогли сгладить конфликт и продолжить работу, но прошли долгие годы, прежде чем их отношения вернулись в дружеское русло. «Именно с того времени, - признавался Уолш, - Я постоянно начал думать об уходе из команды».

Пауло Ди-Канио
Спасибо, были опасения потому что помню читал книгу про англичанина-еврея задумавшего объездить всю нфл, а она закончилась на середине((((((
salcon
Сесибон!
FatGuy
Спасибо! Дождался! Кстати, понимаю, что вопрос не сюда, а где продолжение про Нейта Джексона?)
Pedro Alvadorez
sigr76 написал: Pedro Alvadorez написал: Сколько глав осталось? Еще шесть глав осталось
Кррррррасота!
sigr76
Pedro Alvadorez написал: Сколько глав осталось?
Еще шесть глав осталось
Pedro Alvadorez
Сколько глав осталось?
SirMichael
Наконец-то! Я уже переживать стал