NFLRUS.ru

НАРОДНЫЙ САЙТ БОЛЕЛЬЩИКОВ С 2007 ГОДА ВСЁ О СОБЫТИЯХ В NFL

«Tailgate to Heaven». Season. Week 6 (at Vikinkgs, at Browns)

В предыдущей части:

- В чем «Джетс» лучше «Джайнтс»

- Как играть на гандикапе

- «Питтсбург» без всяких примесей

- Почему жеребцы несутся в Альпы

- Американские представления об английской кухне

Игра 11. Неделя 6. «Детройт Лайонз» – «Миннесота Вайкингз», «Хуберт Хамфри Метродом»

Счет: 10-12. Показатель хозяева-гости: 9-2. Вместимость: 64,111. Посещаемость: 62,867. Стоимость билета: 87 долларов – я купил за 87 через Ticketmaster. Изображение на билете: электронный билет. Маскот: «Виктор», персонаж с приделанными к шлему рогами, и «Рагнар» - единственный в лиге маскот в образе реального человека – бородатый длинноволосый в звериной шкуре. Товар: пурпурно-белая шутливая шляпа. Местная еда: чили с говядиной.

За несколько дней до матча я позвонил в PR-службу «Вайкингз» и ввел их в курс своей поездки. Отзывчивый парень на том конце провода был так любезен, что пообещал оформить мне аккредитацию и еще извинялся, что не может сделать что-то большее. Я как-то даже начал подтапливать за «Миннесоту», чего со мной по понятным причинам ранее не случалось.

Я прибыл на тэйлгейт довольно рано. Фан-зону по сути еще даже не открыли. Я подошел к огромному грузовику, сплошь облепленному логотипами НФЛ. Это была миниатюрная ТВ-студия, снимавшая сюжет про фанатов со всей страны. Болельщики должны были рассказать, как они здесь все такие без ума от НФЛ и поделиться какой-нибудь душещипательной историей. Авторы лучших баек получали билеты на Супербоул. Внезапно дверь распахнулась и из машины вышел Супер Вайкинг Сид Дэви. Зачастую именно он считается самым крутым фанатом НФЛ, первым номером среди них. Его кличка – «Никакого сыра. Сто процентов». Сид известен тем, что когда экс-игрок «Викингов» Рэнди Мосс прыгал на трибуны после тачдаунов, он попадал в объятия именно Сида.

Тут – из серии «внезапно» – я увидел гигантскую рогатую гориллу в джерси «Вайкс», крутящую педали трехколесного велосипеда. Впереди нее сидел пожилой человек, а сзади – кто-то опять же в костюме гориллы. Это был настоящий сюр, но судя по реакции окружающих заморачивался на этом один лишь я.

Взяв камеру и крупный объектив, я пошел забирать аккредитацию. Прям как взрослый. В кои-то веки мне не надо было предъявлять на входе билет. Внутри я спустился к полю, где также было полно фанатов. Я даже не знал, что футболисты разминаются при таком скоплении народа.

Новая сэк-машина «Миннесоты» Джаред Аллен раздавал автографы направо и налево. Над его прической в стиле «Висконсинский водопад» можно было бы поржать, но зная, как легко он расправляется с квотербеками, лучше подумать дважды, прежде чем шутить на эту тему. Я подошел поближе, рассказал Джареду о своем путешествии и попросил подписать майку. «Классная идея!» - сказал Аллен и оставил автограф. Круть.

Времени до кик-офа еще хватало. Свое место искать мне не надо было, так как имелась аккредитация. Поэтому я решил вернуться и потусить на тэйлгейте у Ханса.

Покинуть стадион было большой ошибкой. Пронести обратно камеру через охрану я уже не мог, хотя только что выходил с ней в руках, а на сумке стоял соответствующий штамп. Возвращаться в отель было не лучшим вариантом по времени, так что я оставил аппаратуру у тэйлгейтеров в их гольф-мобиле.

Распечатав электронный билет и взобравшись повыше к табличке «Оружие разрешено», я уселся на свое место. Вокруг было полно болельщиков, ряженых викингами с различным средневековым оружием. Откуда только они это все достали?

Публика была достаточно разогрета, но сама игра подкачала. Адриан Питерсон сделал более ста ярдов выносом, но ситуацию это не спасало. Лишь когда «Лайонз» оформили тачдаун, «Вайкингз» взялись за ум, и экс-принимающий «Беарз» Бернанд Берриан поймал длинный пас в зачетную зону. Тогда наконец трибуны напомнили о себе.

На матче «Миннесоты» было очень много конкурсов и прочего интерактива с фанатами. Но может, это бросилось мне в глаза из-за качества игры? А может, потому что на закрытой арене такие мероприятия проводить проще? Было прикольное соревнование гитаристов. Затем женщина пыталась попасть мячом в багажник машины с десяти ярдов. Позже на поле высыпали маскоты и начали играть в контактный футбол против малышей, их команда звалась «Поп Уорнер». Когда мелюзга занесла тачдаун, то сорвала самые большие овации за вечер.

Руди момент: Лонг-кэтч Бернарда Берриана. Почему он так не ловил в 2006-м, когда выступал за «Беарз»?

Оранж плей: Квотербек «Детройта» Дэн Орловски дурацким образом выбежал за пределы поля в собственной зачетке, подарив сопернику простейший сэйфити.

Тру фан: Было, из кого выбирать. Джи зе Вайк живет в Англии, но у него есть сезонный абонемент «Викингов». Сид Дэви настолько известен, что появляется даже в игре Madden. Он приезжает на каждый домашний матч, хотя сам живет в Канаде. Он надевает на игры кольчугу, пояс рестлера, раскрашивает лицо в желто-пурпурные цвета, напяливает шлем с рогами и желтой косичкой. Плюс он весь украшен тематическими татуировками. Но победителем я назову Ханса Штайнигера за его «Квест».

Я ушел со стадиона в заключительной четверти, потому что впереди были 700 миль до Кливленда. Хотя матч и не был выдающимся, покидать трибуны заранее – полный отстой. Никогда не знаешь, как все может обернуться на самом флажке. Я подошел к тэйлгейтерам и досмотрел с ними футбол. К счастью, мои вещи были на месте. Жаль, что франчайзы НФЛ расквартированы так далеко друг от друга. Всегда есть риск пропустить что-то важное в самый неожиданный момент.

Игра 12. Неделя 6. «Нью-Йорк Джайнтс» – «Кливленд Браунз», «Браунз Стэдиум»

Счет: 14-35. Показатель хозяева-гости: 10-2. Вместимость: 73,200. Посещаемость: 73,102. Стоимость билета: 60 долларов – я купил за 60 в кассе. Изображение на билете: текст на водяном знаке «Браунз». Маскот: четыре собачки – КБ, Чомпс, ТД и Траппер. Товар: пенопластовая лапа «Браунз» плюс куча халявы. Местная еда: стейк и рыба из Великих Озер.

Известный фанат «Браунз» До Паунд Майк говорил мне, что «футбол и тэйлгейт неразделимы. Этот как арахисовое масло и желе – одно без другого не катит». Наслышавшись о кливлендском тэйлгейте, я направился в так называемый Мани Лот, но большинство болельщиков уже шли к стадиону, и мне приходилось непросто. Словно лососю, плывущему против течения. Атмосфера была что надо. Фаны «Браунз», чьим маскотом является собака, издавали лающие звуки. Мани Лот оказался небольшим и уютным местечком. Джей ДиЕуженио описывал его как лучший тэйлгейт в НФЛ, особенно когда в город приезжают «Стилерз».

Вдалеке я увидел огромного искусственного пса, чьим предком когда-то был обычный школьный автобус. Рядом находилась внушительных размеров деревянная конура. Тут же нашлись и организаторы всего этого действа – Марк Филдер и Скотт Нуннари, назвавшие свой тэйлгейт «Мани Лот Браунз Бэйкерс».

В автобусе все ходило ходуном – все пили, танцевали и слушали музыку. Повсюду можно было увидеть разные безделушки «Браунз», их товары и фотографии известных футболистов. По центру пролегала длинная барная стойка, по обе стороны которой сидели люди, уставившиеся в экран. Стойка упиралась в два громадных пивных кега. Весь автобус был пропитан пивом! Не удивительно, что здесь было столько народу. У этой собаки на колесах приподнималась в одном месте крышка, когда нужно было слить воду, что выглядело весьма характерно. Что, впрочем, можно сказать и про два свисающие сзади у нее шара. В связи с этим раздавались скабрезные шуточки про фанатов «Питтсбурга» и «заваренный чай» для них.

Вернувшись к конуре, я подошел к Марку, который общался о чем-то со своим другом. У того были длинные волосы, и он только что на своем «Харлее» объехал всю страну вместе со своей девушкой. Я спросил, как ему удалось уговорить подругу на такое безумие. «Это было несложно. Мне 45, ей 24. Это была наша вторая годовщина. Она хотела ехать, забила на работу и сделала это!». Хм, возможно, этот черт сумел бы уговорить и Стеф…

Внезапно Марк сказал мне, что Джо Кан здесь. «Я думал, он в этом году на НАСКАР», - удивился я. «Так и есть, но сегодня он тут». Надо было выбирать – кик-оф Мандей Найт Футбол или встреча с Джо Каном.

В каждой культуре и субкультуре есть свой гуру, мифическая фигура, живая легенда. В мире тэйлгейта это Джо Кан. Я знал, что он обычно не ходит на стадионы и, скорее всего, отчалит до того, как я вернусь с футбола. Получалось, либо сейчас, либо никогда.

Я подошел к большому автодому и, заметно нервничая, представился. Джо считается настоящим кладом в среде тэйлгейтеров, и вскоре я понял, почему. С 1994 года он непрерывно тэйлгейтит. Он на пенсии, живет в автодоме вместе с женой и кошкой Софи и занимается собственным сайтом tailgating.com. Он побывал более чем на пятиста футбольных матчах и преодолел более пятиста тысяч миль. В 1994-м он приезжал к каждой арене НФЛ в течение сезона. Поводов волноваться у меня, на самом деле, не было. Потому что Джо мгновенно превратился в одно большое ухо, как только я рассказал ему о своей идее.

Он пригласил мне в свой дом, в Джомобиль. Самопровозглашенный комиссионер тэйлгейтинга он обычно обходит все кругом, удостоверяясь, что у всех все отлично. Дверь в спальню была приоткрыта, и можно было заметить обширную коллекцию футболок на стене. У Джо есть джерси каждой команды в нескольких экземплярах. В этот раз он надел майку «Кливленда». Кроме того, висели вымпелы каждого франчайза НФЛ. Взгляд на эти треугольные сувениры мгновенно унес меня в далекое детство, в 1990 год, когда я впервые увидел вживую футбол. К моему удивлению, Джо сказал, что тоже был на той игре. Более того, он был и на матче «Беарз» в Аризоне в 2006-м, и на матче открытия этого сезона в Нью-Йорке. Этот мужик был везде!

Джо – человек, располагающий к себе, очень приветливый, заботящийся о собеседнике с дедушкиной любовью. Он не только сам рассказывал о своих приключениях, но и с радостью выслушивал мои впечатления. Один из самых прекрасных людей, которых я когда-либо встречал. Я был никто ему, но сидел у него дома и ценил коллекцию джерси.

Когда в 1996 году он назвал себя «комиссионером тэйлгейтинга», никто не стал возражать. Вероятно, потому, что никто и никогда так долго не занимался тэйлгейтом. Джо объяснил мне, что не идет на стадион, потому что «и так слишком вовлечен в происходящее». Если бы все было по его воле, «обе команды выигрывали бы».

Джо посоветовал мне задавать людям побольше вопросов, общаться, записывать имена, но главное – самому получать удовольствие. «Это твоя поездка, не чья-либо еще, так что вперед и с песней». Я вручил ему одну из своих футболок, а взамен получил специи, которыми он пользуется при приготовлении еды. На них красовалась надпись «Сезонное от комиссионера».

Как и мне, Джо пришлось пойти на определенные жертвы. Он перестал быть главой кулинарной студии. Продал свой дом и школу, так как хотел всю оставшуюся жизнь ездить от тэйлгейта к тэйлгейту и готовить домашнюю еду. И он ни разу не пожалел о своем выборе.

Я задумался о том, а мог бы я так? От матча к матчу, от тэйлгета к тэйлгейту? Не уверен, что это все нужно Стеф, но может все изменит первый опыт ее тэйлгейтинга?

За каждую пройденную Каном милю в 2005 году компания Campbell отправляла одну банку супа в фонд помощи жертвам урагана Катрина на Южном побережье, где была кухня и самого Джо. Люди часто спрашивает у него, где самый лучший тэйлгейт. «Там, где вы находитесь в данный момент, - обычно отвечает он. – Это последнее главное изобретение американцев, где каждому рады, где каждый накормлен, где все друг другу братья».

Я заикнулся, что хотел бы попробовать свои силы в качестве тэйлгейтера. Совет Джо был следующим: «Неважно, сколько ты приготовил еды для тэйлгейта. Просто убедись в том, что есть что-то про запас, чтобы поделиться с другими. Самое важное – это как ты проводишь время со своими друзьями. Когда все вместе, любая еда сразу становится вкуснее». Хотя я пропустил кик-оф, большую часть первой четверти и предматчевый разогрев, я был счастлив провести эти минуты в компании Кана.

Я распрощался с Джо и помчался к Рейне, работнице маркетингового отдела «Браунз». За несколько часов до кик-офа она подыскала мне билет. И хотя достать проходку в Даг Паунд не получилось, меня посадили совсем рядом с этим сектором. Даг Паунд – место позади одной из энд-зон, где сидят обычно самые экстремальщики. Чаще даже стоят и гавкают. Считается, что именно здесь царит самая настоящая шиза во всем футболе. Когда команда возродилась в 1999-м, члены Даг Паунд потребовали, чтобы на их трибуне сидения не устанавливали. В 1995 году «Кливленд Браунз» были проданы и превратились в «Балтимор Рэйвенз». Самые влиятельные фанаты «Кливленда» настаивали на возвращении «Браунз» в НФЛ и своего в итоге добились.

Когда я добрался до места, счет был 7-3 в пользу «Джайнтс». Но все вокруг кипело и бурлило. «Браунз» двигали цепи, и между снэпами весь стадион был на их стороне. Внезапно хозяевам удался отличный розыгрыш, и Джамал Люьис забежал в зачетку. С этого самого момента на трибунах и на поле творилось нечто невообразимое. Илай Мэннинг и «Гиганты» так и не смогли найти свою игру и были биты.

Передо мной сидела семья с сыном. Отец, заслышав английский акцент, начал интересоваться у меня соккером. Оказалось, что он сам тренер, играет на позиции голкипера и болеет за «Астон Виллу», потому что владелец «Браунз» также является хозяином и «Виллы».

В перерыве два чувака опознали меня по заметке в огайской The Plain Dealer. Они сказали, что в VIP-ложе сидит жена Илая Мэннинга – Эбби МакГрю, причем сидит она рядом с легендой «Коубойз» Эммитом Смитом.

Весь вечер я получал смски с просьбой о встрече с незнакомого номера. После игры у кромки поля мне встретился странный дядечка с глазами, полными слез. Я спросил его, как давно он болеет за «Браунз». «35 лет», - ответил он. «И как долго вы ждали подобной победы?». «35 лет», - повторил он еле слышно. Поразительно, но это был один из работников «Браунз». В руках у него была коробка с кучей всяких прибамбасов от «Кливленда». Все это предназначалось мне.

Руди момент: При счете 14-27 корнербек «Браунз» Эрик Райт сделал перехват на своих 10 ярдах и вернул его в тачдаун, пронесясь мимо опешившего Мэннинга-младшего.

Оранж плей: Второй интерсепт Мэннинга, ставший легкой добычей соперника.

Тру фан: Член PFUFA Бон Лэди. Она была одета в платье «Браунз» с надписью «Кости вверх», а на голове у нее был парик, стилизованный под большой шлем в виде кости. Кроме того, она водила машину, всю обклеенную стикерами «Браунз» со светящейся огромной костью наверху.

После матча водители разъезжались по домам, непрерывно сигналя, высовывались из окон и подражали лаю собак. Я заметил, как свои вещи собирает Скотт. Он заявил, что очень гордится тем, что его тачка (которую он ласково называл «мой музей») победила на только что прошедшем конкурсе болельщиков «Браунз». «С августа по январь наша жизнь крутится вокруг этой команды. Мы планируем все, отталкиваясь от календаря матчей и связанных с ними событий. Жертвуем многим, но приобретаем друзей. Мы начинаем спозаранку, заканчиваем за полночь, придумываем костюмы, декорации, темы, и все это ради команды, которая не выигрывала чемпионат с 1964 года и вообще не балует победными сезонами в последнее время. Мы – сливки фанатского общества», - подвел черту Скотт.

Тур по «Браунз Стэдиум»

Считайте это моим первым одиблом во второй четверти. Руководство «Кливленда» организовало экскурсию по арене, мою вторую в этом сезоне НФЛ. В этот раз было позволено пройтись по кромке поля. Мой гид Стив снимал, как я медленно спускался вниз к зачетной зоне. На мгновение я затаил дыхание и затем помчался вдоль энд-зоны. Я представил себя ресивером на дальнем маршруте. Еще слышно было эхо трибун с вечернего матча. С Даг Паунд в мой адрес раздавались скандирования. Там лелеяли веру, что я поймаю мяч и выиграю встречу. Я обернулся и увидел воображаемый мяч, летящий в мою сторону. Вскинул руки и плюхнулся на газон, прижимая его к себе. Тачдаун!

Станцевав, как полагается в таких случаях, я посоветовал Стиву сделать копию записи и отправить ее главному тренеру: «Просто на случай, если вам вдруг понадобится лишний принимающий».

Стив с удовольствием показал и рассказал мне все об аппаратуре, установленной на стадионе. Сколько там камер, какого они размера, сколько стоят и так далее. Я все четче понимал, как тесно связаны футбол и ТВ между собой. Паолантино считает, что «MNF помогает профессиональному футболу обойти бейсбол в списке самых популярных видов спорта Америки». NFL Films наращивает обороты, позволяя фанатам чувствовать себя вовлеченными в каждый эпизод, происходящий на поле.

Многие болельщики предпочитают следить за игрой по телевизору, а не на стадионах. Тунисон говорит, что «при высоких ценах на пиво, слабом освещении и пробках аренам НФЛ надо придумывать что-то кардинальное новое, чтобы привлекать фанатов: гораздо удобнее посмотреть игру по ТВ». И тем не менее при все более возрастающем влиянии ящика посещаемость в лиге растет из года в год.

Отчасти стадионам помогают джамботроны. Достаточно вспомнить пример новой арены «Далласа» с их огроменным экраном. У многих уже вошло в привычку следующее. Ты смотришь розыгрыш, он заканчивается, ты даешь пять соседу, поднимаешь голову к джамботрону, смотришь повтор и снова даешь пять.

Считанного количества матчей хватило, чтобы понять, как всем нравится увидеть себя по джамботрону. Из людей так и прет позитив, даже если их команда проигрывает. Некоторые франчайзы с помощью экранов устраивают обнимашки и поцелуйчики, другие выхватывают лучший танец или самый громкий крик.

В 1960-х НФЛ признало Сэма Хаффа первым игроком, который «засветился». Во время одного из матчей футболист без особого резона крепко затэклил Хаффа. После игры тот признался Хаффу, что «всего лишь хотел, чтобы его показали по телеку».

Стив повел меня дальше показать решетки, за которыми держат выпивших буйных до оформления их полицией. Я не мог поверить, что на стадионах имеются клетки. Позже мне рассказали, что на арене «Филадельфии» помимо решеток есть также свой судья. Вечером произошло 21 задержание, что звучало весьма внушительно, хотя я не слышал ни одного грязного слова за игру.

Мы обсудили проблему скальперов. Для меня было нонсенсом, что они кишели у каждого стадиона, продавая билеты на глазах у стражей порядка. Неужели «Браунз» пофигу, кому достаются в итоге их билеты?

Стив ответил, что фанаты и владельцы абонементов могут их продавать, но существуют ограничения. «Браунз», например, разработали правило «три прочерка и до свидания». Если болельщика выдворяют с трибун, напротив его имени в базе данных ставится один прочерк. Если владелец абонемента дает или продает проходку на трибуны кому-либо, а того провождают с арены, обоим ставится прочерк. Три прочерка – и можно забыть о возможности покупать билеты. Система работает так, что волей-неволей задумываешь о том, кому именно ты продаешь проходку.

Несколькими днями позже мне позвонили из Цинциннати с радиопередачи «Животное». Я сказал слушателям, что мои показатели сейчас 10-2 в пользу хозяев. Ведущий программы объявил, что если «Бенгалз» (которые пока не побеждали в этом сезоне) выиграют ближайший матч, мне дадут билет на все оставшиеся в году игры! Я очень надеялся, что моя серия продолжится, а команды будут и дальше предлагать мне проходки за победы.

Зал Славы

17 сентября 1920 года в Кантоне, штат Огайо, был открыт Зал Славы профессионального футбола. Основателями выступили 11 команд, две из которых до сих пор в лиге. Это «Чикаго Беарз», тогда называвшиеся «Дикэйте Стэйлис», и «Аризона Кардиналс», именовавшиеся «Чикаго Кардиналс». Две местные команды – «Кантон Булдогс» и «Акрон Профешоналс» – прекратили свое существование. Но Зал Славы остался в Кантоне, а сам город находится всего в часе езды от Кливленда.

Я не был уверен, сколько именно времени проведу в Зале Славы. Может, там как в Диснейленде и целого дня мало? Я свернул с шоссе на Джордж Халас Драйв, и меня охватил мандраж. Если «Ламбе Филд» считается храмом НФЛ, то здесь ее рождение.

Моему взору открылась круглая приземистая постройка с ротондой, выполненной в ретростиле. Словно Господь Бог занес тачдаун и оставил огромный мяч на крыше здания.

Меня радужно принял персонал. Я был так взволнован, что не обратил внимания на стрелку, указывающую, что начало осмотра – наверху. Лишь потом я понял, что проделал путь задом наперед.

Некоторые комнаты в музеи включали в себя интерактив. Например, бросание мяча, как во многих фан-зонах. Впечатляюще смотрелся стенд, описывающий 20-летнюю историю MNF. На экране крутили величайшие моменты в истории футбола. В отдельном зале показывали хайлайты победы «Стилерз» в сезоне 2005/06, включая интервью игроков и реакцию болельщиков. Низкий поставленный голос комментатора и сильная музыка заставили невольно смахнуть слезу. Хотя «Стилерз» и не были моей командой, я был растроган.

Моменты истории включали в себя артефакты из каждого поколения игры, в том числе бутсы Уолтера Пэйтона, его джерси и шлем. Был стэнд, посвященный сезону, когда «Пэтриотс» выиграли 21 матч подряд, но уступили в Супербоуле «Джайнтс». Серия Иск-боксов означала собой 20-летие видеоигр Джона Мэддена.

К слову, Мэдден, как и многие комментаторы, естественно, бывал на каждом стадионе НФЛ, но свои тараканы у него были. На все свои матчи он ездил в автодоме, который назвал Мэдден Круизер. Все из-за того, что Джон боялся летать. Его авто было оборудовано кожаными креслами, плазмой и отличным кухонным гарнитуром. Все это дело стоило 800 тысяч долларов. У него было два водителя, которые по очереди сидели за рулем. И по сути они жили в автобусе весь сезон.

Джона Мэддена выбрала на драфте «Филадельфия Иглз», но тяжелая травма колена не позволила ему стать профессиональным игроком. В 1969-м в возрасте 32=х лет он стал одним из самых молодых тренеров в истории лиги, возглавив бедствовавших «Оклэнд Рэйдерз». После этой работы он попробовал себя в роли комментатора, а затем стал лицом знаменитых видоигр. В 2006-м его бюст попал в Зал Славы.

Сезон 2008 стал последним в его комментаторской карьере. Проколесив 28 лет по стране, Мэдден решил повесить диктофон (или что там вешают в таких случаях) на гвоздь. В последние годы он работал в основном на Сандей Найт Футбол. Когда я был на матче «Викингов» несколькими днями ранее, Джон Мэдден отказался комментировать воскресную игру в Сан-Диего из-за дорожного конфликта. Таким образом, оборвалась его серия из 476 рабочих недель.

После прошлогоднего Супербоула (2009) 73-хлетний Мэдден ушел на пенсию. Мы с ним были вместе всего один раз – на первой неделе в Индианаполисе. Вместе – значит, в одно время и на одной арене.

Мэдден также обожает тэйлгейты. До такой степени, что издал собственную поваренную книгу тэйлгейтера. «Чем больше я слежу за тэйлгейтингом, тем больше понимаю, что для некоторых это важнее игры, возможно, даже намного важнее», - говорил он.

Затем я осмотрел в Зале Славы артефакты, относящиеся к Супербоулу. Там был представлен нынешний Ломбарди Трофи и все чемпионские перстни. Кольцо «Беарз» было одним из самых маленьких, тогда как «Рэйвенз» – просто огромным с более чем 200 алмазами на нем.

Своя секция была и у болельщиков – так называемый, Виза Холл оф Фанс. В январе 1999-го Visa взялась спонсировать проект, где от каждого франчайза выдвигался один фанат в Зал Славы. Со временем Зал пополнялся новыми именами. То, чего игроки добиваются годами и о чем могут только мечтать, болельщики могут получить, «всего лишь» рассказав, почему именно они круче всех поддерживают свою команду. Не имеет значения, кто, когда и сколько посетил матчей. Важно «чувство братства всех болельщиков и их активные действия, подающие пример другим».

В 2005-м Visa прекратила сотрудничество, и процесс отбора приостановился. Однако в 2007 году члены Зала Славы из числа фанатов сами взялись за это дело. Они переименовались в Профешнал Футбол Ултимэйт Фан Ассошиейшн (PFUFA) и решили, что действующие члены будут искать новых кандидатов. Дэнни Диллман (он же Серджен Кольт) был президентом этой организации в 2008 году.

До сих пор мне встречались два члена PFUFA – Боун Лэди и Кэптен Джет, но тогда эта информация мне ни о чем не говорила. Как много я упустил! В холе висел большой постер Баррел Мэна, одного из первых членов Зала Славы. Серджен Кольт объяснил мне, что требования к фанатам очень высоки. Вовсе не обязательно вычурно одеваться или вести себя вызывающе. Главное – уважать не только свою команду, но и другие.

Кандидаты получают на руки драфт-кард и после этого должны набрать 80 процентов голосов членов PFUFA. В августе, на той же неделе, что происходит и процесс вступления в Зал Славы экс-игроков, они приглашаются на торжественную церемонию. Джо Кан, Джей и Карен ДиЭуженио – почетные члены PFUFA. Ханс получил свою драфт-кард в 2008 году. У меня, кажется, появилась еще одна цель – стать одним из таких суперфанатов.

В следующей части:

- Адам лезет на крышу автобуса, чтобы скидывать оттуда шоты с водкой

- Культовый причесон Чэда Очосинко

- Подколка от Джастина

- «Настоящие американцы, которые защищают страну»

- Возвращение ненадолго домой

- Девочки «Сэйнтсэйшнс»