NFLRUS.ru

ОСНОВАН 14 ОКТЯБРЯ 2007 ГОДА ВСЕ ОБ ИГРАХ И СОБЫТИЯХ В МИРЕ NFL

Почему Крис Харрис остался незадрафтованным


Устаканив ситуацию с Денвером по поводу последнего контрактного сезона, Харрис во всеуслышание заявил, что 2019 станет лучшим годом в его карьере. Мотивация понятна – Крис мечтает подписать последнюю значимую сделку в своей профессиональной карьере. Хороший повод, чтобы разобраться, почему некоторые элитные игроки оказываются незадрафтованными и как сообразительные команды могут использовать эту неэффективность футбольного рынка.


Бронкос взяли Харриса по ходу «приоритетного» периода подписания свободных агентов, сразу после драфта, заполнив им одно остававшееся место в ростере. Среди десяти незадрафтованных агентов, которые понравились Денверу, подписной бонус Харриса составил $2000 – меньше не получил никто. «Я знал, что занял последнее место в предсезонном списке, потому что такие невероятные деньги достались мне одному», - как-то пошутил Харрис. В первом официальном депф-чарте перед первыми предсезонным матчем ди-бэк считался четвертым корнербэком на левой стороне поля. Фактически, он делил 7-8 место среди всех корнеров в ростере 2011.

Несмотря на скромное начало, Харрис, за счет отличной игры в спецкомандах, завоевал себе место среди финальных 53 человек, а к седьмой неделе уже получим место слот-корнербэка. По итогам сезона он оказался в первой сборной новичков. На главную вечеринку Харрис попал год спустя, когда на шестой неделе, играя внешним корнером, дважды перехватил передачи опытного Филипа Риверса. Первый Пробоул пал в 2014, Супербоул в 2015, первая сборная НФЛ в 2016. Отыграв несколько сезонов за спасибо, в 2014 году Харрис поставил подпись на пятилетнем контракте на $42,5М. После таких денег шутить про две тысячи стало намного проще.

Ситуация Криса Харриса перед драфтом

Сейчас, зная успехи Харриса, легко сказать, что его должны были драфтовать и не абы когда, а в первом раунде. Но и теперь, признавая топ-уровень защитника, непросто найти то главное, что выделяло бы его на фоне толпы из таких же игроков, отправляющихся покорять мир.

В колледже Канзаса Харрис был тэкл-машиной, сделав 290 захватов за четыре сезона, но его продуктивность на пасовой игре не впечатляла от слова совсем. После трех перехватов за первые два года в Джейхокс, Харрис ограничился 9 сбитыми передачами на третий. В выпускной год он вообще полсезона отыграл в роли сэйфти, что окончательно пригвоздило цифры к полу – один сбитый пас и ноль перехватов. Не удивительно, что все награды и студенческие сборные прошли мимо него. Все, чем может похвастаться Крис – незначительными почестями на первом курсе.

Давайте проследим награды Харриса еще дальше, до школы. До старших классов он считал себя баскетболистом, поняв в итоге, что играть в футбол получается намного лучше. Естественно, что рекрутинговые агентства и крупные студенческие программы, ищущие будущее футбола, не обращали внимания на баскетболиста Харриса, вдруг решившего вскочить на подножку уходящего поезда. Его оценили на 2 звезды. Официальные предложения Харрис получил от пяти программ – интерес проявили Канзас, Колорадо Стейт, Айова Стейт, Тулза и Вайоминг. Выбирать пришлось лучшее из худшего.


Переход на позицию сэйфти лишь навредил преддрафтовому статусу Харриса даже без учета его нулевой статистики. Со своими 176 см и 88 кг он был андерсайзом даже для роли корнербэка и точно намного ниже пороговых значений для большинства команд как сэйфти. Остальная часть его спортивного профиля была нормальной, без явных красных флагов, но при этом Криса ничего и не выделяло – не было ни прыгучести, ни выдающейся скорости, ни взрывного рывка. Скаутские отделы НФЛ видели сотни аналогичных профайлов.

Кроме того, Харрис стал жертвой обстоятельств. В его первом сезоне Канзас закончил год 12-1, обыграв Вирджинию Тек в Оранж Боуле, заработав общий 7-й рейтинг. На следующий год Джейхокс сыграли 8-5, вновь выиграв Боул. Третий сезон для Харриса и Канзаса начался превосходно – они стартовали 5-0, после чего у машины отвалились сразу четыре колеса. Главный тренер Марк Манжино вляпался в скандал, связанный с ненадлежащим обращением с игроками, год закончился семью поражениями подряд, после чего Манжино ушел в отставку. Новым тренером назначили Тернера Джилла, для которого Джейхокс стали первым опытом единоличного руководства командой. Не удивительно, что они финишировали 3-9. Это был выпускной год для Харриса. Никто из футболистов программы не был выбран на драфте 2011.

Проблемы с тренерским штабом навредили карьере Харриса. Он заслужил уважение в раздевалке, и команда дважды голосовала за то, чтобы выбрать его капитаном, но Джилл, похоже, пытался самоутвердиться, самолично назначив капитаном кого-то другого. Да и перед скаутами НФЛ он совершенно не пиарил Харриса, словно забыл, что это его последний сезон перед драфтом. И понятно, что слова опозоренного Манжино уже не имели того веса, что всего пару лет назад.

Программа Канзаса не являлась футбольным лоном и редко выпускала защитников высокого уровня, но даже при этом специалистам из лиги было с кем сравнивать Харриса. И сравнения оказались не в его пользу. Корнербэк Акиб Талиб, один сезон поигравший с Крисом в Джейхокс, обладал редкими габаритами и был выбран на драфте 2008 в первом раунде. Сэйфти Даррелл Стукки вышел на драфт за год до Харриса и был выбран в четвертом раунде.

Харрис пострадал и от предрассудков, связанных с позицией корнербэка. Хотя он доказал, что способен на достойном уровне играть на внешней стороне поля, его, как и большинство игроков с такими размерами, видели только инсайдом. И хотя большинство команд используют расстановку с тремя ресиверами все чаще и чаще, они редко рассматривают слот-корнербэка как игрока стартового состава, и не готовы много вкладывать в эту позицию.


Да, менталитет потихоньку меняется, но предрассудки никуда не делись. Недавний пример – Десмонд Кинг, получивший приз Джима Торпа как лучший ди-бэк студенческого футбола, рухнул в пятый раунд на драфте 2017 из-за опасений, что неидеальные габариты и скорость позволят использовать Кинга исключительно как слот-защитника. Кинг доказал всем, и Чарджерз в том числе, что страхи были напрасными, попав в 2018 в первую сборную Олл-про как ди-бэк, а во вторую как пант-ретернер.

Харрис же попал в идеальный шторм: небольшая комплекция, размеры едва-едва, печальная продуктивность, программа-лузер, тренер, отказавший в поддержке, неудачная смена позиции, более известные товарищи по программе и прогнозы на роль «он только слот» - все вкупе сделало Криса невидимкой для НФЛ.

Самое важное для корнербэка

Безусловно, корнеру необходимо обладать определенными физическими параметрами – известно не так много хороших корнербэков низкого роста и средней скоростью. Но и высокие, быстро бегающие атлеты необязательно будущие звезды, если они не могут похвастаться мастерством в прикрытии или игре на мяче. Тут много нюансов. Хватит ли у вас терпения на линии скримиджа? Насколько классная у вас работа ног? Можете ли прочитать вертикальный маршрут ресивера? Сможете ли среагировать на его движения без оверреактинга? Способны ли вы отследить мяч в воздухе – определить траекторию, точку ловли? А читать глаза квотербэка в зонном прикрытии? Знаете ли вы, в какой момент нужно развернуться и смотреть на мяч, а в какой играть по рукам принимающего? Этот набор навыков не отображается в цифрах скаутского Комбайна и не обязательно отразится в таблице со статистикой.

Как минимум не стоит удивляться, что Крис Харрис – лишь один из немногих позднераундовых или незадрафтованных корнербэков, добившихся успехов в НФЛ. Легион оф Бум Сиэтла поддерживали на плаву Ричард Шерман (5 раунд) и Брендон Браунер (андрафтед, подписанный из КФЛ) – два корнербэка с совершенно иными физическими параметрами, чем у Харриса, который выигрывает за счет длины рук и скилла на мяче. Шансы Сиэтла на второй Супербоул были разбиты Малколмом Батлером, незадрафтованным агентом, андерсайзом из крошечной программы Западной Алабамы. Год спустя Каролина встретилась с Харрисом в Супербоуле – одна из их звезд, плеймейкер Джош Норман, играл за маленькую местную программу и был взят в 5 раунде, плохо пробежав 40 ярдов, но приятно удивив размерами, конкурентоспособностью и навыками на мяче. Брент Граймс, Эй Джей Бойе, Сэм Шилдс – все это примеры незадрафтованных корнербэков с долгими и успешными карьерами в лиге.

С распространением спред-нападения командам приходится все больше и больше углубляться в игру своей секондари, чтобы грамотно управлять все возрастающим количеством дайм- и никель-схем. Умные команды поймут, что не обязательно тратить топ-пики на корнербэков – правильный подход подразумевает определение критических факторов, способствующих их отличной игре на поле. Факторов, которые при оценке выходящих на драфт студентов не всегда видны невооруженным глазом. Хорошая новость для будущих проспектов, чьи параметры или статистика не являются пределом мечтаний для НФЛ – в ростерах лиги никогда не будет слишком много корнербэков высокого уровня. Команды всегда будут в поиске следующего неограненного алмаза. Следующего Криса Харриса.

Оригинал статьи на insidethepylon


rotoz
semroal написал: Был в конце нулевых в Титанах ГМ (Сэйдж Розенфеллс), который поиск хороших корнеров в низких раундах на поток поставил. Буквально за 5 лет взял Финнегана (7-й раунд), Кери Уильямса (7-й), Джейсона МакКорти (6-й), Альтеррана Вернера (4-й)... Но он же в первом раунде взял Пакмана Джонса и в третьем Раяна Маутона, которые сильно разочаровали.
Удача или он нашел те параметры, на которые не обращали внимания другие - вот вопрос.
semroal
Был в конце нулевых в Титанах ГМ (Сэйдж Розенфеллс), который поиск хороших корнеров в низких раундах на поток поставил. Буквально за 5 лет взял Финнегана (7-й раунд), Кери Уильямса (7-й), Джейсона МакКорти (6-й), Альтеррана Вернера (4-й)...

Но он же в первом раунде взял Пакмана Джонса и в третьем Раяна Маутона, которые сильно разочаровали.